Странное слово "секьюритизация"

В последнее время у нас активно заговорили о секьюритизации. Недавно на эту тему состоялся семинар, организованный немецкой международной юридической фирмой "Байтен Буркхардт" совместно с комитетом по кредитным организациям и финансовым рынкам Госдумы.

Его участники попытались ответить на вопрос: а что такое секьюритизация и как она должна проходить в России? Сам термин возник относительно недавно. Есть даже точная дата, когда он появился, — 1977 г. Компания "Соломон Бразерс" продала ипотечный кредит "Банк оф Америка".

Репортер газеты деловых кругов "Уолл-стрит джорнэл", написавший об этой сделке, позвонил в компанию и спросил: а как можно назвать такую операцию? На что брокер после недолгого размышления ответил: "Я точно не знаю, но назовите это секьюритизацией". Название выплыло из подсознания вряд ли случайно, так как в английском языке слово "security" имеет много значений: безопасность, обеспечение, ценные бумаги.

Теперь попытаемся ответить на вопрос: зачем нужна секьюритизация в России? Проблема рисков для нашей экономики одна из острейших. Не случайно, что у нас с таким трудом на стволе финансового дерева приживается столь необходимый черенок ипотеки. Сегодня практически ни один финансовый институт не готов взвалить на свою плечи такую рискованную ношу. А между тем именно механизм секьюритизации во всем мире активно используется для развития ипотечного кредитования.

Что же такое секьюритизация? В самом широком понимании это повышение роли ценных бумаг для целей заимствований и снижение рисков путем их распределения и выпуска новых финансовых инструментов. Некоторые также полагают, что важным элементом секьюритизации является отторжение отдельных видов деятельности от основного бизнеса компании и повышение его привлекательности за счет эмиссии ценных бумаг.

Существует два вида секьюритизации: классическая и синтетическая. Как отметил юрист фирмы "Байтен Буркардт" Сергей Аврамов, для классической, или традиционной, секьюритизации характерна передача активов, под которыми понимаются права требований по предоставленным банком кредитам. При этом активы отделяются от основного бизнеса компаний путем их передачи SPV. Под этим термином понимается некое юрлицо, которое банк создает специально под эти цели. При этом эмитентом новых ценных бумаг является не сам банк, а именно SPV. В свою очередь, SPV передает активы в доверительное управление кредитной организации-оригинатора.

Основной интерес для кредитодателя и кредитополучателя в этой операции заключается в том, что банк передает кредитные требования со своего баланса на баланс SPV, то есть происходит перенос кредитного риска, связанного с банкротством банка-оригинатора. Вероятность же несостоятельности SVP, который не делает ничего иного, кроме как выпускает и обслуживает ценные бумаги, являющиеся инструментами секьюритизации, весьма невелика. Кроме того, передача активов другому юрлицу позволяет банку уходить из-под действия строгих банковских нормативов.

Что происходит при синтетической секьюритизации? Здесь нет передачи самих активов, но есть передача рисков с помощью специфических секьюритизационных бумаг.

Сейчас уже очевидно, что инструменты секьюритизации в первую очередь найдут применение в ипотечных схемах, прежде всего с целью рефинансирования и построения целостной системы ипотечного кредитования. Как полагает заместитель генерального директора Московского ипотечного агентства Екатерина Демушкина, общим условием секьюритизации в этом сегменте рынка станет стандартизация всех активов, и прежде всего выработка определенных критериев, позволяющих получать кредиты.

И вторым условием успешного проведения секьюритизации, по словам Екатерины Демушкиной, является выбор наиболее приемлемого инструмента в данных условиях, что позволит обеспечить рефинансирование ипотеки.

Мнение эксперта

Дума готовит закон

В середине октября банковский комитет Государственной думы создал специальную рабочую группу по законодательному обеспечению секьюритизации.

К сегодняшнему дню экспертами банковского комитета Госдумы подготовлен документ, который называется "Проблемы законодательного регулирования секьюритизации банковских активов". В нем мы попытались обобщить все предыдущие попытки законодателей подступиться к данному вопросу. Для меня очевидно, что предлагаемые механизмы секьюритизации позволяют по-новому подойти к задачам распределения рисков и комплексному хеджированию. Прежде всего там, где велика вероятность финансовых трудностей, дефолта или полного банкротства.

Однако существующие сегодня в России виды ценных бумаг не удовлетворяют условиям, предъявляемым к ипотечным инструментам.

Отличительной особенностью ипотечных ценных бумаг должна стать их высокая обеспеченность и прямая связь с ипотечным покрытием. Покупатель таких бумаг будет защищен от большинства рисков. Права владельцев ипотечных бумаг обеспечены дважды. Сначала — ипотечным кредитом, и, кроме того, объектом недвижимости.

Закон "Об ипотечных ценных бумагах" обязывает эмитента до начала выпуска любого из видов ипотечных ценных бумаг сформировать ипотечное покрытие. С одной стороны, это покрытие является источником получения инвесторами платежей по ипотечным бумагам, а с другой — является обеспечением.

Уверен, что опыт, накопленный нами при подготовке этого законопроекта, еще не раз будет востребован при обсуждении темы секьюритизации.

Одной из основных проблем в ходе создания в России эффективно работающих схем секьюритизации остается неразвитость российского финансового законодательства. Поэтому я бы хотел упомянуть о нескольких важных проблемах, которые ясны уже сегодня.

Прежде всего нужно смелее подходить к конструированию новых видов ценных бумаг, удостоверяющих права в отношении секьюритизируемых активов.

Далее, нужно подумать о введении в законодательство новых видов договорных обязательств, которые позволят контрагентам более свободно передавать друг другу кредитные риски. Кроме того, не обойтись без рассмотрения проблем, связанных с банкротством эмитента таких ценных бумаг, и подготовки поправок в федеральный закон "О банкротстве кредитных организаций". Эти изменения должны быть направлены на обеспечение прав владельцев ценных бумаг, права которых тем или иным образом связаны с исполнением обязательств по кредитам несостоятельной кредитной организации.

И, наконец, перед нами встанут проблемы оптимизации налогообложения. Понятно, что российский Налоговый кодекс ничего не знает про секьюритизацию. При возникающих передачах имущества всякий уважающий себя налоговый инспектор найдет объект налога на добавленную стоимость. Дополнительного анализа требуют положения, касающиеся налога на прибыль и налога на имущество. Такова кратко постановка задачи, над которой мы должны вместе подумать.

Владимир Тарачев, заместитель председателя комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Государственной думы

Владимир Гурвич

Инвестируют в фонды  »
Юридические статьи »
Читайте также