Острова нечестного бизнеса Антиотмывочная кампания заставляет инвесторов искать новые пути ухода от налогов

Недавно ЕС получил мощный рычаг экономического давления на США. Иск был подан против утвержденной Америкой системы налоговых скидок, которые позволяют зарегистрированным в офшорных зонах американским корпорациям избегать налога при экспорте товаров за пределы страны. "Благодаря" специфике законодательства США наживаются больше всего крупные компании, такие, как "Боинг" или "Mайкрософт", и сейчас эта практика признана ВТО как нарушающая основы свободной торговли и конкуренции. Такая жесткая позиция ЕС по отношению к офшорам задевает не только Америку, но и Россию. Например, для вступления в ЕС Кипру были предъявлены требования об отмене налоговых льгот, вследствие чего солидная часть российских предпринимателей принялась активно изыскивать новые пути спасения от налогового бремени родного Отечества.

В переводе с английского, "офшор" - "за пределами морской границы", "изолированный", "вне берега". Как таковой термин появился в одной из американских газет в конце 50-х годов.

Довольно часто понятие "офшор" отождествляют с понятием "свободная экономическая зона". Определение последней дано в Киотской конвенции 1973 года, согласно которому свободная экономическая зона ("зона франко") - это часть территории страны, на которой товары рассматриваются как объект, находящийся за пределами национальной, таможенной территории; территория, где соблюдается принцип "таможенной экстерриториальности". Соответственно финансовая организация, избегающая правительственного и главным образом фискального контроля путем географической избирательности, освобожденная от налогов и выплачивающая ежегодный регистрационный сбор, использующая упрощенные процедуры регистрации и управления, будет именоваться "офшорной компанией".

С конца 70-х годов офшоры стали набирать популярность по всему миру. Торговые, трастовые, брокерские, лизинговые, холдинговые, инвестиционные, маркетинговые и кептовые страховые компании, а также компании по обслуживанию судов (особенно в последнее время именно этой популярности обязан своим появлением термин "удобный флаг"), компании по использованию интеллектуальной собственности (издательские) и компании по найму персонала чаще всего регистрировались как офшоры.

К концу 90-х годов роль офшорного бизнеса была принципиальна как в движении ссудных и предпринимательских инвестиций, так и в обслуживании внешнеэкономической связи между государствами. Вероятно, этим и обусловлен офшорный бум в прибрежных и островных странах Карибского бассейна.

А в России тем временем на весьма шатком правовом фундаменте пытались закрепиться либерализация и экономическая интеграция - самая благоприятная почва для вторжения офшоров в сферу российского предпринимательства.

Различают внешние и внутренние офшоры. Национальную правовую основу функционирования офшоров составляют отдельные положения налогового, банковского, валютного и инвестиционного законодательства.

В частности, Закон "О валютном регулировании и валютном контроле" устанавливает, что регистрация компании в государствах с льготным налогообложением, в том числе в офшорных зонах, покупка акций и внесение взносов в уставные капиталы иностранных предприятий, открытие счетов в банках за пределами России отнесены данным законом к операциям, связанным с движением капитала, и подлежат осуществлению в порядке, предусмотренном Банком России. Следовательно, ведение подобной деятельности невозможно без лицензии Центрального банка. Проблема валютных отношений не перестает решаться на ведомственном уровне. В этой связи уполномоченным банкам поручено усилить валютный контроль за правомерностью осуществления их клиентами валютных операций, а при необходимости применять меры воздействия.

Стоит иметь в виду, что предоставление налоговых льгот не во всех регионах одинаково. В одних льготы предоставляются организациям, ведущим на их территории хозяйственную деятельность (например, в Республике Башкортостан), в других же льготы предоставляются всем организациям, на данной территории зарегистрированным, что отражено, например, в законодательстве Республики Калмыкия. Там постановлением регионального парламента было установлено право предоставления дополнительных льгот по налогу на прибыль и по налогу на содержание жилищного фонда для отдельных категорий налогоплательщиков. Стоит обратить внимание на то, что, во-первых, в соответствии с федеральным и региональным законодательствами, местонахождением организации считается место ее регистрации, и налоговые платежи взимаются в соответствии с требованиями именно этой территории. Во-вторых, налоговые льготы региональные власти могут предоставлять только по налогам, выплачивающимся в бюджет региона, и никак иначе. И, в-третьих, законодательно закрепленный факт предоставления льгот лишь тем коммерческим организациям, которые не используют в своей деятельности природные и сырьевые ресурсы Республики Калмыкия (другой вопрос, что получается эффект замкнутого круга: организация регистрируется в Калмыкии и пользуется льготным режимом налогообложения, при этом не может использовать "родные" ресурсы, вынуждена вести деятельность за пределами зоны, где действуют эти самые льготы).

