Вячеслав Лебедев: "Если судья нищий, сложно говорить о беспристрастном правосудии".

Почти год назад в России свершилась правовая реформа, разработанная в Кремле под началом замруководителя президентской администрации Дмитрия Козака. Были переписаны Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, закон о статусе судей, арбитражное законодательство. Реформаторам удалось отнять у судов общей юрисдикции право на рассмотрение бизнес-споров, практически лишить прокуроров надзорных полномочий за судом, т. е. ввести в судебной системе принципы состязательности адвокатуры и прокуратуры.

А вот первоначальная задумка Кремля лишить судей неприкосновенности от уголовного преследования потерпела крах - судейское сообщество даже укрепило свой особый статус, и привлечь недобросовестного судью к ответственности стало еще труднее.

Однако, несмотря на значительные номинальные изменения, реформа не слишком сильно сказалась на правоприменительной практике. В абсолютном большинстве случаев судьи визируют требования прокуроров об аресте, а количество оправдательных приговоров до сих пор не превышает 1%. О том, как работается судам общей юрисдикции после принятия новых законов, "Ведомостям" рассказал посетивший редакцию председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев.

- Для бизнес-сообщества по-прежнему актуальна проблема, которая уже год как должна была прекратить свое существование. Суды общей юрисдикции продолжают рассматривать деловые споры. Что делается, чтобы этого не было? Или это так и должно быть?

- Вы имеете в виду споры акционеров - физических лиц с акционерными обществами? Это уже сделано в прошлом году. Был принят Арбитражный процессуальный кодекс, и с 7 августа прошлого года такие споры находятся в компетенции арбитражных судов. То есть подведомственность этих споров определена законом. Но, к сожалению, имели место факты, когда суды общей юрисдикции продолжали рассматривать такие дела. Чтобы исключить подобные случаи, 20 ноября и 27 декабря 2003 г. этим вопросам были посвящены два заседания Президиума Верховного суда. А 20 января этого года принято постановление Пленума Верховного суда в связи с введением в действие нового Гражданского процессуального кодекса. И в постановлениях Президиума, и в постановлении Пленума указано, что названные дела относятся к компетенции арбитражных судов. Так что здесь все урегулировано. И если сейчас суды общей юрисдикции принимают к производству такие дела, то это исключение, которого не должно быть. Отмечу, что в постановлении Президиума Верховного суда от 27 декабря 2002 г. говорится, что если судьи судов общей юрисдикции будут принимать такие дела к рассмотрению и необоснованно выносить определения обеспечительного характера - т. е. об аресте имущества, акций и так далее, - то этих судей следует привлекать к ответственности вплоть до отрешения от должности. Недавно я встречался с председателем Кемеровского областного суда Вячеславом Михайловичем Вьюновым, который сообщил о том, что за необоснованное принятие мер обеспечительного характера по такого рода делам двое судей отрешены от должности, трое судей привлечены к дисциплинарной ответственности. Во всяком случае, судам общей юрисдикции по всей России известно, что дела по рассмотрению исков акционеров к акционерным обществам - не наши.

- В одном из споров, о которых мы недавно писали, была применена любопытная схема. Истцы обратились в следственные органы с жалобой, что у них неправомерно скупали акции, и потребовали арестовать эти акции. Следственные органы завели дело, но арестовывать акции отказались. Тогда акционеры подали иск к следственным органам в суд общей юрисдикции, суд принял сторону акционеров и обязал органы арестовать акции. То есть постоянно изобретаются схемы, позволяющие обходить и новые ограничения.

- Вы правы - люди изобретательны и постоянно находят способы обходить закон. И мы ориентируем судей на то, чтобы прежде всего четко применялся закон. Год-два назад проблема была гораздо масштабнее. Например, суд общей юрисдикции выносил одно решение, а арбитражный суд - противоположное. Возникала коллизия - какое решение исполнять. Поэтому и была разделена компетенция судов, и новый АПК выполнил эту задачу. А вообще у Верховного суда позиция принципиальная - за умышленные действия, направленные против закона, виновные в этом судьи должны привлекаться к ответственности. И здесь никакой снисходительности быть не должно. Мы считаем, что судью надо оберегать, но если он совершил поступок, позорящий честь и достоинство судьи, умаляющий авторитет судебной власти, он недостоин занимаемой должности.

- В новом законе о статусе судей была значительно укреплена неприкосновенность судей - их стало еще сложнее привлечь к уголовной ответственности. Хотя первоначально в Кремле собирались, наоборот, уравнять судей в правах с другими гражданами, чтобы они отвечали за результаты своей работы. Сколько судей за прошлый год было привлечено к уголовной ответственности?

- В прошлом году привлечены к уголовной ответственности четверо судей. Надо иметь в виду, что профессия судьи имеет специфику, и поэтому для такой должности устанавливаются гарантии независимости. И это характерно не только для России. Это не привилегия, а механизм, обеспечивающий беспристрастность и объективность судьи при рассмотрении конкретных дел.

