Я вижу помойку

Не первый раз наша газета обращается к теме замусоривания города, хотя истраченное на нее количество бумаги, похоже, лишь прибавляет этого мусора... Однако мы продолжаем писать и надеяться, что наши публикации возымеют действие.

В институтах нам говорили: вы должны знать законы и свои права. Мы кивали и послушно конспектировали. Но мы так и не знаем ни того, ни другого. Мы вообще нелюбопытны и мало читаем. Поднимите руки те, кто читал Всеобщую декларацию прав человека? А Гражданский кодекс, раздел, где про право собственности на жилые помещения? Да хотя бы Трудовой кодекс? Кто принят и оформлен на работу по всем правилам? Не вижу ваших рук. А ведь все мы - человеки, граждане и трудящиеся. Вот и оказываемся бессильными против наших родных чиновников, комитетов, правоохранительных органов и жилищных контор.

Оглянитесь, посмотрите вокруг. Что творится вокруг вашего дома? А у вашей станции метро? Что вы видите из окна? Площадь Красная видна? Да уж лучше бы "только улица немножко", а не безобразие сплошное.

Сколько бы квартир я не сменила в жизни, везде из окна была видна помойка. Наконец я переехала за город, дышу свежим воздухом, за окном шумит лес, я слышу пение птиц... и вижу помойку. Потому что недостроенный заброшенный детский сад, два этажа которого местные жители уже лихо растащили по кирпичику на свои огороды, - идеальное место для помоечного контейнера. А если за ним вдруг забыли приехать, то мусор перестает помещаться в контейнер и его складывают вокруг. Потом набегают бездомные собаки, рвут мешки в поисках колбасных обрезков, растаскивают ошметки, и все это здорово пахнет. И отвратительно выглядит.

Посмотрите налево - это самопроизвольно возникшее мини-садоводство. Граждане решили, что нечего земле пропадать, и нарезали себе участки - кому сколько наглость позволила. Заборы соорудили из досок, которые откуда-то стащили. Времянки слатали из чего попало. Некоторые даже колючей проволокой обмотали вокруг. Все это серое, мрачное, страшное и унылое. Там садоводы-любители героически роются с весны до осени, тщатся вырастить картошку, обрабатывают клубнику и даже разводят кроликов. Рядом свалены груды ржавого металлолома. Строительный мусор, остовы легковых машин, шины и диски, доски и опилки, сетки и бетонные кольца - да там фильм можно снимать про выживших после конца света. А если пойти по дороге в лес, в каждой канаве обнаружатся пластиковые и жестяные банки и бутылки из-под сладкой газировки, а рядом - пакеты из-под чипсов и сухариков. Вокруг лягушки квакают, сверху кукушка кукует. Красота неземная. И это в двадцати километрах от города. И в сотне метров от моего дома. Чья это земля?

Зато ближе к городу, вдоль действующего участка кольцевой дороги, еще "лучше". Там нестерпимо воняет. Если ехать в машине на скорости, допустимой для скоростного участка автомагистрали, то нормально. Если на велосипеде - беда. Дышать нечем совершенно. Свалки грандиозные видны. Горы мусора. Красота, опять-таки, неописуемая. Целебный воздух Курортного района лечит на глазах у изумленной публики.

Я вот люблю на велосипеде ездить. Сядем, бывало, всей семьей на велосипеды и едем по шоссе или в лес. Так вот по шоссе еще ничего - вокруг в Сертолово, например, или в Песочном более-менее чисто. Но не дай бог поехать к Медному озеру. Там помойка на помойке лежит и плавно в другую помойку переходит. Потому что люди городские, когда вырываются на природу в выходные, добираются до ближайшего к городу озера - а это как раз Медное. Там они ставят свои машины - нет, не на обочину шоссе, где парковочные места кончаются быстро, - а прямо на мох, на траву, на чернику и бруснику, на песок пляжа, на муравейники даже. Они жарят мясо и пьют вино, купаются и здесь же моют машины. А потом оставляют после себя бутылки, обертки, объедки и бог знает что во всех ямах, канавах и просто где попало.

Иногда кто-нибудь - наверняка районная администрация - приезжает и наводит порядок силами дворников. Мусор собирают в мешки и увозят. Но не на один из двух мусороперерабатывающих заводов, указанных в концепции генплана, и не на одну из четырех усовершенствованных свалок (полигонов). Это далековато и денег стоит. Мусор везут чуть в сторонку, в лес, и прямо у дороги сваливают под деревья. Одну такую дорогу, ведшую от Елизаветинки к Белоострову, даже закрыли для движения автотранспорта, знак "Въезд запрещен" повесили. Мы туда сунулись было на велосипедах. Думали, там машин нет теперь, хорошо, спокойно можно по лесу покататься, выхлопными газами, как на шоссе, дышать не придется. Но задохнулись мы от другого запаха. Метров через сто от шоссе путь преградила свалка. Между нею и лесом протоптали тропинку. Мы попытались проехать. Под колесами хрустели пластиковые бутылки и угрожающе блестели на солнце осколки бутылок стеклянных. Мы посмотрели вдаль. Конца-краю свалке не было видно.

В нескольких километрах вокруг этого места люди покупают престижную землю, строят дорогие коттеджи, отдыхают. В нескольких километрах вокруг также расположены "вылизанные" солдатиками военные части. По шоссе в сотне метров от этого места проезжают петербуржцы и гости нашего города, а грузовики везут на продажу в городские автосалоны новенькие иномарки. И у всех-то на все есть деньги. И комитеты содержат, и правительство, и на разработку документов средства находятся. А помойки множатся, растут вверх и вширь, пахнут, но пока еще скрыты за деревьями.

