Конституционный Суд России ограничил право судебных приставов на свободное получение информации о счетах граждан в банках.

Согласно действующей редакции Федерального закона «О судебных приставах» информация, документы и их копии, необходимые для осуществления судебными приставами своих функций, предоставляются по их требованию безвозмездно и в установленный ими срок. При этом в Федеральном законе «О банках и банковской деятельности» не предусматривается возможность предоставления банками справок о вкладах физических лиц по требованию судебных приставов-исполнителей.

Данная коллизия привела к тому, что заместитель управляющего филиалом коммерческого банка «Петрокоммерц» в городе Лангепасе (Ханты-Мансийский автономный округ) отказался выполнить требование судебного пристава-исполнителя о предоставлении сведений о банковском вкладе физического лица – клиента этого банка, посчитав их незаконными. Пристав оштрафовал непослушного менеджера. Банковский служащий обратился в суд. Придя к выводу о том, что подлежащий применению в данном деле пункт 2 статьи 14 Федерального закона «О судебных приставах» не соответствует Конституции России, Лангепасский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа, приостановив производство по делу, обратился в Конституционный Суд России с запросом о проверке конституционности содержащегося в нем положения, согласно которому информация, документы и их копии, необходимые для осуществления судебными приставами своих функций, предоставляются по их требованию безвозмездно и в установленный ими срок.

Конституционный Суд России признал коллизию двух законов и указал, что разрешать такие противоречия должен именно он. Но рассматриваемые положения в их истолковании правоприменительной практикой относят судебных приставов-исполнителей к числу субъектов, имеющих доступ к банковской тайне. Это, по мнению Конституционного Суда России, не только приводит к коллизии соответствующих норм, но и порождает возможность искажения конституционного смысла института банковской тайны и коллизии гарантированных Конституцией России прав и преследуемых законодателем целей. Устранение такого противоречия требует выявления конституционного смысла этих положений Федерального закона «О судебных приставах». Он был сделан: судебный пристав-исполнитель, действуя в рамках публичной функции по принудительному исполнению постановления суда, вправе требовать предоставления сведений о банковском вкладе физического лица, а банк, иная кредитная организация обязаны предоставить такие сведения – в пределах задолженности, подлежащей взысканию согласно исполнительному документу.

Само оспариваемое положение признано конституционным с учетом оговоренного фактора. Это означает, что банк может, во-первых, требовать от пристава обоснования требования о предоставлении сведений о счетах, а во-вторых, отказать предоставлять сумму остатка, ограничившись, например, ответом: «На счете имеется сумма, подлежащая взысканию согласно исполнительному документу».

Конституционный Суд России также указал, что с федерального законодателя не снимается обязанности согласовать законодательство, которым регламентируется режим банковской тайны и устанавливаются обусловленные им взаимные права и обязанности банка, иной кредитной организации и государственных органов и их должностных лиц, с гражданским законодательством, процессуальным законодательством и законодательством об исполнительном производстве, что предполагает принятие соответствующих нормативных решений в целях преодоления коллизии правовых норм и затрагиваемых ими публичных и частных интересов.

Город претендует на две зоны из восьми  »
Юридические статьи »
Читайте также