"Налогоплательщики должны благодарить ФСНП".

ИНТЕРВЬЮ: Алексей Седов, руководитель управления ФСНП России по Северо-Западному округу

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ - На прошлой неделе деловое сообщество было взбудоражено информацией о новых инициативах Федеральной службы налоговой полиции - приказ главы ФСНП N 525, который позволяет вести профилактическую работу с лицами, "от которых можно ожидать совершения преступления", а также распоряжение об использовании "детектора лжи".

Замдиректора ФСНП России Алексей Седов, возглавляющий главное управление ФСНП по Северо-Западному федеральному округу, говорит, что инструкции всего лишь описывают существующие методы. По словам Седова, в последнее время налоговые полицейские уделяют больше внимания серьезным нарушениям, хотя уголовная судебная практика складывается не всегда в их пользу.

- ФСНП недавно издала специальный приказ о профилактике правонарушений. Теперь действия сотрудников полиции могут затрагивать даже тех, кого они только подозревают в преступных намерениях.

- Профилактическая работа проводится постоянно, мы применяем разные методы. В том числе, например, разъясняем свою позицию в прессе. И вот сделали документ, в котором попытались прописать все возможные ситуации. Никаких новых методов не появилось, просто сделана попытка их систематизировать, объединить в один комплекс.

Это не меры тотального применения. Некоторые меры, прописанные в инструкции, применяются очень редко, может быть, меньше чем в 1% случаев. Просто эти формы допустимы. Но это же не какое-то плановое обязательное мероприятие.

Налогоплательщики должны благодарить за то, что их предупредят, чтобы они не совершали преступлений, я так считаю.

Профилактикой занимаются все правоохранительные органы, такие же инструкции есть и в МВД, и в ФСБ. Там есть такие же инструкции, просто ФСНП - еще молодой правоохранительный орган. И сейчас только дело доходит до того, чтобы регламентировать многие вопросы, в других спецслужбах это давно уже было сделано. Но никаких угроз конституционным правам граждан нет.

- Но эти документы, кажется, расширяют список лиц, с которыми могут работать ваши сотрудники; в число тех, кто может привлечь их внимание, попадают родственники потенциальных нарушителей. Разве это не вторжение в частную жизнь?

- В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом и другими законами мы можем работать с разными возрастными и социальными группами людей, привлекать их в качестве свидетелей, потерпевших или обвиняемых. Родственные отношения в данном случае не имеют никакого значения.

Граждане просто не должны создавать условий, чтобы к ним пришли сотрудники налоговой полиции.

- Какие изменения в работе налоговой полиции вам кажутся ключевыми?

- Сегодня акцент сделан в первую очередь на правоохранительную составляющую. Сейчас мы уже практически полностью ушли от проверочной работы, ею занимается инспекция, а полиция - преступностью в налоговой сфере, а если говорить шире - то обеспечением экономической безопасности.

В прошлые годы налоговая полиция работала в основном на деятельное раскаяние. У меня были разные ощущения от применения статьи о деятельном раскаянии, которая освобождает налогоплательщика от уголовной ответственности, если он возместил ущерб. Когда эта статья только появилась, она сыграла положительную роль прежде всего для крупных налогоплательщиков, предприятий госсектора. Например, некоторые "красные директора", прикрываясь трудностями коллектива, не платили налоги. После возбуждения уголовного дела они, испугавшись уголовной ответственности, ущерб возмещали. Этот слой был отработан, и со временем эта практика имела отрицательный, на мой взгляд, эффект. Получается, что налогоплательщик может не платить налоги, пока не придет налоговая полиция. Тогда он быстренько раскается, заплатит налоги - и все. Это неправильно. Уже в прошлом году руководство налоговой полиции перенесло основной акцент на глубокое качественное расследование и неминуемое наказание.

- Как складывается судебная практика?

- Я анализировал статистику. Вроде бы мы выявляем нарушения, прокуратура направляет эти материалы в суд. В 2002 г. было принято к производству 3279 уголовных дел, это на 11% меньше, чем в 2001 г. В прокуратуру с обвинительным заключением направлено 800 уголовных дел (на 36% больше). Но в прошлом году на Северо-Западе было вынесено всего три приговора, предполагающих реальное осуждение. По остальным делам - условное наказание. Из трех приговоров два - в Новгородской области, один - в Псковской. Это самые бедные регионы Северо-Запада, по уровню развития экономики они несравнимы, например, с Мурманской или Вологодской областями, где и масштабы налоговых преступлений больше. Есть дела, по которым сумма ущерба составляет несколько миллионов рублей, но нарушители получают условные сроки. За неуплату налогов в сумме 52 000 руб. в Новгородской области дают 3,5 года колонии. А за 5 млн руб. в Вологодской - условные сроки.

- В чем вы видите причину подобных различий?

