Я памятник себе купил... Позволит ли Абрамовичу поселиться в Эрмитаже закон о приватизации дворцов?

Россия вступает в новый этап постсоветской истории. Правительство подготовило законопроект, отменяющий запрет на приватизацию княжеских дворцов, бывших барских усадеб, ландшафтных парков и прочих "дворянских гнезд". Если закон будет принят, уже в следующем году у многих зданий, олицетворяющих Петербург, могут появиться хозяева-частники.

С молотка пойдут лишь руины

Если кто-то думает, что бизнесмены уже встали в очередь, чтобы прикупить дворец-другой в частные владения, то он сильно заблуждается. Дело в том, что государство не собирается расставаться с памятниками, в которые оно уже вложило уйму средств. Приватизации сроком на 49 лет подлежат лишь дворцы-памятники, которые вот-вот развалятся и превратятся в руины. Плюс обязательства перед КУГИ и КГИОПом не перепрофилировать и не перестраивать культурный объект.

Другими словами, родовое гнездо с подземным гаражом, теннисным кортом и бассейном в старинной дворянской усадьбе никто свить не даст. Сменить колер стен тоже не позволят, а на замену проводки и оснащение здания кондиционерами понадобится разрешение Комитета по градостроительству. Куда как проще построить для себя удобное новое здание и не связываться с памятником.

- На реставрацию подобных сооружений уйдет сумма, втрое превышающая смету на строительство точно такого же нового здания, - рассказывает генеральный инвестор дворца "Императорский бельведер" в Петродворце Алексей Рыбин. - Когда дворец достался мне, я почувствовал себя счастливчиком, но сумма инвестиций на восстановление дворца из руин составила восемь миллионов долларов - против трех, если бы я выстроил новый, и я задумался: а зачем мне это было надо!

Памятник бюрократии

Идея передать памятники в частные руки звучит уже в шестой раз. Борис Ельцин трижды пытался узаконить приватизацию памятников. В 1994 году ему это сделать удалось, и год спустя закон вступил в силу. Через пару лет выяснилось, что для приватизации необходим четкий список, что можно приватизировать, а что нельзя.

Эстафету по наведению порядка в обветшалых дворянских усадьбах подхватил Владимир Путин. В 2002 году с разницей в два месяца в силу вступили два закона, противоречащие друг другу. Закон "О приватизации государственного и муниципального имущества" позволил приватизировать объекты культурного наследия с "обязательствами по содержанию, сохранению и использованию", которые определяют порядок и сроки проведения ремонтно-реставрационных работ и условия доступности памятника для граждан. Другой закон - "Об объектах культурного наследия" - предписывал приостановить приватизацию памятников федерального значения и регистрацию прав собственности до разграничения собственности на федеральную, субъектов Федерации и муниципальную.

В очереди на приватизацию

На Петербург мораторий на приватизацию не распространяется. Все памятники города поделены еще в 1992 году постановлением Верховного Совета РСФСР . Другими словами, город является собственником и может самостоятельно распоряжаться памятниками - приватизировать их или оставлять на федеральном балансе. Мнение президента на этот счет таково: в ведении государства должно находиться только то имущество, с помощью которого оно осуществляет свою деятельность. Смольный, например, и Мариинский дворец. И имущество социальной направленности - больницы, библиотеки, музеи. Все остальное нужно продавать, поскольку государство - собственник неэффективный.

Список памятников, которые будут подлежать приватизации, только составляется. Пока в него входят 16 объектов федерального значения, среди них дворец Великого князя Алексея Александровича на Мойке, 122, усадьба Вяземских, форты Кронштадта, и 10 памятников регионального значения - усадьба Ланских, дача Дурново и другие. Требуют срочного ремонта и, возможно, пойдут с молотка сгоревшая деревянная усадьба Вяземских в Осиновой Роще, разрушенный до основания дворец Самойловых под Павловском, дача Безбородко на Свердловской набережной, 40, с оградой и 29 львами. Также могут быть проданы 186 объектов федерального значения, которые ждут понижения своего статуса и последующей приватизации. Очевидно, что большую часть гибнущих памятников никто не купит. Во Владимирской области, к примеру, долго бились за разрешение приватизировать 400 памятников-музеев. Получили такое разрешение. За два прошедших года ни один памятник с молотка так и не ушел.

Для Петербурга все эти вопросы особенно актуальны: в городе 7300 памятников, архитектуры.

Первый опыт барин приехал!

Зураб Церетели уже приватизировал пару особняков в центре Москвы - дворец Долгоруких на Пречистенке и дом Рубина на Петровке. Последний был передан скульптору всего за 180 тысяч долларов.

Владимир Брынцалов прикупил себе усадьбу Юсуповых на Рублевском шоссе. Но даже проекта реставрации не заказал. Он-то надеялся, что вместе с усадьбой ему отойдут и земли, но увы! Когда мультимиллионер узнал, что это не так, заявил, что ничего восстанавливать не собирается. Усадьбу у него отобрали.

Александр Пороховщиков взял в аренду на 49 лет особняк в центре Москвы, в Староконюшенном переулке, и почти отреставрировал сгнивший дом. В 1871 году его по проекту архитектора Гуно построил прадед актера - дворянин Александр Пороховщиков.

Правнучатый племянник Лермонтова и его полный тезка Михаил Юрьевич Лермонтов оформил аренду на имение своего предка в Середникове. Прежде в ней размещался санаторий "Мцыри" для душевнобольных партработников. Правда, самого Лермонтова в усадьбе считают самозванцем. Еще в 1869 году она была продана Фирсановым, которые тоже претендуют на возвращение старой собственности.

Вера Хохалевская

Невский на продажу  »
Юридические статьи »
Читайте также