Второй пошел...

Сколько президентских сроков понадобится Владимиру Путину для того, чтобы "довести до ума" все начатые им реформы?

Обратный отсчет пошел: до президентских выборов 2008 года остается меньше четырех лет... "Хромая утка" - так называют американцы своего президента, избранного на второй срок. Их логика ясна: чем ближе финиш восьмилетнего марафона, тем меньше остается у президента возможности влиять на ситуацию в стране - бюрократия уже живет в ожидании "новой метлы". По этой причине основная часть "великих дел" хозяина Белого дома приходится на первый срок: второй - время пожинать плоды и делать наброски к мемуарам. Российским президентам тихое счастье "хромой утки" не дано. Особенности нашей политической жизни вынуждают главу государства все время пребывать в тонусе "первого срока". Выпускать штурвал реформ из своих рук - даже на время - рискованно. Тем более что политическая программа Владимира Путина простирается далеко за временные рамки не только первого, но и второго хождения во власть. На реализацию стратегических целей, поставленных в прошлогоднем послании Федеральному собранию, - удвоение ВВП, борьба с бедностью, достижение конкурентоспособности страны - президент отвел десять лет. Нетрудно подсчитать, что итог своим реформам Путин намерен подвести в 2013 году...

Второй тайм

Первый президентский тайм отыгран. Его главные достижения таковы. Заложен фундамент новой вертикали власти. Дан ход целому пакету стратегических преобразований: налоговая, судебная, административная, земельная реформы. Наконец, запущен механизм качественного обновления политической элиты страны и госменеджмента. Иными словами, машина реформ тронулась с места и уже движется на первой передаче. Разгонять же ее до той скорости, когда "задний ход" включить уже никому не удастся, Путину придется весь второй президентский срок.

Именно в эти четыре года должны быть приняты назревшие, но далеко не популярные шаги. Это и запуск жилищно-коммунальной реформы, что связано с неизбежным перекладыванием коммунальной нагрузки с государства на рядовых граждан.

Дальше - больше: уже в июне парламент должен рассмотреть предложения правительства Фрадкова, касающиеся налоговой реформы. Судя по всему, в связи с уменьшением единого социального налога (ЕСН) выплаты в накопительную часть пенсии лягут на плечи самих потенциальных пенсионеров. Не обойдет непопулярная фискальная политика и большой бизнес: речь идет о ликвидации схем по оптимизации налогообложения и внедрении "природной ренты" в сырьевые отрасли.

Административная реформа, начавшаяся с реорганизации федерального правительства, в течение ближайших лет будет перенесена на региональный уровень и местное самоуправление. И дело тут не только в оптимизации и унификации властной вертикали (хотя упразднять руководящие посты, целые ведомства и урезать штатные расписания - процесс болезненный сам по себе). Речь идет о перераспределении управленческих функций, а следовательно, и финансовых потоков тоже. С 1 января 2005 года должны заработать два базовых закона о разграничении полномочий органов власти. Но для этого, как говорят в Минфине, еще в этом году необходимо принять очень непростые решения, касающиеся налоговых льгот, предоставляемых регионам, и их финансовой самостоятельности в целом. Обиженных и ущемленных наверняка найдется немало.

Сиюминутный негативный эффект реформ - феномен, прописанный во всех учебниках. Реальная их ценность становится видна спустя два-три года. Это в лучшем случае. То есть, дай бог, к самому концу второго президентского срока. И это только при том условии, что для России сохранится благоприятная внешнеэкономическая и политическая конъюнктура. А тут тоже прогнозы делать трудно.