В свободной экономической зоне Находка закреплен "нечетко сформулированный механизм реализации неточно поставленных целей". Т.о. не была сформирована эффективная нормативно-правовая база начиная с 1992 года (справедливости ради заметим, что в 1994 году была внесена некоторая ясность). Это послужило выдвижению на первый план не общегосударственных, а региональных целей. В зоне экономического благоприятствования "Ингушетия" действует следующий принцип: за счет налоговых доходов других территорий формируется собственный бюджет. Положение проверялось на конституционность, и подобное ведение дел было запрещено, предлагалось также привести положение в соответствие с законодательством, что результата не дало. Центр предполагал социально-экономическое развитие Ингушетии. Предполагать-то он предполагал и даже указал, что финансы должны привлекаться из-за рубежа. Но вот процедура уточнена не была.

Таково положение внутренних офшоров на примерах нескольких из них.

Вообще обязанность по уплате налога на добавленную стоимость в месте осуществления работ или в месте осуществления экономической деятельности подтверждается и Законом "О налоге на добавленную стоимость", однако ежемесячные расчеты налогоплательщики должны представлять в налоговые органы по месту регистрации. В свою очередь, Закон "О налоге на прибыль предприятий и организаций", говоря о филиалах, указывает, что налог на прибыль зачисляется в бюджеты субъектов по месту нахождения структурных подразделений исходя из приходящейся на них доли прибыли и сумма налога определяется исходя из ставки на этой территории. Таким образом, видно, что данные законы регламентируют привязку налогового платежа к фактическому месту ведения экономической деятельности. Налоговое законодательство наделило полномочиями субъектов РФ предоставлять льготы по налогам, зачисляемым в региональный или местный бюджеты. Но после принятия главы 25 Налогового кодекса "Налог на прибыль организаций", которая призвана сократить фискальную нагрузку и одновременно отменить льготы, будущее "внутренних офшоров" оказалось под угрозой (хотя на этот счет тоже существуют весьма различные прогнозы).

Отдельные положения Бюджетного кодекса позволяют в какой-то степени "дать" офшорам второе дыхание. Так, некоторые регионы будут стараться привлекать инвестиции через возврат части налоговых сумм в виде субвенций из местного бюджета.

Существуют и такие территории, как зоны свободного предпринимательства (Санкт-Петербург, Выборг), целями создания которых являются ускорение социально-экономического развития данных регионов, обеспечение благоприятных условий для привлечения иностранного капитала и увеличение экспортных возможностей, и зоны свободной торговли, где предполагается отмена в ее пределах таможенных тарифов и ограничений количественного характера на экспорт и импорт.

О последних - чуть подробнее. Идея с ЗСТ - идея наиболее выигрышная и реальная на уровне отношений между странами СНГ. В этой связи в 1993 году был подписан Договор о создании Экономического Союза, а в 1994 году - Соглашение о создании зоны экономической торговли - своего рода правовой фундамент. Но данный режим так и не был введен, хотя его актуальность отмечалась на разных уровнях. В 1999 году в Соглашение был внесен ряд изменений, утвердивших механизм реализации принципов ЗСТ в соответствии с требованиями в этой области ВТО. А процесс присоединения к ВТО включает в себя приведение экономическо-правовой национальной базы в соответствие с требованиями Организации. Так вот, именно регулирование зон свободной торговли стало одним из камней преткновения.

Чтобы не вдаваться в подробности, поясним, что проблема берет начало в несоответствии ряда правовых норм на уровне стран СНГ, как участниц таможенного союза. Отсюда - острая потребность незамедлительного приведения в соответствие с требованиями законодательств стран - участниц СНГ, и затем скоординированное строительство правового фундамента, сгладившего бы отрицательные последствия вступления в ВТО (но при этом нельзя сбрасывать со счета и экономическую выгоду при торговых отношениях непосредственно между государствами Содружества).

К сожалению, невооруженным глазом видно, что все существующие положения не вносят желаемой ясности в этот вопрос.

Теперь - об офшорах внешних.

Одним из наиболее популярных внешних офшоров для российских бизнесменов был Кипр. Но налоговая реформа, слухи о которой разнеслись год назад, очень болезненно была воспринята определенной категорией российских предпринимателей. Считалось, что Кипр падет в антиофшорной войне с армией международных организаций под предводительством ЕС и ОЭСР. Панихиды, правда, по всеми любимой бизнес-зоне не было и в обозримом будущем не предвидится, но сей райский уголок уже не пользуется популярностью среди россиян.

