Судьи хотят засекретить свои фамилии Комитет по безопасности Госдумы занялся вопросами обеспечения информационной безопасности в деятельности судебной системы

Сама по себе информационная деятельность отечественной Фемиды, за исключением единичных регионов, пока находится в зачаточном состоянии — по крайней мере, если говорить об общепринятых в большинстве цивилизованных стран вещах: таких, например, как открытый доступ к судебным решениям ( в том числе и через Интернет), публичный доступ к информации о порядке работы судов и назначении к рассмотрению дел, система электронного документооборота и электронные судебные архивы.

Однако и государственные чиновники, и законодатели, и судьи прекрасно понимают: самый принципиальный вопрос — что именно выносить на публику, а что оставить для "служебного пользования", — следует решать уже сейчас. В течение последних двух лет, по словам начальника управления судебного департамента при Верховном суде Анатолия Перепеченова, велась в основном подготовительная работа по информатизации судов общей юрисдикции. Финансирование основных мероприятий, которые в обозримом будущем выльются в государственную автоматизированную систему "Правосудие", начнутся со следующего года. Как напомнил участникам "круглого стола", посвященного этой проблеме, зампред комитета по безопасности Юрий Цыбакин, наша страна приняла на себя ряд обязательств перед Советом Европы по обеспечению прозрачности правосудия. Однако при этом, по его мнению, необходимо соблюсти некий баланс между правами личности и интересами государства, и уместно об этом балансе задуматься именно сейчас: пока готовятся законопроекты о свободном доступе к информации о деятельности госорганов, об информации персонального характера, о служебной тайне, да и закон о коммерческой тайне пока не прошел второго чтения. Ну а "корректные принципы обезличивания" судебных решений могут быть оговорены и в проекте готовящегося закона "Об информации персонального характера". Легко спрогнозировать, что при такой постановке вопроса любое судебное решение окажется предельно обезличенным: ни данных о юридических лицах (коммерческая тайна), ни данных о гражданах (прайвэси). Ни, что особенно примечательно, фамилии судьи, вынесшего решение, — на этом настаивает судейское сообщество.

По мнению судьи Верховного суда и председателя постоянной комиссии Совета судей по компьютеризации и информатизации Бориса Горохова, целесообразен ранжированный доступ пользователей к массиву судебной информации. Полноценную версию следует оставить для корпоративного пользования, купированную — для общего. Не совсем понятно, кто в последнем случае станет цензором: объем работы все-таки немаленький. Хотя в Брянске, например, создан координационный совет, который и просеивает решения, вынося на суд публики около 300 решений в месяц. Однако без нормативно-правовой базы все новации в этой области эпизодичны.

— В Совете судей есть четкое понимание того, что решить самостоятельно проблему доступа к информации судьи не смогут. Будет закон — суды будут выдавать информацию в полном объеме, — резюмировал Горохов.

Но если вспомнить, что Конституция гарантирует нам публичное правосудие, то есть право любого гражданина прийти в зал суда и наблюдать за процессом, то, очень похоже, оговоренный специальным законом "полный объем", окажется на самом деле "избранными местами". Вот и, по мнению генерального директора компании "Консультант плюс" Дмитрия Новикова, существующей сегодня нормативной базы вполне достаточно: есть Конституция и есть ГПК, который четко определяет, какая информация в судебном процессе должна быть закрыта. Все остальное — это проблема политической и гражданской позиции судей. Именно из-за позиции "мы вам не покажем, потому что вам, дуракам, это не надо", и рождается недоверие к судебной системе в целом, отметил он. Так надо ли за граждан решать — умные они или не очень?

Анастасия Корня

Русификация международного опыта Россия присоединяется к стандарту по информационной безопасности  »
Юридические статьи »
Читайте также