Тайны иловой изжоги

Одним из самых открытых предприятий северной столицы считается Водоканал. Его глава Феликс Кармазинов - претендент на статус почетного гражданина Петербурга - оценил значение связей с общественностью еще лет 20 назад. В его епархии имеется великолепный информационный центр, создана пресс-группа, регулярно выпускается газета, издается масса буклетов и брошюр.

А уж по умению устраивать пресс-конференции и брифинги с Феликсом Владимировичем вряд ли кто сравнится. Впрочем, быть предельно открытым водяного монополиста заставляют условия игры: Водоканал ведет сотни проектов с участием западного капитала, а в цивилизованных странах так принято. Сами не держат секретов от населения, того же требуют и от партнеров... Но как ни странно, на днях местное отделение "Гринпис" обвинило Водоканал в обратном - нежелании делиться общественно значимой информацией.

Еще в сентябре 2003 года "зеленые" запросили у руководства предприятия данные о строительстве заводов по сжиганию илового осадка. Один из них планируется возвести на Северной станции аэрации в поселке Ольгино (кстати, недалеко от престижного кемпинга), другой - на строящихся Юго-Западных очистных сооружениях. Защитников экологии интересует, что будут выбрасывать трубы их печей.

- В соответствии с законодательством РФ материалы оценки воздействия на окружающую среду намечаемого строительства должны быть открыты для общественности, - говорит координатор Петербургского отделения "Гринпис" Дмитрий Артамонов. - Заказчик обязан обеспечить доступ к этим документам. Но Водоканал хранит молчание.

Любопытно, что руководство предприятия игнорирует требования не только "зеленых", но и федерального контролирующего органа(!). Так, еще 8 июня Главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области направило в адрес генерального директора Водоканала письмо, обязывающее предоставить "Гринпис" запрашиваемые сведения. Ответа до сих пор нет.

Между тем дело касается весьма важных обстоятельств. Прблема в том, что технология утилизации илового осадка, о которой идет речь, уже давно вызывает критику. В процессе сжигания веществ, содержащих хлор, образуются диоксины - стойкие органические соединения, представляющие угрозу для всего живого. Поскольку иловый осадок насыщен хлорорганикой - хлором обеззараживается вода, он входит в состав порошков и моющих средств, - в заводских топках создается идеальная среда для образования ядов. Теоретически для полного их выгорания температура должна быть не ниже 1100 - 1200 градусов. А в лоббируемой Водоканалом технологии она не поднимается выше 850.

Около трех лет назад на территорию подобного завода, что работает на острове Белый, сотрудники Водоканала не пустили главного токсиколога Петербурга профессора Георгия Ливанова. Он планировал взять там пробы грунтов, требовавшиеся в рамках исследований городской антидиоксиновой программы. Не помогло тогда и письмо, подписанное заместителем главного санитарного врача города...

Несколько месяцев спустя туда же не пустили и представителей "Гринпис" России. Тогда "зеленые" провели у завода ворот акцию протеста. Они утверждали, что завод на острове Белый - один из сильнейших на Северо-Западе источников диоксинового загрязнения. Эта же сентенция прозвучала на рабочем совещании в Смольном, из уст директора Центра независимой экологической экспертизы РАН доктора медицинских наук Вениамина Худолея.

Сжигание илового осадка - дело нужное. Но, может быть, имеет смысл отказаться от грязной, устаревшей, вызывающей нарекания технологии? Тем более что отечественные ученые предлагают альтернативу. Почему же Водоканалу столь дорога скомпрометировавшая себя импортная метода? Во всем этом кроется какая-то тайна.

Возможно, "зеленым" удастся ее раскрыть. В середине июня "Гринпис" заявил о намерениях провести общественную экологическую экспертизу будущего завода в поселке Ольгино. Теперь Водоканал в соответствии с Законом "Об экологической экспертизе" обязан предоставить все проектные материалы. По-видимому, этого делать не хочется - во всяком случае, попытка вручить сотрудникам предприятия запрос не увенчалась успехом. Узнав, что конверт содержит послание от "Гринпис", канцелярия Водоканала отказалась его регистрировать. Что ж, "зеленые" отправили документ заказной почтой.

Поведение Водоканала явно начинает выходить за рамки. 18 июня Департамент государственного контроля и перспективного развития в сфере природопользования и охраны окружающей среды Минприроды России по Северо-Западному федеральному округу возбудил в отношении ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" дело об административном правонарушении в связи с сокрытием экологической информации.

- Учитывая высокую потенциальную опасность установок по сжиганию илового осадка, - продолжает Дмитрий Артамонов, - данные об их воздействии на природу и здоровье людей должны быть максимально открытыми. В связи с этим мы решили обратиться в Дзержинский федеральный суд Центрального района Петербурга с иском к Водоканалу об истребовании экологически значимой информации.

Это первый в истории Водоканала столь громкий скандал с общественностью. И несмотря на заслуги предприятия, крепкий имидж у западных партнеров, конфликт может стать настоящей бомбой для репутации фирмы. Открытость, как и беременность, не может быть частичной. Потому что в ином случае это уже лукавство, которому мало веры...

Лина Зернова

Спасите реликтовые сосны! С таким призывом к губернатору обратился депутат ЗакСа  »
Юридические статьи »
Читайте также