Запас прочности

Да, нынешний запас прочности отечественной экономики сейчас многих настраивает на оптимистический лад. Но на самом деле он не столь уж велик и может быстро ослабеть в случае развития неблагоприятных для страны внешних тенденций. Таковых, напрямую влияющих на макропоказатели российской экономики, две: курсы ключевых резервных валют (доллар и евро) и цены на нефть. Прогнозировать, как поведут себя в ближайшие четыре года два этих судьбоносных элемента нашей стабильности, не так уж сложно: достаточно политической логики. Логика же подсказывает, что доллар будет падать до конца года: до президентских выборов США на повышение кредитных ставок не пойдут. Кто станет новым хозяином Белого дома? Велика вероятность того, что им станет демократ Джон Керри, чьи взгляды на экономику сильно расходятся с бушевскими. Как результат - возможна резкая смена курсовой политики, направленная на укрепление доллара. Стало быть, российский рубль по отношению к американской валюте так сильно крепчать уже не будет. Что же касается нефти, то опасения, связанные с грядущим поступлением на мировой рынок иракского черного золота и, как следствие, обрушением цен, в ближайшие два-три года маловероятны: в Багдаде сейчас, прямо скажем, не до "трубы". Да и шейхи из ОПЕК уже научились регулировать свою политику без учета иракского потенциала и пока уверенно держат цены.

Словом, еще года два-три внешние факторы будут лить воду на мельницу российских реформ. А что будет дальше? Не появится ли в мире новых, пока еще не проявивших себя факторов, способных оказать негативное воздействие на экономическую стабильность? Как пойдут российские реформы - справится ли с ними кабинет Фрадкова? Прогнозировать это не решается никто.

Между тем именно стабильность является самым главным стратегическим завоеванием Владимира Путина и одновременно ключевым условием успеха его долгосрочных реформ. Если руководствоваться этой логикой, то предстоящая в 2008 году "смена караула" - еще один источник дестабилизации. Никто не знает, чего ждать от президента-2008. Правда, четыре года назад у нас появился первый опыт по цивилизованной, хотя и "очень российской" передаче власти. Но институт "преемничества" молод и несовершенен. Решится ли воспользоваться им Владимир Путин? Или же логика реформ заставит задуматься об альтернативных способах решения "проблемы 2008 года"?

Аналогия напрашивается спортивная. В футболе, как известно, предусмотрено два тайма, однако в случае play-off для того, чтобы выявить победителя, может быть назначен и третий тайм. "Игра", которую начал в 2000 году Владимир Путин, тоже в своем роде play-off: слишком амбициозные поставлены задачи перед страной и властью, слишком много препятствий на пути их решения, чтобы рассчитывать на скорую и безоговорочную победу.

Дополнительное время

Пока что остается вариант передачи власти преемнику из числа членов команды действующего президента. Об этом свидетельствуют прежде всего высказывания самого Владимира Путина. "Третьего срока президента Путина точно не будет", - заявил он летом прошлого года во время поездки в Великобританию. А на февральской встрече с доверенными лицами высказал намерение предложить стране достойную смену.

Стартовой площадкой для преемника может стать, как и в случае с самим Путиным, премьерский пост. Лучшей "теплицы" для взращивания рейтинга в России пока не придумано. К тому же будущий кандидат в президенты должен приобрести опыт руководства страной. Главное, чтобы преемник не "перезрел": полгода, год максимум. После этого народная любовь к любому премьеру сменяется неизбежным охлаждением чувств. И при этом никаких непопулярных реформ: все они должны завершиться до старта премьерства преемника. О чем должен, по идее, позаботиться "технический" кабинет Фрадкова.

Между тем нынешнюю реорганизацию структуры кабинета, суть которой - в политическом переподчинении правительства президенту, многие аналитики восприняли как первый симптом кардинальных перемен во всей системе государственной власти. Иными словами, административная реформа может плавно перетечь в реформу политическую. Осуществленное президентом формирование структуры нового кабинета по американскому типу - шаг именно в этом направлении. Можно, конечно, остановиться и на том, что уже сделано, а можно и пойти дальше.

Однако стоит заметить, что такой путь так или иначе связан с пересмотром Основного закона. И поскольку Владимир Путин неоднократно высказывался против таких шагов - хотя при наличии в Думе конституционного большинства это становится делом техники, - мотивация для внесения поправок должна быть более чем серьезной. Необходимость завершения административно-территориальной реформы - как раз из их числа. Ведь изменение структуры госвласти не самоцель: речь идет об оптимизации всей системы управления государством.