С конца 90-х годов Банк России, преследуя благородную цель максимально сократить нелегальный вывоз капитала за границы нашей Родины, серьезно ужесточил контроль за офшорами. Проблему утечки капитала возможно решить путем включения в различные области законодательства так называемые антиофшорные нормы. Первыми шагами в этой области можно признать Письмо Банка России N 267 от 04.04.1996 г. и Положение Центробанка N 27-п от 29.04.1998 г., где вводилось ограничение на участие российских банков в уставном капитале организаций, зарегистрированных в офшорных зонах, а также на наделения средствами своих филиалов, зарегистрированных в офшорах. Для таких операций необходимо было двустороннее соглашение Центробанка России и центрального банка государства, где зарегистрирован филиал, предусматривающее обмен соответствующей информацией. Вслед за ними в свет вышло Указание Центробанка России от 26.08.1999 г. N 634, предусматривающее, что уполномоченные банки имеют право вести корреспондентские отношения с банками-нерезидентами только при наличии лицензии ЦБР на осуществление банковских операций. Кроме того, в соответствии с Положением ЦБР от 20.07.1999 г. N 82-П инвестор может делать взносы в уставный капитал офшорной компании только при наличии разрешения на то Центробанка (исключением, сделанным чуть позже, были случаи перевода валюты с целью приобретения или создания предприятия на территории СНГ при соблюдении ряда условий). Но тем не менее ограничения подобного рода - это не панацея от перевода российского капитала в офшорные зоны. Хотя бы потому, что отечественному законодателю не пришло еще в голову как-то урегулировать "офшорные отношения", с участием физического лица, да и национальные законодательства ряда стран - офшорных центров зачастую не касаются вопросов, принципиальных для решения российской стороны этой проблемы. Желая усилить офшорный контроль, законодательно были утверждены признаки "подозрительности" сделок (Письмо ЦБР от 03.07.1997 г. N 479; Указания ЦБР от 12.02.1999 г. N 500-У), к которым надо было предъявлять особое внимание. Не желая отставать от мировой "моды", Центральный банк составил собственный список офшорных территорий по состоянию на начало декабря 2001 года (так называемый "N 500-У"), с самого начала, правда, не обладавший достоверной информацией и не грозивший особыми санкциями попавшим в него странам, куда, кстати, включена и пресловутая Республика Кипр. Тем не менее если на горизонте у законопослушной кредитной организации появится клиент, принадлежащий любому из "подозреваемых" государств, информация об этом должна быть передана в ЦБ. А оттуда при необходимости - в правоохранительные органы.

Продолжением крестового похода против офшоров можно назвать появление ряда указаний Банка России, в соответствии с которыми российским кредитным организациям, не желающим подпадать под санкции, предлагается формировать резервы для операций с резидентами офшорных зон, а также ограничивается возможность устанавливать с банками, зарегистрированными в офшорных зонах, корреспондентские отношения, и вдобавок запрещается открывать для них рублевые счета.

Все это само по себе очень неплохо. Однако изменений практически не произошло. Просто вместо территорий, попавших в "черный список" Центробанка, стали использоваться малоизвестные офшорные зоны, по ряду причин в него не угодивших. А еще приобрела популярность такая схема. Компания регистрируется в стране, где нет налоговых льгот, зато есть международный договор об исключении двойного налогообложения, что позволяет совершенно законно сводить налоги к минимуму, умело используя особенности законодательства стран-участниц договора. Другой способ - это "эффект цепочки", когда средства из России через вполне солидную фирму, которая по сути лишь посредник, попадают в офшорную компанию - свой конечный пункт (кстати, данная тактика довольно популярна в Европе). Часто российские организации используют в качестве средства платежа ценные бумаги, в частности, векселя. В такой ситуации организация выдает вексель некоему третьему лицу. А он за символическую плату продает его офшорной компании, которая предъявляет его векселедателю, и последний переводит "долг" на счет офшорной компании за рубежом. Работают и такие схемы, как продажа офшорной компанией нематериальных активов с последующей их продажей российской организации по явно завышенным ценам (деньги, естественно, в офшор). И последний пример - это толлинговые операции, когда иностранное лицо закупает в России сырье или изделия и передает российскому же заводу на переработку.

Одним словом, что греха таить, вводимые во множестве стран и в

Владимир Мау: "Не надо провоцировать кризис в Китае"  »
Юридические статьи »
Читайте также