Оглянись, незнакомый прохожий!

В этом году случилось небывалое - к концу зимы еще ни один петербуржец не погиб от падения сосулек

В прошлые годы "ледяные убийцы" открывали сезон охоты на прохожих уже в начале февраля. Отсрочку приговора петербуржцы получили благодаря необычайно мягкому климату января - он был на 6 градусов теплее обычного. Погода в Петербурге скорее напоминала климат Германии или севера Франции. Снег таял, не успевая накапливаться на козырьках крыш. Зато теперь его достаточно, чтобы задуматься о вечной петербургской проблеме.

ИСТОРИЯ СОСУЛЬКИ

Сосульки - слово фольклорное, смешное, забавное, озорное. Его происхождение так же кристально ясно, как и обозначаемый им предмет. Сосульки сосали крестьянские дети, когда в семье не было денег на леденцовых петушков, да и просто так, для забавы. Сосулек в деревнях никогда не боялись, да и в городах в каждом многоэтажном доме всегда был дворник, который вовремя сбивал ледяную поросль с края крыши, не давая ей превращаться в ледяные сталактиты. Если дворник этого не делал, его примерно наказывал хозяин дома или даже обычный городовой. Так было до 1917 года, который отменил и городовых, и домохозяев, и даже самого Бога.

С приближением весны жители Петербурга все чаще возводят взоры к небу. Нет, они не ищут знамений свыше, они хотят уберечься от падающих сосулек. Каждый год их жертвами становятся несколько человек. Десятки людей получают травмы головы, спины, ключиц и плечевых суставов. Абсолютный рекорд был поставлен 6 февраля 2003 года, когда от сосулек пострадали 44 человека.

Современный дворник ничего с сосульками поделать не может. Во-первых, он один на несколько домов. Во-вторых, это даже не дворник в старом понимании этого слова, а дворничиха, часто обремененная болезнями пенсионерка. Поэтому лед и снег с городских крыш должны сбрасывать кровельщики. По штату петербургских кровельщиков около тысячи, а реально работает в два раза меньше - никто не хочет рисковать жизнью за 5 тысяч рублей.

ЧЕТЫРЕ ДОРОГИ В НИКУДА

Какая бы власть ни была в городе - коммунистическая, демократическая или постдемократическая, реальных изменений к лучшему не происходит. Разве что в последние годы опасные участки стали огораживать барьерчиками или веселенькой полосатой лентой - мол, "не ходи, снег башка попадет, совсем мертвый будешь!".

Выходов из ситуации несколько. Выход первый - еще больше потянуть бюджетное одеяло на ЖКХ и бросить средства на борьбу именно с сосульками. Но тогда начнут замерзать другие оголенные "бюджетные сферы". Кроме того, все знают, куда часто уходили деньги, направляемые в ЖКХ - эту черную дыру городской экономики.

Выход второй. Нанимать бригады профессиональных верхолазов и платить им за уборку крыши в зимний период. Это стоит недешево, согласно расценкам таких фирм - не меньше десяти тысяч рублей в месяц за каждую крышу. Зато при падении сосулек жилконтора или пострадавший человек легко может отсудить деньги за лечение, ущерб здоровью и компенсацию морального вреда. Сейчас в отношении городских жилищных агентств районные суды почему-то делают это крайне неохотно. Обычно не хватает свидетелей и доказательств.

Выход третий. Установить на карнизах крыш и водостоках специальные антиобледенительные системы. Об их существовании городские чиновники прекрасно осведомлены По краю крыши прокладывается хорошо изолированный электрический кабель, и по нему подается ток. Сопротивление проводника нагревает кровлю и ледяной наст не образуется. Работу системы контролирует термостат. В оттепель или, наоборот, в слишком сильный мороз он выключает обогрев. Расход энергии - 40 - 50 ватт на метр кабеля. Если, допустим, длина козырька крыши 50 метров, то расход электроэнергии составит два с половиной киловатта. Это столько же, сколько берут два электрических утюга. Несколько недель в году любое домохозяйство - частное или государственное - может легко себе это позволить. Кроме того, можно еще больше экономить, если включать обогрев только два-три раза в неделю.

Есть еще четвертый путь - создавать вентилируемые чердаки, где воздух должен быть такой же температуры, что и на улице. Тогда крыша не будет изнутри нагреваться и сосульки не будут образовываться. Но это сейчас делают лишь в том случае, если дом ставят на капитальный ремонт.

СВЕЖЕЕ РЕШЕНИЕ

Пока ни по одному из четырех путей город всерьез не идет. Изменений в политике ЖКХ ждут каждый раз, когда в городской жилищный комитет приходит новый начальник. На этой неделе им стал бывший глава Адмиралтейского района Юнис Лукманов, и опять появился повод помечтать о тех временах, когда "все будет хорошо". Своей основной задачей новый руководитель видит налаживание контактов с жителями, а также "повышение их активности по более внимательному и заботливому отношению к своему жилью". А активность горожан должна выражаться в создании ими ТСЖ - товариществ собственников жилья. Если считать, что этими словами Лукманов раскрыл направление будущего курса жилищного комитета, то становится ясно, что решать проблему сосулек должны не только жилищные агентства, но и сами жильцы.

Закон о ТСЖ был принят в 1996 году, и за все это время в Петербурге создали лишь девятьсот товариществ собственников жилья, да и то в основном в новых домах, где строят жилье по 1 - 1,5 тысячи долларов за квадратный метр. Поэтому решить проблемы центральных районов - со всеми их сосульками, коммуналками, протекающими крышами и кривыми водосточными трубами - только с помощью ТСЖ вряд ли возможно.

После вопроса "что делать с сосульками?" логично задать вопрос "кто виноват?". И тут, как ни странно, винить можно кого угодно. И в первую очередь Растрелли с его многочисленными последователями, которые создавали свои архитектурные шедевры, игнорируя особенности северного петербургского климата.

Дмитрий Богданов

Без паспорта жить - людей смешить  »
Юридические статьи »
Читайте также