Куплю тебя, Петра творенье!

Любая внутренняя болезнь, в том числе и социокультурная, какой бы затянувшейся и "привычной" она ни была, рано или поздно достигает своего апогея. В медицинской терминологии - кризиса, каковым термином и следует охарактеризовать сегодняшнее состояние архитектурно-исторического комплекса Северной столицы.

Это априорное утверждение вряд ли нуждается в пространных доказательствах - достаточно просто прогуляться по Невскому в любую погоду: вопреки предостережениям классика, блистательный проспект, многочисленные руины которого вызывающе задрапированы социально-оптимистической рекламой, на сей раз Вас не обманет.

Добрый доктор Айболит

Разного рода диагносты общественных недугов называют всевозможные причины такого бедственного положения дел: кто-то по привычке обвиняет во всем коммунистов, доведших великий город "до ручки", кто-то, как депутат Госдумы Николай Харитонов, клеймит "дурацкую преступную приватизацию 90-х годов". Но времена, когда "болезнь" можно было заговаривать, прошли, и теперь "врачи"-политики вынуждены констатировать наступление переломного момента, после которого наступит либо чудесное выздоровление, либо коллапс.

Главный городской Айболит - губернатор Валентина Матвиенко - не так давно объявила об отыскании панацеи против всех архитектурно-исторических хворей. Спасти петербургский центр, а заодно и городской бюджет, оказывается, может только передача большей части этих самых ценностей в частные руки. Ради этого благого дела не жалко и скинуть покупателю полцены - главное, чтоб человек был хороший и чтоб деньги заплатил поскорее! Одним словом - грядет очередная форсированная приватизация исторической недвижимости, но, разумеется, не "дурацко-преступная", как в 90-е годы, а умно-легальная, то есть прозрачная и законная. Правда, перед этим надо уладить один маленький нюанс: срочно принять такие законы, которые в дальнейшем не было бы уже нужды нарушать или обходить. И как только до этого в 90-е годы не додумались?

И вот сразу после заседания совета по сохранению культурного наследия, на котором была провозглашена новая губернаторская линия, соответствующие комитеты администрации приступили к разработке некоего законопроекта, название которого пока держится в секрете (сюрпризом будет?). Известно только, что он касается порядка предоставления объектов недвижимости, находящихся в собственности Санкт-Петербурга, для строительства и реконструкции.

Парламентское обсуждение этого закона, правда, станет актуальным лишь после принятия федерального закона о разграничении собственности на памятники между субъектами РФ и федеральным центром, а также внесения соответствующих поправок в закон "Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры народов Российской Федерации)".

Лужков плохому не научит?

Разговоры о том, что памятники истории и культуры надо продавать, начались в России уже давно, так что назвать инициативу петербургского губернатора революционной было неверным. Как известно, мэр Москвы Юрий Лужков всегда выступал за то, чтобы столичные памятники находились в московской, а не в федеральной собственности и чтобы доходы от их приватизации, соответственно, получал город.

Правда, официально руководители соответствующих комитетов Смольного от московского опыта активно открещиваются, хотя Валентине Матвиенко, вероятно, важна и приятна поддержка Юрия Лужкова в вопросе приватизации, которую он уже поспешил выразить.

Негатив столичной схемы, по словам петербургских чиновников, заключается в том, что до недавнего времени инвесторы в Москве по своему усмотрению могли изменять не только внешний вид, но и назначение зданий. Многие "культурные центры" Москвы в итоге трансформировались в казино и рестораны. Бесконтрольную свободу владельцев исторических строений оправдывал действовавший с 1994 года указ президента Ельцина, фактически инициировавший распродажу памятников истории и культуры по всей России (под предлогом улучшения их содержания и ремонтирования). Превратиться из инвестора-арендатора в полноправного обладателя памятника тогда не представляло труда. Этой счастливой возможностью в Петербурге воспользовались все, кто смог оплатить сомнительную экспертизу, по результатам которой здание, как правило, легко переводили из статуса федерального памятника в региональный, превращая, таким образом, в объект, готовый к приватизации. Благодаря таким решениям, подписанным премьер-министром Виктором Черномырдиным, город, по мнению

"консервативно" настроенных экспертов, безвозвратно уже потерял множество уникальных зданий.

Когда, наконец, выяснилось, что, получая здания "на халяву", инвесторы, в основном, стремятся к тому, чтобы исказить, но никак не отреставрировать памятники, потребовался новый федеральный правовой акт, четче прописавший условия передачи зданий инвесторам и ограничивший их права. Наконец, в 2002 году президент Путин подписал закон "Об объектах культурного наследия", который "заморозил" передачу федеральных памятников в частные руки и усложнил процедуру приватизации региональных культурных объектов.

