Советское или современное? Два года правления Валентины Матвиенко

На протяжении первого года команда Валентины Матвиенко раздавала обещания. На втором году началось их исполнение. Появились первые результаты. Разница с обещаниями оказалась большей, чем надеялись оптимисты, но меньшей, чем пророчили пессимисты.

Оптимисты указывали на либеральные начинания Смольного, обещавшие введение европейских стандартов качества жизни, рыночную реформу ЖКХ и городского транспорта, прозрачное конкурсное распределение земли под строительство, благоприятный инвестиционный климат и т.д. Пессимисты утверждали, что ничего этого власти не сделают, а будет как всегда - хаотическое латание дыр, коррупция, воровство бюджетных средств и пышные презентации с разрезанием ленточек и вручением наград.

Надо признать, что аргументы пессимистов выглядели весомее. Главной причиной недееспособности Матвиенко они называли ее советское воспитание - прочно укоренившиеся в ней стереотипы советского чиновника, непригодные для эффективного управления во времена рыночной экономики.

В жизни вышло все не так. Оказалось, что Матвиенко не укладывается в такую простую модель. Владимир Яковлев более или менее укладывался, а она - нет. Матвиенко больше похожа на Ельцина, чем на Яковлева. В ее поступках отчетливо проявляется борьба двух равносильных начал - подсознательных советских стереотипов и осознанного стремления соответствовать новым реалиям. Эта противоречивость в полной мере отражена и в составе ее команды.

Вопреки Декларациям

Понимая, как надо управлять городом в нынешней ситуации, Матвиенко на уровне деклараций придерживается отчетливо либеральных взглядов. Соответственно, и первые серьезные шаги ее команды вполне либеральны. Но в ходе любой серьезной реформы, призванной радикально поменять ситуацию, первый шаг всегда вызывает мощное сопротивление среды - то есть недовольных переменами чиновников, законодательства, а также взаимоотношений, сложившихся между всеми участниками реформ, даже тех, ради кого они предпринимаются.

Среда всегда консервативна, и чтобы преодолеть ее сопротивление, необходимы специальные навыки, которые приобретаются с опытом. Но опыта управления в современных условиях у Матвиенко нет. В такой ситуации ей приходится руководствоваться советским опытом и соответствующими стереотипами. В результате рыночные преобразования в Петербурге на втором этапе начинают искажаться нерыночными, административными решениями, противоречащими декларируемым принципам.

Вполне либеральная реформа городского транспорта при проведении конкурса на право социальных перевозок повернулась в направлении еще большего усиления монополизма ГУП "Пассажиравтотранс". Конкурсную систему распределения земли под застройку не удалось сделать достаточно гибкой, и число исключений в виде целевого предоставления пятен стало расти как снежный ком. ЛУКОЙЛ получил 30 пятен под автозаправки фактически без конкурса, что нанесло ущерб и бюджету, и рынку. А целевое выделение 40 пятен под теннисные корты вообще попахивает криминалом.

Рыночная реформа ЖКХ, натолкнувшись на пассивность населения, выродилась в полузаконные конкурсы Жилищного комитета на право обслуживания домов (хотя выбирать обслуживающие компании должны, по закону, жильцы). Это создает серьезные риски для бизнеса, вкладывающего большие деньги в ремонт домов без гарантии возврата инвестиций (жильцы могут прогнать навязанную им компанию, и та не успеет окупить вложения).

Крайне грубо, по-советски, сработал Смольный в истории с торговыми павильонами на остановках городского транспорта . Еще больше удручает поведение Матвиенко в ее конфликте с Уставным судом . Она (с энергией, достойной более адекватного применения) сделала все, чтобы блокировать работу суда. Хотя, в соответствии с либеральными декларациями, ей следовало бы уважить третью власть и исправить мелкие нарушения.

В истории с Уставным судом проявились худшие советские рефлексы Матвиенко - деструктивные и, кстати, бесперспективные. Очевидно, что без независимого суда европейским городом Петербургу не стать.

Надежда есть

Однако неправильно было бы думать, что либеральные реформы в Петербурге сошли на нет. В отличие от Яковлева, опускавшего руки после первых же неудач, Матвиенко находит в себе силы бороться с искажениями реформ. Так, после скандального провала первого транспортного конкурса она инициировала переговоры с транспортными компаниями, не пожалела времени в них поучаствовать и на удивление многих добилась неплохого результата. Даже наиболее критично настроенная Ассоциация независимых перевозчиков заявила, что удовлетворена условиями второго конкурса, который начнется в ноябре. Этот пример вселяет надежду, что и другие реформы, пошедшие наперекосяк, будут приведены в соответствие с замыслом.

