Цена слова Конституционный суд вернул в бюджет 3,2 млрд руб.

Термин "недобросовестный налогоплательщик", который Конституционный суд изобрел почти два года назад, уже принес бюджету 3,2 млрд руб. Вооружившись решением КС, налоговики требуют у компаний, чьи налоговые платежи зависли в "проблемных банках" после кризиса 1998 г. , заплатить снова. В 2002 г. они выиграли дел на 1,7 млрд руб. , а за I квартал 2003 г. - еще на 1,5 млрд руб. Останавливаться мытари не собираются. Долг по зависшим платежам составляет 34 млрд руб.

В Налоговом кодексе сказано, что "обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика". Другими словами, если компания заплатила налог через банк, который впоследствии обанкротился и денег в бюджет не перечислил, то компания не виновата, поскольку ее обязанность по уплате налога исполнена. Но 25 июля 2001 г. Конституционный суд по ходатайству МНС разъяснил, что норма НК касается лишь "добросовестных налогоплательщиков". Если налоговики докажут, что компания "недобросовестна", ей придется заплатить в бюджет со второй попытки.

Вчера начальник управления кредитных организаций МНС Дмитрий Вольвач заявил на пресс-конференции, что, получив определение КС, налоговики изменили тактику поведения в судах. Если раньше они просили суды признать обязанность по уплате налога не исполненной на основании того, что деньги не дошли до бюджета, то теперь сделана ставка на доказательство "недобросовестности" налогоплательщика. Это сразу принесло плоды: в 2002 г. МНС вернуло в бюджет 1,7 млрд руб. , а за I квартал 2003 г. - еще 1,5 млрд руб. , говорит Вольвач.

"Охотно верю в эти цифры", - говорит партнер юридической фирмы "Налоговая помощь" Сергей Шаповалов. По его словам, судебная практика по зависшим платежам настолько широка, что уступает, пожалуй, лишь делам о возмещении налога на добавленную стоимость экспортерам. Налогоплательщики практически всегда проигрывают, если они использовали "вексельную" схему, при которой для уплаты налога используются средства, которые якобы поступили на счет плательщика за вексель, рассказывает Шаповалов. Если компания пыталась расплатиться с бюджетом со счета, который специально для этого был открыт и никогда не использовался для расчетов с бизнес-партнерами, шансы отбиться от МНС тоже невелики.

Например, ФАС Московского округа признал ЗАО "Бетонное хозяйство" "недобросовестным" налогоплательщиком на основании того, что компания открыла счет в КБ "Московский трастовый банк" незадолго до уплаты налога, причем "денежные средства, якобы перечисленные на расчетный счет ответчика за вексель, полностью соответствуют сумме налоговых платежей, не поступивших в бюджет", пишут судьи в своем определении. Компания возражала, что налоговики вовремя не предупредили ее о неплатежеспособности банка, но суд решил, что "каждый участник хозяйственных отношений должен действовать осмотрительно и нести ответственность за свои действия в зависимости от результата".

Если компания, у которой нет ни долгов, ни обязанностей по налогам, решила расплатиться с бюджетом через "проблемный банк" авансом, то ее шансы выиграть в суде у МНС тоже невелики, говорит партнер "Пепеляев, Гольцблат и партнеры" Денис Щекин. Именно на этом основании ФАС Московского округа признал "недобросовестным" издательский дом "Ниола 21-й век". В постановлении суда сказано, что компания "вопреки принципу разумности и добросовестности" поручила банку уплатить налоги, по которым авансовые платежи вообще не предусмотрены законами. Любопытно, что у издательского дома не только не было долгов, но и "имелась переплата" по подоходному налогу, налогу на пользователей автодорог, налогу на прибыль, на имущество, НДС и по взносам во все государственные и внебюджетные фонды, говорится в постановлении суда.

Впрочем, судебная практика по зависшим платежам остается противоречивой. Ни понятия "недобросовестность", ни ее критериев в законодательстве нет, говорит Щекин. Судьи трактуют это понятие на свое усмотрение, причем федеральные арбитражные суды Дальневосточного, Северо-Кавказского и Уральского округов, как правило, становятся на сторону МНС, а Московского и Северо-Западного - на сторону налогоплательщиков, говорит Щекин. Например, московскому СП "Гелпик" удалось отсудить в Москве у МНС 572 898 руб. 69 коп. , зависшие в Инкомбанке.

Налогоплательщики, считающие себя вполне добросовестными, судебных споров с МНС не боятся. "У нас зависло в Инкомбанке несколько миллиардов рублей налоговых платежей, но заплатить их по второму разу никто, слава богу, пока не требовал", - говорит сотрудник крупной нефтяной компании. Правда, по словам Шаповалова, неожиданные проблемы могут возникнуть у любого налогоплательщика в любой момент. В НК говорится, что выездные проверки можно проводить лишь за три предшествующих года, а кризис случился пять лет назад. Но никаких проверок налоговики и не проводят. "Одному моему клиенту они просто прислали требование об уплате налога, сославшись на данные лицевого счета за 1998 г. ", - говорит юрист. Если, получив такое требование, компания откажется платить, в суд придется обращаться ей, а не налоговой инспекции.

Универсальный инструмент: Термин "недобросовестность" налоговики употребляют теперь и для решения проблемы необоснованного возмещения НДС. 5 июня 2002 г. МНС разослало письмо о том, что "представление отдельной налоговой декларации и документов, обосновывающих возмещение НДС по экспортным операциям, является основанием для вынесения налоговым органом решения о правомерности возмещения налога только в отношении добросовестных налогоплательщиков". О "недобросовестности" свидетельствует, например, "неперечисление НДС в бюджет поставщиком налогоплательщика-экспортера".

Наталья Неймышева

Бухгалтеры получат налоговый кроссворд МНС готовит новые правила заполнения платежных документов  »
Юридические статьи »
Читайте также