- К сожалению, единой судебной практики нет. В этом есть вина и налоговой полиции. Весь предыдущий период мы много работали с арбитражным судом, практика сложилась. Но поскольку теперь проверок мы не ведем, она практически полностью ушла в Министерство по налогам и сборам, а уголовная судебная практика в налоговой сфере пока не сложилась, наши дела идут медленно, и в предыдущие годы в суды направлялось мало подобных дел.

Сейчас тенденция такая, что принятых к производству и завершенных уголовных дел стало несколько меньше, чем в 2001 г. Это объясняется тем, что мы стали обращать внимание на серьезные нарушения. Для "мелочевки" есть административная ответственность.

То есть мы не ставим перед собой цель затолкать всех налогоплательщиков в тюрьмы. Цель-то как раз должна быть профилактическая. Глядя на то, что за совершение нарушений наступает реальная ответственность, человек подумает. А в обстановке вседозволенности нарушать будут все, тут срабатывает принцип конкурентности. Кто-то не платит налоги и быстро развивается, а другой не может с ним конкурировать, если не станет действовать такими же методами.

- В ФСНП принята новая инструкция, которая предусматривает применение психофизиологического исследования, т. е. "детектора лжи". Зачем понадобились такие меры, на кого они будут направлены?

- Эта инструкция принята недавно. Она допускает применение таких средств только в отношении сотрудников налоговой полиции и с их согласия. Так что можно рассматривать это как одну из дополнительных мер собственной безопасности.

Хотя, конечно, всех проблем таким образом не решить. На мой взгляд, главное средство борьбы с преступностью - это повышение уровня жизни российских граждан, в том числе и налоговых полицейских.

- А есть ли гарантия, что налоговая полиция не будет использована как средство конкурентной борьбы?

- Не могу сказать, что все идеально. В наших рядах тоже не без червоточины. Несколько наших сотрудников осуждены за злоупотребление служебным положением и отбывают срок.

Иногда возможности правоохранительных органов используются в конкурентной борьбе. Но есть механизмы противодействия - у нас есть служба собственной безопасности, существуют и другие правоохранительные органы, которые осуществляют контроль за деятельностью налоговой полиции, - прокуратура, например.

Мир так устроен, жизнь - это борьба. Есть честная конкуренция, а есть преступная. Нужно бороться, обращаться в вышестоящие инстанции. Тогда справедливость восторжествует.

- В каких отраслях больше всего нарушений?

- Конечно, это те отрасли, которые являются определяющими для региона, - энергетика, ТЭК, лесообработка, если говорить о Коми и Архангельской области, в Мурманской и Калининградской областях - рыбная промышленность. Металлургическая промышленность очень важна. Есть уголовные дела по нарушениям в этих отраслях.

А производство алкоголя, которое традиционно было криминализованной сферой, в последнее время, наоборот, становится все более цивилизованной, ситуация в ней нормализуется. Это можно сказать и о Северо-Западном регионе, и о России в целом.

Поскольку наш регион является ключевым для внешней торговли, то много нарушений связано с внешнеэкономической деятельностью. Тут мы взаимодействуем с таможней, сотрудничаем с правоохранительными органами приграничных с нашим регионом стран, наиболее активно - с Финляндией, Норвегией, Швецией, Польшей, Литвой.

- Каковы наиболее типичные схемы?

- Схемы основаны преимущественно на использовании лжефирм, на которые выводится налогооблагаемая база. Это болезнь, причем в Петербурге и Москве таких фирм создается больше, чем где-либо. В силу высокой концентрации финансовых и интеллектуальных ресурсов здесь сложился своеобразный рынок таких фирм с миллиардными оборотами.

Я понимаю, что задача налогоплательщика - минимизировать налоги, другой вопрос, что есть законный путь и есть незаконный.

Наиболее распространенные виды преступлений - фиктивные сделки, хищение средств путем незаконного использования льготы на НДС, невозврат валютной выручки, обналичивание денежных средств, транзит денежных средств, вывоз капитала. Если говорить о составах преступлений, это мошенничество, незаконная предпринимательская деятельность, лжебанкротство, незаконная банковская деятельность, легализация и отмыв грязных денег. Есть должностные преступления. Но схема одна - используются подставные фирмы.

Раньше мы "били по хвостам" в делах, связанных с возвратом НДС по экспортным сделкам. Но когда клиент предъявляет документы для возмещения НДС, то схема уже сработала, и раскрыть ее удается не всегда. Один из успешных примеров связан с экспортом в Венгрию 7 т алюминия. Заявленная сумма контракта составила почти $48 млн. Однако оказалось, что стоимость партии значительно ниже, а фирма СТС, которая предъявила документы для возврата НДС, была создана только под эту сделку и никаких других операций не проводила. Кроме того, выяснилось, что была использована схема "виртуальных денежных средств" и на самом деле перемещения денежных средств не производилось. На основании этой информации мы сделали вывод о том, что СТС осуществила финансовую операцию, направленную на хищение бюджетных средств. Мы объединили усилия с органами МВД, дело по признакам правонарушений "мошенничество" и "контрабанда" передано в суд. В Вологде мы пресекли попытку использовать подобную схему при перепродаже металлопроката, налогоплательщик получил 3,5 года условно за попытку нанести ущерб в размере 5 млн руб.