У нас что, земля - ничья? В жилищном комитете, в комитете по земельным ресурсам и землеустройству, в фонде имущества и в КУГИ утверждают, разумеется, что у каждого клочка есть свой законный хозяин. А если вся земля поделена и дорого стоит, то какого черта?..

В правительстве Санкт-Петербурга - десятки комитетов и управлений. В них работают сотни людей, которым подотчетны еще тысячи. Например, комитет по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности занимается координацией деятельности учреждений и организаций города независимо от их ведомственной подчиненности и форм собственности.

Пресс-секретарь комитета Малышева Елена Анатольевна объяснила мне, что мусором в нашем городе занимаются очень многие организации. Комитет по благоустройству - это государственное регулирование, промышленные отходы и полигоны. Комитет по жилищному хозяйству - это бытовые отходы, вывоз и хранение мусора, санитарное состояние помоек. Санэпиднадзор занимается дератизацией. Крыс травит, проще говоря. Государственная административно-техническая инспекция (ГАТИ) занимается проблемами и сложностями, связанными с мусором, в том числе созданы две комиссии по спорным вопросам. И еще очень много делает "Гринпис".

"У нашего комитета, - посетовала Елена Анатольевна, - вопросы мусора отняли уже несколько лет назад: в Положении о комитете нет мусора, остался только экологический контроль. Несанкционированные свалки поэтому мы не считали. А еще существует распоряжение губернатора Яковлева от 1999 года, в котором сказано, что ответственность за несанкционированные свалки должны нести районные администрации. При обнаружении таковых можно звонить им и сообщать. Например, в Курортном районе в администрации есть отдел благоустройства, который этим занимается. Кроме мусора у города есть еще много проблем: крысы, вороны... Мы изучаем опыт наших финских товарищей: горячие финские парни в своих городах боролись с воронами как могли - разоряли гнезда, ошпаривали вороньи яйца кипятком. Наши пытались отстреливать ворон, но потом отказались от этой идеи. Но убивать их как-то надо, орнитологи беспокоятся, что вороны не дают перелетным птицам покоя".

Пока помойки и мусор, по сути, поделили между собой два комитета - по благоустройству и по жилищному хозяйству. Комитету по охране окружающей среды его теперь обратно не отдадут. Потому что мусор - это, между прочим, огромные деньги.

Это очень интересно. Все чем-то серьезно занимаются. Деньги делят. Ответственность перекладывают. А в лесу тысячи свалок как были, так и есть.

Вот "Гринпис" - молодец, он свалки сосчитал. В этом уверена Елена Анатольевна. Но убрать свалки никто не может. Потому что мусор - это два комитета, а не общественная организация. Нам только показывают на разбитые ртутные градусники рядом с детской площадкой и, смахивая слезу, говорят с укоризной: "Люди, вы - звери".

Я обратилась в "Гринпис" к Игорю Бабанину, координатору проекта по эффективному использованию ресурсов. "Интересно, - сказал Игорь, - как это в комитете по природопользованию не знают, сколько свалок в городе и области. У них есть информационно-аналитический отдел, который готовит и публикует ежегодные отчеты, в том числе и о несанкционированных свалках. Значит, что же это получается: государственные чиновники отправляют журналиста федеральной газеты за информацией в общественную организацию, причем международную. То есть иностранцы (!) знают о свалках больше, чем правительство?.. Если вы напишете, что в специально созданном правительственном комитете нет данных о том, ради чего он создан, будет очень смешно. Но дело в том, что наши чиновники в мусоре ничего не понимают. О мусоре все знают практики. Я, например".

Я спросила Игоря о двух мусороперерабатывающих заводах, указанных в генплане. "У нас нет такого понятия - "мусороперерабатывающие заводы", - ответил Игорь. - Потому что мусора нет. Есть процесс переработки мусора, то есть разделение его на кучи. Мусор - это не вещество, а перемешивание веществ, которые в массе своей становятся бесполезными. Эти два завода занимаются не переработкой мусора, а компостируют органические отходы. Компост ведь лучше захоронить, чем кучу. Так что заводы не перерабатывают, а обезвреживают".

Игорь считает, что нам нужен федеральный закон "Об упаковке". Он давно лежит в виде проекта в Совете Федерации, только его никто не читает и не принимает. Зато "Гринпис" проводит пресс-конференции, на которых представляет первое русскоязычное издание книги английского автора Робина Мюррея "Цель - Zero Waste". Как сказано в пресс-релизе, книга является своеобразной энциклопедией по цивилизованному обращению с отходами. Особенность издания еще и в том, что при его подготовке и печати использовалось только вторичное сырье.

А что делать со свалками в лесу и как их сосчитать, "Гринпис" не знает. Контроль слабый, вероятность того, что нарушителей поймают за руку, очень небольшая, хотя и штрафы солидные.

"Главное - раздельный сбор мусора, а не количество свалок, - уверен Игорь. - Нужно, чтобы город "навалился", разделил отходы по видам, а он этого не делает".

Вот так. Ну и куда бы мне еще обратиться за разъяснениями?..

Мария Кингисепп

Блины есть, а дышать - отменяется  »
Юридические статьи »
Читайте также