Устав от войны?

На прошлой неделе наметился явный перелом в затянувшемся на несколько месяцев противостоянии между губернатором города и Уставным судом (УС) Санкт-Петербурга. Похоже, что, подойдя к опасной черте, высшая судебная инстанция Северной столицы все же решила отыграть назад. На это решение, однако, скорее всего подействовало не обращение к здравому смыслу, а угроза нынешнему персональному составу суда и давление со стороны некоторых федеральных чиновников.

Из-за чего поссорились Николай Михайлович с Виктором Николаевичем

Напомним, что открытая резкая конфронтация между Смольным и Уставным судом началась после принятия УС 14 марта этого года постановления, которым суд признал нелегитимной т. н. администрацию губернатора города - орган городского правительства, отвечающий за организацию его работы и координацию деятельности комитетов и районных администраций. До октября 2003 года это подразделение называлось канцелярией губернатора и действовало в тех же самых рамках и практически в том же кадровом составе.

После выборов 2003 года в связи с изменением функций городского правительства Валентина Матвиенко, дабы не затевать долгий процесс формального увольнения и приема на работу заново сотрудников бывшей канцелярии, в постановлении о создании администрации губернатора употребила вместо слова "преобразовать" термин "переименовать". Фактически к этому единственному слову и предъявил свои претензии автор запроса в Уставный суд студент юридического факультета Госуниверситета Евгений Головачев. Однако из этой невинной на первый взгляд неточности были сделаны далеко идущие выводы, поставившие под угрозу само существование и многие решения всего городского правительства: поскольку администрация губернатора была создана "неправильно", значит, и возглавляющий ее с момента создания вице-губернатор Виктор Лобко не имел права участвовать в правительстве. Следовательно, его голос нужно исключить из протоколов заседаний. А порой кворум, от которого впрямую зависит легальность принимаемых решений, обеспечивался всего одним участником.

Понятно, что при возможной формальной правоте решения УС фактические последствия его могут стать катастрофическими для городского хозяйства и экономики: пришлось бы отменять многие решения правительства, если в их принятии принимал участие Виктор Лобко и в случае неучета его голоса не хватало кворума. А многие из этих постановлений касались отношений со стратегическими инвесторами, бюджетного процесса, проектов законов Санкт-Петербурга и т. д.

Очевидно, что последствия своего решения отчетливо понимал и сам Уставный суд. Однако, по мнению наблюдателей, мотивы его поведения лежат не в юридической, а в политической плоскости: как полагают, дело в персональном конфликте между председателем УС Николаем Кропачевым и Виктором Лобко. Якобы их интересы схлестнулись вокруг выборов нового председателя Федерации профсоюзов Петербурга и Ленинградской области: утверждают, что глава УС по совместительству - декан юридического факультета Госуниверситета, ставил на проигравшего выборы представителя Университета Станислава Еремеева. Виктор Лобко, в свою очередь, как считается, способствовал избранию Владимира Дербина.

ЗакС - шаг вперед, УС - два шага назад

В прошлую среду Законодательное собрание Петербурга приняло в третьем чтении законопроект об изменении закона об Уставном суде. В этом документе подробно изложены случаи, в которых судьи УС могут быть досрочно лишены полномочий, и изложен механизм, при котором досрочное прекращение может быть осуществлено решением ЗакСа по представлению губернатора города. Кроме этого, внесена поправка, запрещающая УС рассматривать на соответствие Уставу закон "Об Уставном суде Петербурга" (то есть о себе самом). Таким образом, как полагают наблюдатели, полномочия самого УС впервые подвергнуты таким жестким ограничениям. Несомненно, что принятие этого закона вызовет самую положительную реакцию Смольного как новый мощный инструмент в правовой войне.

В свою очередь Уставный суд накануне этого дня сделал прозрачный намек на то, что он может свернуть боевые действия против городской администрации.

"Признание нормативного правового акта не соответствующим Уставу города не влечет автоматической отмены принятых на его основе других актов. Это означает, что вопрос об утрате юридической силы того или иного акта решается в каждом конкретном случае индивидуально с соблюдением законодательно установленного порядка", - говорится в сообщении, разосланном судом. Согласно разъяснению, следует иметь в виду, что 14 марта суд вынес постановление только по одному, первому пункту постановления правительства об администрации губернатора (в котором как раз и указывается на ее формирование путем переименования). А положения постановления правительства города "Об администрации губернатора", предусматривающие наделение этого ведомства конкретными полномочиями, не могли быть рассмотрены в деле, что УС 14 марта в своем постановлении и указал. "И никакие иные нормативные правовые акты, кроме положений пункта 1 постановления правительства "Об администрации губернатора Санкт-Петербурга", на соответствиеУставу Петербурга не рассматривались, и решения по ним не принимались", - говорится в сообщении из Уставного суда.

Как полагают в кулуарах Мариинского дворца, причиной этого заявления, фактически выражающего готовность пойти на попятную, стали довольно неприятные разговоры Николая Кропачева с некоторыми федеральными чиновниками.

Впрочем, завершена ли война окончательно, может стать ясным уже сегодня: УС должен решить, станет ли он рассматривать новый запрос депутата ЗакСа Сергея Гуляева о легитимности формирования городского правительства и его комитетов, в частности комитета экономического развития, промышленной политики и торговли.

Виктор Семенов

Судебно-политическая многоходовка  »
Юридические статьи »
Читайте также