Справедливости ради, стоит отметить и то обстоятельство, что даже свои советские навыки Матвиенко нередко применяет с явной пользой для города. Так, она достигла успехов в выколачивании из федеральных структур - российского правительства, "Газпрома", РЖД - средств на городские инфраструктурные проекты: на достройку КАД и дамбы, на строительство нового Морского вокзала, на программу развития городских магистралей, на тоннель под Невой, на реконструкцию котельных в Петроградском районе, американских мостов на Обводном канале и т.д.

Используя свое политическое влияние в Кремле, Матвиенко добилась разворачивания в Петербурге стратегически важных проектов - строительства завода Toyota и китайской "Балтийской жемчужины". Политическому таланту Матвиенко как умелого переговорщика мы наверняка обязаны и приходу в Петербург, помимо Toyota, таких мировых компаний, как Elcoteq, Electrolux и BSH (Bosch und Siemens), новым проектам Stockmann Oyj Abp, Pepsi Cola, Knauf и финской компании Tehnopolis, на днях объявившей о готовности вложить 220 млн. евро в создание технопарка под Петербургом.

По-простому не получится

Впрочем, уже в этих сюжетах с инвестпроектами проявилась дефектность советских навыков Матвиенко. Приход мировых компаний способен принести пользу Петербургу только при условии, если реализации их проектов хорошо просчитаны с учетом интересов города. Однако таких скрупулезных расчетов, по всей видимости, не существует (все наши попытки ознакомиться с ними потерпели фиаско). Есть лишь безоглядное стремление любыми средствами угодить "стратегическим инвесторам".

Так, от китайских инвесторов проекта "Балтийская жемчужина" большую часть платы за землю город согласился взять "натурой" (в виде объектов социальной и инженерной инфраструктуры, улично-дорожной сети, мостов, обустройства каналов и набережных), хотя сразу же после своего избрания губернатором Матвиенко, по понятным причинам, потребовала прекратить подобные взаимозачеты в сфере строительства.

Город получил деньгами за 168 га земли лишь $ 10 млн., хотя, к примеру, ГУ "Фонд имущества Санкт-Петербург" за последний год продал на торгах 51 га участков по "короткому пакету" (то есть тоже инженерно не подготовленных) за $ 110 млн., то есть в 36 раз дороже! И это при том, что $ 10 млн. - единственный реальный доход бюджета от проекта. Ведь неизвестно, какие налоги на прибыль будет выплачивать застройщик при продаже квартир (да и позволит ли к 2008-2010 году ситуация на рынке реализовывать жилье с ощутимой прибылью?). Неизвестно также, что мы получим от торгово-развлекательного и гостиничного бизнеса в "Балтийской жемчужине".

Подобные дефекты есть и в проекте Toyota. На инженерную подготовку площадки Смольный бросил огромные средства - в ущерб развитию инфраструктуры для не менее крупных проектов в тех же Шушарах: контейнерных терминалов НКК, группы "Евросиб", оптовых торговых терминалов. Генеральный директор управляющей компании ЗАО "Евросиб" Дмитрий Никитин с возмущением говорит, что от них требуют сделать за свой счет даже проект инженерной подготовки территории КЭРППиТ. И это при том, что развитие рынка грузоперевозок Смольный объявил стратегическим приоритетом своей политики.

Инфраструктурные и инвестиционные успехи Матвиенко не компенсируют провалы в формировании цивилизованных правил игры, условий для бизнеса. Да и для населения, желающего европейских стандартов качества жизни. К этой работе команда Матвиенко еще и не приступала. Стандарты пока лишь сформулированы на бумаге. Но без таких правил и условий Петербург не станет современным европейским городом. И потому объективно, с учетом всех факторов, оценить роль Матвиенко в развитии нашего города и улучшении нашей жизни мы сможем лишь позже. В значительной мере вывод будет зависеть от того, какое начало - советское или современное - в ней возобладает.

Грязневич Владимир Петрович - заместитель главного редактора журнала "Эксперт Северо-Запад", специально для еженедельника "Дело".

Владимир Грязневич

Инвесторы рискуют и удивляются  »
Юридические статьи »
Читайте также