- Вы сказали, что в прошлом году четверо судей были привлечены к уголовной ответственности. Но многие из нас могут вспомнить больше четырех сомнительных решений, за которыми скорее всего стояли не только личные амбиции судьи.

- В таких случаях нельзя руководствоваться исключительно эмоциями. Необходим детальный анализ в каждой конкретной ситуации. Все должно быть доказано как в отношении гражданина, так и в отношении судьи. И когда недовольные говорят: нам понятно, почему вынесено такое решение, - подобного принципа я принять не могу. В суде всегда есть две стороны. Почему граждане пошли в суд? Потому что они между собой не смогли договориться. То есть возник спор и каждый стоит на своем. В подавляющем большинстве споров решения выносятся в пользу одной из сторон. У второй всегда остается мнение, что решение несправедливо. И если спор острый, люди делают выводы о необъективности суда, которые ни на чем не основаны, кроме чувства обиды. Но чтобы обвинить судью в нечестности, недобросовестности, необходимы доказательства - как и в отношении любого другого человека.

Законом установлен порядок привлечения судьи к уголовной ответственности, приостановления его полномочия, отрешения его от занимаемой должности. Когда этот закон приняли, многие опасались, что, поскольку сроки, отведенные на привлечение к дисциплинарной ответственности, в Трудовом кодексе небольшие, недобросовестный судья будет находить уважительные причины, чтобы не являться на заседание квалификационной коллегии. А потом дело придется прекращать. Такая ситуация была предметом рассмотрения Президиума Верховного суда, который принял решение о том, что в подобных случаях эти сроки неприменимы.

Для того чтобы работа квалификационных коллегий стала более гласной и транспарентной, в их состав введены представители общественности и представители президента РФ.

- Какие еще могут быть приняты меры, чтобы гарантировать непредвзятость судей? Ведь судья всегда находится на стыке интересов двух сторон, каждая из которых пытается его заинтересовать.

- Существует Кодекс чести судьи, принятый Всероссийским съездом судей. Судья должен избегать любых личных связей, которые могут причинить ущерб репутации, затронуть его честь и достоинство. Он должен воздерживаться от финансовых и деловых контактов, способных нарушить его беспристрастность, помешать ему должным образом исполнять свои обязанности.

В этом плане большое значение имеет подбор судейских кадров. Человек может прекрасно сдать экзамен, но не отвечать критериям этики и нравственности.

Еще одной гарантией объективности судьи должно стать расширение взаимодействия судов со средствами массовой информации. Закрытым судебное заседание может быть только в тех случаях, которые прямо предусмотрены законом.

- А как выглядит материальная сторона независимости нашего правосудия?

- Если судья нищий, сложно говорить о беспристрастном правосудии. Я убежден, что заработная плата у судей в России хотя и сравнительно высока для бюджетников, но недостаточна для того, чтобы отвечать их высокому статусу.

- А какая средняя зарплата у судей низших инстанций?

- Денежное содержание судьи определяется исходя из должностного оклада, надбавки за стаж работы, классный чин и других. В среднем у судьи районного суда оно составляет 10 000 - 12 000 руб.

- Есть еще одна проблема, касающаяся материальной независимости, а скорее - зависимости судей. Во многих регионах обеспечение судейского корпуса - жилье, надбавки к зарплатам - берут на себя региональные власти.

- Безусловно, финансирование судов должно производиться только из федерального бюджета, однако выделяемых средств все-таки недостаточно. С другой стороны, сложно осуществлять правосудие, если не созданы необходимые условия. В силу этих причин в ряде случаев на паритетных началах с местными органами власти на денежные средства, выделенные из федерального бюджета и бюджета субъекта Федерации, финансируется строительство зданий судов.

Теперь что касается жилья. В соответствии с законом судье должна быть предоставлена отдельная квартира в течение шести месяцев после назначения на должность. Согласитесь, разве можно допустить случаи, когда судья жил в коммуналке с соседом, освободившимся из мест лишения свободы?

В связи с этим в отдельных регионах бывают такие ситуации, когда жилплощадь судье предоставляют местные власти, но тогда ее стоимость засчитывается как долг Судебного департамента перед региональным бюджетом и в последующем подлежит возмещению. Что касается заработной платы, то она выплачивается исключительно из федерального бюджета.

- Соблюдается ли график увеличения финансирования судов?

- В целом да. Но вы можете привести пример, когда в какой-нибудь стране Минфин дает столько, сколько у него просят? Такого просто нет. Минфин всегда с нашей цифрой не соглашается. Но на этот случай у нас есть право в Думе предлагать свои поправки в бюджет, и мы этим правом пользуемся. В 1998 г. , когда бюджет судов формировался через Минюст, а не Судебным департаментом, он составлял 3,5 млрд руб. В этом году - 23 млрд руб. , а в следующем должен составить около 31 млрд.

- Как изменилась статистика арестов после передачи судам права выдачи санкций на арест?