Правда, автоматически оказалась замороженной и проблема реставрации памятников архитектуры. "Ни один бюджет ни одной страны мира, тем более России, - отмечает в этой связи экс-председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Григорий Томчин, - не сможет содержать петербургские памятники". Вполне возможно, что возвращение городских и федеральных властей к приватизационной идее связано с тем разочарованием, которое постигло Владимира Путина, убедившегося в дни 300-летия, что казенных сил, средств и умений на полноценное возрождение города не хватит никогда. Если, конечно, не уменьшить его до размеров Константиновского дворца. Как убеждены многие, именно Путин и присоветовал Валентине Матвиенко как можно скорее начать приватизацию шедевров городской архитектуры. В противном случае напористость Валентины Ивановны в столь щекотливом для петербургского самосознания вопросе выглядит труднообъяснимой.

Камо грядеши?

Теперь правительству Санкт-Петербурга необходимо определиться, в какую сторону будут направлены его конкретные шаги. Итак, перед глазами - "беспредельный новодел" a la Лужков. "Петербург никогда не пойдет по такому пути!" - категорически заявляет председатель КГИОП Вера Дементьева. Что ж, слава Богу.

Отцы и матери города на Неве обещают взять за образец Европу. Здесь и вправду есть чему поучиться: почти 80% архитектурных достопримечательностей в Риме и Париже принадлежат инвесторам. А в Венеции, например, старинные палаццо одно время распродавались за символическую сумму - 1 лиру (какие там наши полцены!). Правда, покупать эти дворцы никто не бросился: муниципалитет строго оговорил условия их реставрации и содержания - а это огромные деньги и строгие штрафные санкции в случае невыполнения принятых обязательств.

Продуманные условия приватизации, эффективные механизмы контроля за их выполнением и т.п. европейские стандарты - все это прекрасно. Но, к сожалению, отнюдь не ново. Еще в 1993-1994 годах группа экспертов Минимущества совершила рабочую поездку по европейским городам (Венеция, Париж, Рим) и ознакомила с их опытом тогдашнего президента РФ Бориса Ельцина. Что было потом, см. выше. Выходит, добротное европейское правовое зерно на российской бюрократической почве дает урожай неконтролируемых реформ-мутантов. Но, может быть, реформаторский саженец губернатора Матвиенко и впрямь окажется истинно европейским? Вырастет - узнаем. А пока депутаты готовятся привить ему некоторые облагораживающие поправки.

Так, Алексей Ковалев внес на рассмотрение Законодательного Собрания СПб проект закона "О порядке планирования и определения условий приватизации недвижимого имущества, находящегося в собственности Санкт-Петербурга". Ковалев настаивает на том, что приватизация недвижимости обязана производиться в соответствии с городским законодательством, а имущество, закрепленное за приватизируемым предприятием на праве хозяйственного ведения (парки, мосты, дворцы, магистральные сети...), должно оставаться в собственности города. Смольный по поводу данной инициативы пока не высказался, но чиновникам и законодателям скоро придется обменяться мнениями, так как оба законопроекта (правительственный и депутатский) в ближайшее время начнут обсуждаться на заседаниях ЗакСа.

Пациент скорее мертв?

Пока городские парламентарии осторожно признаются, что у них "есть опасения". Это и неудивительно, если учесть явную встревоженность большого числа избирателей. Так, согласно данным специалистов СПб Института социологии РАН, на вопрос: "Поддерживаете ли Вы передачу гибнущих дворцов-памятников частным лицам при условии, что они их хорошо отреставрируют и будут пускать для знакомства с этими дворцами всех желающих?" - 44,7% опрошенных петербуржцев ответили "нет", еще 12,5% - "пожалуй, нет". "Да" и "пожалуй, да" сказали лишь 30,8%.

И нельзя сказать, что всему виной - "советская ментальность" горожан. Просто не доверяют петербуржцы сладким словам и заверениям чиновников! Не верят, что отечественные бизнесмены вдруг окажутся альтруистами и с радостью согласятся на все "новые строгие нормы", да еще и захотят купить памятник позапущеннее, чтобы вкладывать в него средства просто ради эстетического удовольствия, не преследуя никакой материальной выгоды. Правда, правительство намерено оставить за собой право изъять у владельца в случае нарушений условий уже отреставрированный памятник, но опять-таки: где гарантия, что эта норма - подобно пожарно-санитарным нормативам - не превратится просто в еще одну чиновную кормушечку?

"Что для болезни лекарство - то для дел право" - гласит древняя латинская мудрость. Пока в кулуарах ЗакСа и Смольного идет неофициальное обсуждение еще не выписанных рецептов. А "пациент", между тем, "скорее мертв, чем жив". Печальнее же всего то, что петербургские власти не могут приступить к серьезному "лечению" застарелых городских язв, не имея на то соизволения "сверху". А "наверху", судя по всему, начнут шевелиться, когда об этом настоятельно попросит Сам. Вот такая "архитектурная вертикаль".

Екатерина Семыкина

Не успели...  »
Юридические статьи »
Читайте также