- В прошлом году началась перерегистрация фирм. По данным налоговой инспекции, в Петербурге эту процедуру прошло 95 000 фирм из 250 000. Ясно, что подставные фирмы, о которых вы говорите, попадут под ликвидацию.

- Закон о государственной регистрации юридических лиц, вступивший в силу в июле прошлого года, конечно, имеет прогрессивный смысл в плане борьбы с фирмами-однодневками. До вступления в силу закона 40% фирм в Петербурге и Москве не предоставляли отчетность.

Но, к сожалению, процесс ликвидации фирм, не прошедших регистрацию, очень затяжной, практика нулевая. Операции через подставные фирмы продолжаются. Вроде бы фирма не прошла регистрацию, но фактически имеет все регистрационные документы и печати. Потом лови ее.

Если раньше мы работали в основном по клиентам, то теперь наши приоритеты сместились в сторону разработчиков и организаторов преступных схем. В прошлом году мы реализовали четыре групповых дела, одно из них уже передается в суд. Оно касается петербургского филиала Внешагробанка. Его руководители организовали ряд фирм, через которые, в частности, обналичивали средства для ряда крупных предприятий. Три другие группы тоже концентрируются вокруг филиалов московских банков (я не хотел бы их называть, пока дела не переданы в суд) и проводят подобные операции. В ходе реализации двух дел изъяли около $1 млн - это характеризует дневной оборот таких операций. Я не хочу обвинять московские банки, возможно, их руководство просто плохо контролирует деятельность филиалов.

- Создание налоговых органов в семи федеральных округах принесло ожидаемый эффект?

- Укрупнения как такового не произошло, в субъектах Федерации по-прежнему существуют территориальные органы налоговой полиции. Мы же являемся подразделением центрального аппарата. Моя задача - осуществлять координацию работы с окружными структурами других ведомств, с аппаратом полпреда. Одна из наших функций - организация межрегиональной работы и работы по особо важным делам. За год у меня больше 150 дел на контроле. Экономика же не знает границ субъектов Федерации, она развивается совсем по другим законам.

К сожалению, наши территориальные подразделения все-таки иногда попадают в зависимость от местных властей в решении материально-технических вопросов. Финансирование не всегда было идеальным, и руководители вынуждены были прибегать к помощи местных властей. А бесплатный сыр только в мышеловке. Бывает, что административные структуры оказывают давление на органы налоговой полиции. Мы берем такие дела на контроль.

- Можно назвать регионы?

- Такие проблемы были в Мурманской, Псковской, Ленинградской, Калининградской областях.

- Какова роль полпредства в решении экономических задач, контроле над финансовыми потоками?

- Оценивать работу полпредства я не могу.

Мы видим примеры, когда полномочный представитель берет под контроль некоторые проекты. Если программа 300-летия Петербурга приносит в наш регион дополнительно огромные средства, то полпредство, конечно, участвует в процессе контроля над тем, как расходуются эти деньги.

- А каков механизм этого контроля?

- Государственные бюджетные деньги проходят через Министерство финансов и казначейство. Наверное, полпредство отслеживает эти потоки. А непосредственно работу с этими потоками осуществляют государственные, региональные или городские структуры. Заниматься федеральной собственностью городская администрация не может - для этого у нее нет ни прав, ни средств. Здесь все очень строго.

Федеральные контролирующие органы - МНС, МВД, ФСБ, казначейство, налоговая полиция - осуществляют проверочные действия, в том числе по ориентировкам и поручениям полпредства. Проектам, связанным с 300-летием, уделяется повышенное внимание, поскольку средства выделены большие и вероятность преступных посягательств возрастает. Поэтому государство в лице полпредства направляет наши усилия на постоянный упреждающий контроль. Чтобы потом мы не оказались у разбитого корыта. Чтобы не получилось так, что программы частично осуществились, но много разворовано и уже не найдешь. В этом отношении нам не важно, идет ли речь о федеральных или городских деньгах, поскольку наша задача - защита бюджетных интересов.

БИОГРАФИЯ:

Седов Алексей Семенович родился в 1954 г. В 1976 г. окончил Ленинградский институт авиационного приборостроения. С 1976 по 1980 г. работал в НПО "Ленинец". С 1980 по 1992 г. служил в КГБ. В 1992 г. назначен заместителем начальника управления налоговых расследований при Государственной налоговой службе по Санкт-Петербургу. С 2000 по 2002 г. возглавлял управление ФСНП по Москве. В 2002 г. назначен заместителем директора ФСНП России - начальником главного управления ФСНП по Северо-Западному федеральному округу.

Анна Щербакова

Министры за стеклом  »
Юридические статьи »
Читайте также