Интервью: Алексей Кудрин, вице-премьер, министр финансов

"Когда у нас отнимают одни, мы должны более сильно настраивать другие инструменты".

Депутаты Государственной думы пытаются существенно либерализовать правительственные предложения по налоговой реформе и новый вариант закона о валютном регулировании. Их не устраивают постепенное - до 18% в 2004 г. - снижение НДС и большой простор для введения различных ограничений по валютным операциям, которые записали в своих законопроектах чиновники. Представители бизнеса обеспокоены планами Минфина и ЦБ ограничить внешние займы компаний и ввести дополнительные меры по стерилизации денежной массы. О позиции правительства по этим вопросам в интервью "Ведомостям" рассказывает вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин.

- Налоговый подкомитет Госдумы 23 мая заблокировал правительственный вариант налоговой реформы. В частности, депутаты настаивают на более радикальном - до 15 - 16% (против правительственных 18% ) - снижении НДС с 2004 г. Но основные параметры прогнозного финансового плана на ближайшие три года и, в частности, бюджета-2004 сверстаны с учетом именно правительственных предложений по снижению налогов. Готов ли Минфин к опережающему снижению НДС и какие дополнительные доходы можно изыскать, чтобы закрыть возникающую брешь в казне?

- Я думаю, что налоговый пакет правительства пройдет в Госдуме в таком виде, в котором он был внесен. Это мой прогноз.

- То есть для убеждения депутатов будет использован административный ресурс?

- Нет, просто я действительно знаю настроения в Думе, которые налоговый подкомитет в данном случае, насколько я знаю, не представляет. Предлагаемое рядом депутатов подкомитета снижение НДС до 15 - 16% с одновременным сохранением налога с продаж не может отражать мнения всей Думы по этому вопросу.

- Но в предвыборный год не только налоговый подкомитет, но и вся Дума, в том числе четыре центристских фракции, на которые, как правило, опирается правительство в проведении своих законопроектов, будут скорее склонны к популистским решениям. Значительное снижение НДС могло бы дать депутатам дополнительные очки на выборах.

- А как же налог с продаж, который правительство хочет отменить, а депутаты оставить, - это уже касается каждого избирателя? Как раз в этой связи наиболее вероятно прохождение правительственного законопроекта. Объясню подробнее. Пакет предложений правительства по налоговой реформе очень серьезно сбалансирован с параметрами доходов и расходов бюджета и на 2004-й, и на последующие годы. Если уменьшать налоги в 2004 г. больше, чем мы предусмотрели, то это означает, что мы не сможем провести индексацию зарплат в этом и следующем годах и снизить ЕСН в 2005 г. Вот вам и весь ответ. Если наши оппоненты в Госдуме согласны на эти жертвы, то у них действительно есть возможность провести свой вариант налоговой реформы, но я не думаю, что от повышения зарплат и снижения ЕСН в следующему году кто-то из них откажется. Это, на мой взгляд, самое плохое, что можно сделать в предвыборный год: сказать избирателям, что не будет повышена зарплата и не будет сбалансирован Пенсионный фонд.

- А разделяет ли, например, центристская "четверка" этот взгляд?

- Да. Когда я встречался с рабочей группой "четверки", которая специально создана для обсуждения налогового пакета, там большинство депутатов поддерживали предложения правительства. Не могу сказать, что мы с ними выработали окончательное решение, - оно появится к заседанию комитета по бюджету. Но первые обсуждения позволяют говорить о том, что они не торопятся с поддержкой радикального варианта по НДС. Кроме того, здесь есть один нюанс: когда правительство говорит о планах в будущем сократить ставку НДС до 16% , оно предлагает сделать это в том числе за счет создания единой эффективной ставки налога. Иными словами, это означает отмену льготных ставок налога на товары первой необходимости. Делать это в 2004 г. считаю преждевременным.

- А как вы относитесь к идее сохранения налога с продаж?

- В данном случае депутаты, которые внесли эту идею, оспаривают и позицию президента, озвученную в бюджетном послании 2002 г. , и позицию правительства, и позицию самой Думы, которая уже приняла решение об отмене налога с 1 января 2004 г. Конечно, это определенный доходный источник территорий, но в существенных объемах его собирают несколько крупных субъектов, где сосредоточена основная торговля, например Москва, Московская область, Санкт-Петербург. Из всего объема доходов по налогу с продаж в стране - это около 60 млрд руб. - 56% приходится на эту тройку. Соответственно, речь идет о предложении сохранить определенные доходы именно этим субъектам.

- Да, но депутаты как раз и обеспокоены тем, что у регионов возникнут значительные выпадающие доходы.

