Формируется новое поколение незаконопослушных людей...

Александр Марголис, генеральный директор Международного фонда спасения Петербурга-Ленинграда: Формируется новое поколение незаконопослушных людей...

- За последний месяц прошло несколько международных конференций, круглых столов, дискуссий, посвященных в общем-то одной теме - сохранению и содержанию культурно-исторических памятников. В одних вы участвовали непосредственно, другие вам тоже хорошо знакомы...

- Действительно, конференция в Эрмитаже называлась "Петербург и мир Балтики", а в Смольном проходила конференция "Русские маршруты в Европе"... Я был участником и еще одной конференции, которую устраивал Фонд Лихачева. Собрались руководители фондов культуры Европы. Тема была та же - судьба культурного наследия сегодня, привлечение средств на реставрацию и содержание памятников. Это был один из самых содержательных июньских симпозиумов. Мы имели возможность услышать мнения наших зарубежных коллег. Бросались в глаза существенные расхождения в подходах.

- В чем же различия?

- На сегодняшний день сложилась парадоксальная картина. С начала 90-х годов Петербург и пригороды включены в список всемирного природного и культурного наследия. Мы подали заявку еще в советские времена и были включены. Причем вошли в этот список уникальной строкой: речь идет об историческом центре в целом, а не об отдельных памятниках. После чего вышел федеральный закон о культурном наследии, в котором фигурирует ссылка на особый наш статус. Но на практике все 90-е годы у нас в этой области ничего не происходило. Подали заявку, ее удовлетворили, и мы на этом успокоились. Никто ничего дальше делать не стал. Теперь наши западные коллеги недоуменно спрашивают: "Ребята, а что вы тут делаете? Всемирное наследие... Ваше городское правительство должно поддерживать контакты на соответствующем уровне с ЮНЕСКО, существует ассоциация таких городов с памятниками всемирного значения, вас там не слышно и не видно..." То есть мы второе десятилетие значимся в списке, но ничего не происходит.

- Может быть, дело, как всегда, в отсутствии или несовершенстве законодательной базы?

- Верно, до выхода федерального закона беспредел объяснялся тем, что нет закона, теперь закон вышел. Но механизмов его приведения в действие нет. И все продолжается по-старому. Формируется новое поколение людей, изначально незаконопослушных. Они не заглядывают ни в федеральный закон, ни в какой другой, считая это лишним.

Последний пример - это не какие-нибудь очумелые бизнесмены, которым на все наплевать, кроме прибыли, а Государственный Русский музей, который ничтоже сумняшеся выдвигает проект якобы реставрации Летнего сада на эпоху Петра I. Никакой такой реставрации быть не может, реставрировать нечего. Летний сад после наводнения 1777 года приобрел совершенно другой вид, в частности появилась знаменитая ограда Фельтена и Егорова. Предлагается на все это закрыть глаза, вырубить деревья, восстановить павильоны, стриженые куртины и прочее... Этот вопрос обсуждался на последнем совете по культурному наследию при губернаторе... Многие возражали, но инициаторы полны решимости этот проект все-таки продавить... Это прямое однозначное нарушение федерального закона, он запрещает производить подобные манипуляции с памятниками такого класса, как Летний сад...

Похожие истории встречаются на каждом шагу. Далеко ходить не надо, вот тут рядом с нашим офисом, в Таврическом саду, оранжерея, цветы разводили. Но кто-то что-то там перекупил, а новый владелец собирается там строить чуть ли не многоэтажный жилой комплекс на территории Таврического сада, который имеет статус памятника федерального значения...

Как будто мы живем в эпоху военного коммунизма, когда старые законы Российской империи были аннулированы, а новые еще не разработали, и революционная целесообразность служила основным законом. И это при нынешних постоянных разговорах о правосознании, правовом обществе, "диктатуре закона" - цитирую президента...

Беседовал Александр Урес

Чужие! Чужие?  »
Юридические статьи »
Читайте также