Во-первых, может получить развитие западная модель исполнительной власти. Вариантов тут два. Первый (чисто американский): слить президентский и премьерский посты. В этом случае осуществляется формула: "президент и его кабинет (вариант - администрация)". Вариант второй (европейский): трансформация в сторону классической парламентской республики, где президенту отводится церемониальная роль, а главой государства становится премьер. Вопрос о третьем сроке в этом случае вообще теряет актуальность. В той же Италии или Германии премьер может занимать свой пост до полного исчерпания своего политического ресурса.

Во-вторых, может измениться конфигурация не только госвласти, но и административной карты страны. Уже давно идут разговоры о том, что 89 субъектов Федерации - чересчур много. Начало положено: Пермская область объединяется с Коми-Пермяцким автономным округом. Кстати, главная движущая сила этого центростремительного процесса - пермский губернатор Юрий Трутнев, который вошел в состав правительства Фрадкова, получив влиятельное Минприроды. Укрупнение регионов - несомненный повод для внесения корректив в Конституцию. А с этой коррекцией и само государство объективно становится другим, а значит, и управлять им следует начинать "сначала", то есть с первого срока. Так гласит формальная логика.

Если рассматривать радикальный вариант, то можно не ограничиваться отдельными поправками, а сразу вынести на референдум новую Конституцию. Даже если оставить в ней прежнюю норму о двух сроках, ничто не мешает отсчитывать их с момента утверждения нового Основного закона.

Наконец, нельзя списывать со счетов геополитический фактор. Скажем, долгожданное объединение с Белоруссией в единое союзное государство. Жесткий "газовый" стиль, к которому в последнее время перешла Москва в отношениях с Минском, свидетельствует о том, что интерес к союзнику не только не утерян, но и приобрел вполне конкретный смысл: белорусскому лидеру ясно дают понять, в каком тоне с ним будут вести диалог дальше.

Все эти гипотетические схемы вполне самодостаточны: в их контексте проблема третьего президентского срока носит частный характер. Если, конечно, по истечении второго срока для самого Владимира Путина - чисто по-человечески - эта частность будет актуальна. Ведь он сам недавно пошутил: даже семь лет руководить страной с полной отдачей - это же с ума сойти можно...

Врез: Аутсайдеры

Зачем ходить в кандидатах

Каждый из оппонентов Владимира Путина, не строя особых иллюзий относительно результатов своего участия в президентской гонке, тем не менее рассчитывал извлечь из этого предприятия вполне конкретные политические дивиденды.

Для Ирины Хакамады избирательная кампания стала хорошим трамплином к тому, чтобы встать во главе новой либеральной партии, созданием которой она намерена заняться сразу после выборов. Возможно, у нее получится то, что не удалось другим руководителям Союза правых сил: договориться с лидером "Яблока" Григорием Явлинским. Во всяком случае к перспективе объединения со сторонниками Хакамады Григорий Алексеевич отнесся куда благожелательнее, чем к прежним предложениям лидеров правых в лице Анатолия Чубайса или Егора Гайдара.

Николай Харитонов заметно упрочил свои позиции в руководстве КПРФ и теперь имеет неплохие шансы стать вторым лицом в партии и возможным преемником Геннадия Зюганова на посту ее лидера. А главное - отстоял политический брэнд КПРФ, который в случае неучастия в президентских выборах мог бы еще более потускнеть.

Ту же задачу выполнил кандидат от ЛДПР Олег Малышкин. Правда, Владимир Жириновский, делегируя его на выборы, видимо, предполагал получить лично для себя бесплатное эфирное время и дополнительные возможности для собственного пиара. Это ему удалось лишь отчасти.

Сергей Миронов успешно использовал эту кампанию для раскрутки возглавляемой им Партии жизни, а также сыграл роль гаранта от опасности срыва выборов в случае их бойкота другими соперниками Владимира Путина.

Сергей Глазьев сделал заявку на то, чтобы на выборах 2008 года стать основным кандидатом от альтернативной КПРФ левой оппозиции.

Не сумел распорядиться представившимися возможностями лишь Иван Рыбкин, окончательно сгубивший в этом предприятии свою политическую карьеру. Но в этом, похоже, не полностью его вина.

Конституционный Суд РФ ограничил полномочия ЦИК РФ.  »
Юридические статьи »
Читайте также