Спасти и сохранить

Отдавать памятники культуры в частные руки будут только под государственным контролем.

Мэр Москвы Юрий Лужков поддерживает предложение губернатора Петербурга Валентины Матвиенко о возможности разрешения приватизации памятников архитектуры и истории частными лицами. Об этом столичный градоначальник заявил вчера.

Несколько наших читателей позвонили в редакцию и поделились опасениями по поводу этой инициативы. Сограждане за последние годы стали подозрительны к подобным вещам: они представляют себе вальяжного авторитетного бизнесмена, которому совершенно наплевать, что в приватизированном им доме бывал, например, Александр Сергеевич. Он просто переоборудует его под роскошное казино с подземной парковкой с тем, чтобы побыстрее вернуть потраченные деньги.

Действительность, конечно, сложнее. "Бояться тут нечего, ведь это собственность с большим обременением под жестким государственным контролем. Собственники будут обязаны привести памятники в порядок, иначе они будут изъяты", - сказала глава комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры администрации Санкт-Петербурга Вера Дементьева. Она сообщила, что готовящийся законопроект предусматривает, в частности, приватизацию памятников на льготных условиях (снижение стоимости имущества до 50 процентов), однако при этом собственник будет обязан проводить ремонт и профилактику здания. Кроме того, планируется вменить в обязанность собственников несколько раз в год открывать памятник для посетителей. Всего этого требует федеральный закон "Об объектах культурного наследия".

Разумеется, если в городском бюджете не хватает денег на поддержание старинных зданий в достойном состоянии, найти им богатых хозяев означает некий выход. Но вопрос негоже решать скоропалительно, необходимо тщательно проработать все моменты, и прежде всего - систему контроля выполнения новыми владельцами домов своих обязательств. Кроме того, в будущем для них и для города может возникнуть неприятная коллизия - если когда-нибудь примут закон о реституции, подобный тем, что уже работают в бывших социалистических странах. Тогда моментально появятся наследники бывших законных владельцев, и российское судопроизводство в ближайшие сто лет будет занято исключительно их исками к новым владельцам...

Стоит взглянуть и на опыт той же Москвы. "Ползучая приватизация" без особого шума идет там уже лет десять. И за это время уже более 400 исторических памятников, многие из которых находятся под защитой федерального закона, сровняли с землей, а на их месте установили "копии", часто имеющие весьма отдаленное сходство с утраченными оригиналами. "Копии - это фиговый листок, которым пытаются прикрыть истинную цель, что на самом деле истинная цель всех "реконструкций" - максимализацию коммерческого потенциала", - говорит Алексей Комеч, глава российского Института искусствоведения.

В большинстве случаев решение о реконструкции принимается в офисе мэра, а сами работы ведутся компаниями, имеющими связи с городскими властями. Переделанные здания перепродают или сдают в аренду. Сейчас подспудные бои, только часть информации о которых попадает на страницы прессы, ведутся за такие известные здания, как гостиница "Москва", "Детский мир", "Военторг". Недавно каким-то образом оказалось проданным здание Государственного музея Алексея Толстого.

История Манежа, вернее, ее финал, получила огласку по всей стране. А начиналась она с того, что в мэрии разработали планы по реконструкции здания, но Министерство культуры запретило его коммерческое использование и даже объявило, что займется расследованием некоторых других случаев "обновления" московских памятников. В ночь, когда Владимир Путин одержал победу на выборах, здание сгорело...

Разумеется, Питер - не Москва. И коммерческие интересы у нас не столь глобальны, и, надо надеяться, отношение к историческим памятникам более трепетное. А главное - Петербург в три раза моложе Первопрестольной. То, что старые города меняют облик, - совершенно нормально, та же Москва постепенно становится не только одним из самых красивых, но и самых современных городов Европы. Но Питер слишком молод, чтобы сбрасывать кожу старых зданий - она еще не отмерла, в этих особняках слышно эхо шагов их бывших владельцев. Поэтому нужна величайшая осторожность, чтобы старые здания устояли под напором современного жесткого бизнеса.

Приватизация памятников истории и культуры в России была разрешена в 1994 году указом президента Ельцина. Одним из первых, кто приобрел в собственность памятники культуры, стал скульптор Зураб Церетели - он купил дворец Долгоруких на Пречистенке и дом Губина на Петровке. Через два года Мосгордума приняла закон, прописывающий процедуру приватизации памятников. А в июне 1997 года столичные депутаты издали постановление "О перечне объектов недвижимости, отнесенных к памятникам истории и культуры, разрешенных к приватизации", в этом списке значатся 399 объектов. В июне 2002-го Владимир Путин подписал федеральный закон "Об объектах культурного наследия", в нем и прописаны ограничения, которые должны соблюдать новые владельцы.

Павел Виноградов

Госдума одобрила постановление о формах обязательной отчетности, необходимой Счетной палате для контроля за исполнением бюджета за 2004 год.  »
Юридические статьи »
Читайте также