Привыкли руки к топорам

Корреспондент "ДП" попробовал договориться о ликвидации "березы, буквально упирающейся в окно недавно купленной квартиры". Это ему с блеском удалось.

Я позвонил в одно из муниципальных образований Фрунзенского района и попросил "помочь" в решении этой небольшой проблемы.

В администрации дали телефон женщины, работающей в отделе благоустройства. Та быстро вошла в мое положение:

-- Мужчина, я прекрасно вас понимаю, у новоселов часто возникают подобные проблемы. К сожалению, формально я ничем помочь не могу: программа по вырубке внутриквартальных деревьев на этот год уже давно составлена.

-- А если неформально?

-- Ну, мы можем, рассмотрев вашу заявку, внести ее в план работ на следующий год...

-- А если еще неформальнее?

-- Какой вы настойчивый! Сможете найти сегодня время и зайти к нам?

Надежда

Разговор получился содержательным. Надежда Петровна (условно назовем так руководительницу отдела благоустройства) поведала, что вырубка деревьев, тем более "внеплановая", -- удовольствие недешевое и достаточно долгое. По ее словам, для того чтобы сделать все "по закону", она должна будет осмотреть дерево на предмет того, можно ли вообще его спиливать, опросить жильцов парадной и получить их согласие на ликвидацию березы. Затем ей через свои связи в местном отделении УСПХ необходимо будет уломать чиновников, чтобы те, в свою очередь, тоже проделали подобную процедуру, и только по результатам всего этого можно получить порубочный билет, дающий право на ликвидацию дерева. На все уйдет около месяца, а "цена вопроса" составит 6000 рублей (4500 за ликвидацию березы диаметром от 30 до 50 см плюс 1500 за услуги Надежды Петровны).

-- А можно ли как-то подешевле и побыстрее? Супруга пилит ежедневно!

-- В принципе есть один телефон... Я вам дам его, а там с ребятами сами договоритесь.

Рустам, ответивший по секретному номеру, сразу предложил встретиться у дерева.

Он оказался словоохотливым молодым азербайджанцем, приехавшим в Петербург на заработки 2 года назад. Через знакомых в диаспоре его свели с еще несколькими такими же, как и он, гастарбайтерами, и вместе они организовали бригаду по ликвидации деревьев. По словам Рустама, всего они обслуживают порядка 10 муниципальных образований. "Как удалось войти в доверие? А что тут сложного? -- улыбнулся Рустам. -- Если к женщине приходит красивый кавказский мужчина с цветами и шампанским, разве она может устоять перед ним и не принять предложение о сотрудничестве!"

О своем бизнесе Рустам говорил достаточно откровенно, но в разделе прибылей с чиновниками он предпочел не распространяться. "Никто не остается в накладе", -- кратко заметил он (впрочем, другие источники сообщили, что доходы делятся поровну или в пропорции 60 на 40 в пользу чиновника). Всего, по словам Рустама, в Петербурге действует около 20 бригад, зарабатывающих на вырубке деревьев: "Все округа давно поделены, никто на чужую территорию не суется. А если кто из новеньких приходит, то с ними обычно простого разговора хватает".

Осмотрев "легендарную" березу, Рустам заявил, что он спилит ее за 3000 рублей. Правда, и никаких документов азербайджанец давать не собирался. По его словам, они просто приедут, спилят дерево и увезут его, а что будет с березой дальше -- не моя проблема.

закон

Закон Петербурга

"О защите зеленых насаждений" (принят ЗС 12 мая 2004 г.)

В законе прописаны четкие критерии запрета или разрешения для ведения уплотнительной застройки.

Если пятно будущего дома приходится на зеленый двор, то инвестор должен посадить рядом с построенным домом или в этом же районе ровно столько деревьев, сколько спилит для строительства.

Если озелененность района ниже нормы, а посадить новые деревья негде, то строительство запрещается.

Наиболее охраняемыми участками стали зеленые насаждения общего пользования: парки, сады и скверы, в которых запрещено строительство любых сооружений, кроме временных торговых павильонов.

Александр Макаренко

Петербург зацветет пышным цветом, если сможет Зелень станет гуще, а городская растительность -- реже  »
Юридические статьи »
Читайте также