- Большинству в парламенте важно, чтобы доходы были сбалансированны во всех регионах, а не в 3 - 4 избранных. Мы со своей стороны предлагаем пакет компенсаций этих доходов и дополнительной помощи - а она достаточно важна будет в следующем году - для выплаты зарплат. По нашим расчетам, повышенную зарплату будет непросто выплачивать совсем не в тех территориях, где сегодня собирают львиную долю налога с продаж. Так что если действительно вникнуть в этот вопрос, то предложения, которые исходят от ряда депутатов о сохранении налога с продаж, не выдерживают критики. И уж никак нельзя говорить о том, что можно вместо отмены налога с продаж больше снизить НДС. Налог на добавленную стоимость поступает в федеральный бюджет, а налог с продаж - в региональные. Кроме того, НДС для нас является не только доходным источником, но и резервом для будущих дотаций Пенсионному фонду на тот период, когда мы будем снижать ЕСН и нам надо будет чем-то компенсировать снижение доходов Пенсионного фонда.

- На рассмотрении в Госдуме сейчас находится еще один дискуссионный проект - новый вариант закона о валютном регулировании и валютном контроле. 23 мая поступило заключение президента на соответствующий законопроект, утвержденный в первом чтении. В частности, президент указывает на неконституционность тех норм закона, которые отдают ЦБ и правительству право принимать решение о введении разнообразных ограничений.

- Конечно, мы будем учитывать замечания президента. Заключение на законопроект готовило ГГПУ, и нам придется действительно много работать вместе с управлением над этим документом. К сожалению, многие такие нормы, и даже в более сильном виде, действуют и сейчас. Конечно же, мы хотим уйти от такого режима и в течение 3 - 4 лет постараемся это сделать.

- Президент также говорит о необходимости подробно прописать в законопроекте все виды ограничений по режиму счета и резервированию для каждой операции. Представители Минфина ранее заявляли о том, что это технически невозможно сделать. Изменилась ли ваша позиция?

- Мы также хотели серьезно и четко прописать варианты ограничений, но их действительно технически невозможно прописать. Более того, по характеру регулирования это не всегда нужно. Когда говорят, что возможность введения режима счета будет как дамоклов меч висеть над бизнесом, не надо забывать о том, что сейчас действует еще более жесткий режим, с еще большими полномочиями ЦБ, и этот режим мы в законопроекте существенно смягчаем. Но нельзя одномоментно отменить все ограничения.

- То есть с 1 января 2004 г. , когда законопроект вступит в силу, какие-то ограничения, предусмотренные в нем в качестве потенциальных, будут применяться?

- Да, нельзя отменить все. К тому же инвесторы, которые вкладывают деньги в российскую экономику сейчас, прекрасно знают, что у ЦБ есть право вводить разнообразные ограничения, и режим счетов сейчас существует. Но они также понимают, что ЦБ не будет каждый день вводить, например, такие же ограничения, как были во время кризиса 1998 г. , когда было заблокировано право инвесторов выводить свои деньги через счета типа "С". Для того чтобы были применены такие меры, должна сложиться определенная ситуация в макроэкономике. А как раз те условия, при которых она складывается, очень трудно прописать в законопроекте. Когда в мае 1998 г. цена на нефть уже стала очень низкой, все специалисты в стране спорили, сразу девальвировать рубль или еще подождать, сразу ли вводить те ограничения для инвесторов, о которых я сказал, или попозже. И сколько было специалистов, столько было мнений. Каждая будущая ситуация уникальна, все ее условия не пропишешь в законе. Но кто-то на законных основаниях должен будет принять окончательное решение, как не допустить кризис, взять на себя ответственность.

- Но неопределенность с тем, будут ли применяться ограничения и если будут, то какие именно и в каких ситуациях, очень беспокоит предпринимателей. Им сложно планировать свой бизнес, когда они не знают, какой режим валютного регулирования будет действовать уже через полгода.

- РСПП и та часть бизнеса, которую он представляет, выдвигают самое радикальное мнение. Они считают, что нужно снять все ограничения. Это понятно: бизнес в первую очередь обеспокоен за свою непосредственную прибыль, и ему в этом смысле все равно, рухнет ли рубль и обесценятся ли все вклады населения в стране. Они хотят иметь возможность в любую секунду вывезти прибыль независимо от того, что будет на внутреннем рынке через день. Но правительство должно смотреть не только на прибыль отдельных предприятий. Есть, например, позиция банковского сектора и Ассоциации российских банков. Банкиры, наоборот, считают, что новый закон слишком либеральный и что он подрывает конкурентоспособность российских банков. По их мнению, пока отечественный финансовый сектор не укрепился, рано раскрывать бизнесу такие возможности, которые предоставляет этот документ. Правительство должно придерживаться золотой середины, отвечая и за интересы компаний, и за интересы финансового сектора, и за интересы граждан. Могу сказать, что можно, в принципе, и ускорять отмену ограничений, которые по законопроекту могут применяться в случае необходимости до 2007 г. , но это означает, что финансовая политика страны должна быть еще более жесткой и нужны существенное сокращение расходов и увеличение профицита бюджета. То есть мы должны будем иметь очень серьезные резервы для реагирования на возможные колебания. Когда у нас отнимают одни, мы должны тогда более сильно настраивать другие инструменты.

- Что касается резервирования, то к каким видам операций Минфин предлагает его применять с момента вступления закона в действие?

- Во всяком случае, ни о каком ужесточении режима по сравнению с сегодняшним не может быть и речи. И совершенно точно полностью отменяются все разрешительные механизмы в части капитальных операций, которые действуют сегодня.

- Месяц назад премьер-министр Михаил Касьянов утвердил предложенные Минфином и ЦБ дополнительные меры по стерилизации денежной массы в связи с высокими ценами на нефть. В частности, премьер одобрил возможность выпуска облигаций ЦБ на 100 млрд руб. и государственных ценных бумаг. Будет ли эмиссия этих бумаг в связи с продолжающимся укреплением курса рубля?

- Те инструменты, которые сейчас применяются, достаточны. Привлечение заимствований может осуществляться, если это потребуется. Что касается укрепления рубля, то в настоящее время просматривается необычный психологический эффект на рынке. Рубль сильно укрепляется по отношению к доллару в номинальном выражении, но не столь сильно по отношению к корзине валют. Поскольку у нас большой товарооборот в евро, то для России является показательной именно динамика укрепления рубля по отношению ко всей корзине, или реальный эффективный курс. А если посмотреть на процесс с этой точки зрения, то мы увидим, что во второй половине 2002 г. и в I квартале 2003 г. рубль укрепляется существенно меньше, чем в 2000 - 2001 гг.

- У Минфина есть и другой повод для беспокойства - быстрое увеличение объема внешних корпоративных займов. Представители министерства говорили о том, что необходимо ограничить займы российских компаний за рубежом, поскольку они увеличивают внешний долг страны. А законопроект о валютном регулировании дает возможность обременить такие операции существенным резервированием. Какие шаги будет предпринимать Минфин в этом направлении?

- Я против излишних ограничений. Безусловно, когда идет большой приток валюты в страну, тем более из-за значительного роста краткосрочных обязательств, это составляет дополнительную нагрузку на рубль и усиливает тенденцию к его укреплению. Но в ближайшей перспективе, с учетом того что мы проводим достаточно взвешенную экономическую политику и готовы даже к снижению цен на нефть, к уменьшению положительного сальдо платежного баланса, серьезного беспокойства рост внешних займов вызывать не должен.

- А какие-нибудь планы по поводу того, какие именно могут быть ограничения на такого рода займы, есть?

- Те представители Минфина, которые поднимали эту тему, строго говоря, имели в виду просто некоторую озабоченность министерства быстрым ростом корпоративных внешних займов. Если у нас будет правильная кредитно-денежная и бюджетная политика и мы не будем допускать дефицит бюджета, я не вижу причин для существенных опасений.

- Правительство одобрило программу по поддержке экспортеров, но финансировать ее предполагается лишь с 2006 г. Есть ли возможность поддержать наших экспортеров раньше - в 2004 - 2005 гг. ?

- Окончательно это будет решаться при подготовке бюджета, когда будут утверждаться расходы на различные направления. Дать средства экспортерам в 2004 - 2005 гг. очень сложно, поскольку мы идем на снижение налогов. Строго говоря, уменьшение налоговой нагрузки означает то, что мы оставляем деньги в бизнесе. А что такое поддержка экспортеров? Это субсидирование коммерческих структур. Кому помогать, опять будут решать чиновники. Кроме того, если мы при снижении налогов еще и увеличим субсидирование коммерческих структур, это существенно уменьшит возможности для повышения бюджетных зарплат, поддержки социальной сферы. Поэтому в 2004 г. нужно делать что-то одно - или снижать налоги, или увеличивать коммерческое субсидирование.

- Но все-таки возможность поддержать экспортеров есть?

- Теоретически да. Просто для субсидирования экспортеров мы должны отказаться от исполнения других федеральных программ, принятых ранее, финансирование которых уже сегодня имеет трудности. Другими словами, мы должны будем всем сказать, что вот эти программы мы будем год от года исполнять в еще меньшем объеме, нам не хватает на них средств, зато начнем исполнять новую программу по поддержке экспорта. В реальной же жизни это как раз тот случай, когда "выбор уже сделан, наша задача - осознать этот выбор".

Анастасия Онегина

Правительство России восстанавливает индивидуальные таможенные льготы для импортеров, профинансированных в счет иностранных кредитов под гарантии Российской Федерации.  »
Юридические статьи »
Читайте также