- Статистика арестов лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, действительно несколько изменилась. За 11 месяцев, т. е. на 1 июня этого года, суды в качестве меры пресечения избрали заключение под стражу в отношении 173 000 граждан. А прокуроры за год, предшествующий передаче этой компетенции судам, арестовали почти вдвое больше. Что произошло? Во-первых, прокуроры стали более взвешенно подходить к избранию данной меры пресечения. Во-вторых, обязательным условием ареста подозреваемого или обвиняемого стало его непосредственное участие в данной судебной процедуре. Практика заочного избрания этой меры пресечения значительно сужена. Как следствие, меньше заключенных содержится в следственных изоляторах.

- Но в последнее время начался рост количества арестов и достигнут уровень, практически сопоставимый с июнем прошлого года, т. е. до введения в действие нового УПК.

- Вполне возможен рост, может даже случиться так, что судом будет арестовано больше подозреваемых и обвиняемых, чем ранее органами предварительного расследования. Но я привожу вам цифры за определенный период. Анализ статистики проводится за полгода, год. Колебания в течение этого периода возможны. В какой-то период может возрасти количество тяжких и особо тяжких преступлений, что, безусловно, отразится и на числе арестованных. В первый месяц после введения нового УПК прокуроры значительно реже выходили с ходатайствами об аресте. Иногда и представленные судам материалы не содержали достаточных оснований для применения данной меры пресечения. Сегодня ситуация изменилась. Во всяком случае, мы не ориентируем нижестоящие суды на более широкое избрание данной меры пресечения.

- А часто судьи отказывают прокурорам в ходатайствах об аресте?

- В среднем в 10%. Вообще хочу сказать, что, когда вводятся какие-то изменения в любой части общественного устройства, противники нововведений пытаются напугать возможными негативными последствиями. Например, ранее говорили, что введение суда присяжных приведет к массовому оправданию преступников. Но значительного роста не произошло.

- То есть в целом оправдательных приговоров с прошлого года больше не стало?

- В данном случае речь должна идти о качестве правосудия, а не о стремлении к определенному количеству оправдательных и обвинительных приговоров. Вопрос в другом - в уровне профессионализма всех: оперативного работника, следователя, прокурора, судьи, адвоката. Мы знали, что суды с участием присяжных заседателей должны вводиться на всей территории Российской Федерации, и готовились к этому. Был разработан специальный план: по всей России проводились конференции, семинары, причем старались делать это на базе судов, где уже 9 лет действует суд присяжных. Подготовили методическую литературу, сняли учебный фильм. Какая ситуация сегодня? Значительное количество доказательств на предварительном слушании признается судами недопустимыми. То есть в Уголовно-процессуальном кодексе повышены требования к оценке допустимости доказательств. Конечно, теперь следствию сложнее работать. Иногда случается так, что основное доказательство, как выясняется, было получено с нарушением закона, а других недостаточно для вынесения обвинительного приговора. Поэтому выносится оправдательный приговор, и такая ситуация вызывает отрицательные эмоции у следственных работников. Да, неприятно, но требования закона прежде всего должны соблюдаться.

- А если процедура рассмотрения доказательств стала более беспристрастной, почему не растет количество оправдательных приговоров?

- Растет. И в обычной процедуре произошел рост оправдательных приговоров.

- Вы некоторое время назад предложили создать отдельную вертикаль системы административных судов. Из чего вы исходили, когда вносили это предложение?

- Я хотел бы уточнить. Речь идет не об отдельной вертикали административных судов, а об их выделении внутри системы судов общей юрисдикции. Прежде всего мы исходили из требований Конституции. Статья 126 Конституции России устанавливает, что Верховный суд является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции. Таким образом, Конституция прямо выделяет административные дела как самостоятельную категорию. В статье 118 Конституции говорится, что правосудие в России осуществляется посредством конституционного, гражданского, уголовного и административного судопроизводства.

Что такое административные суды? Это суды, рассматривающие публичный спор гражданина с властью, с органами власти, с органами управления, самоуправления, с должностными лицами. Согласитесь, эти споры - самые острые, самые актуальные, и они должны рассматриваться, с одной стороны, высокопрофессионально, с другой - достаточно оперативно. Судьи, которые рассматривают эту категорию дел, должны хорошо знать не только процедуру рассмотрения дел, но и систему управления. Вот в чем смысл специализации.

Теперь о процедуре рассмотрения этих дел. Сегодня они рассматриваются по Гражданскому процессуальному кодексу, хотя представляют собой вполне специфическую категорию. Мы подготовили Кодекс об административном судопроизводстве, направили его на экспертизу в Совет Европы и 2 - 3 июня совместно обсудили этот законопроект. Заключение экспертов положительное.

- И как, по-вашему, должна быть структурирована система административных судов?

- Мы считаем, что административные дела должен рассматривать не районный суд, а межрайонный. То есть его юрисдикция будет распространяться на несколько территорий. Следующая инстанция будет в окружном суде. Судебный округ не будет совпадать с административно-территориальным делением. Согласитесь, это определенная защита от влияния местной исполнительной и законодательной власти. Ведь к административным спорам мы относим в том числе и защиту избирательных прав.

- И как в Кремле относятся к вашим предложениям?

- Этот проект я представил президенту РФ, который в целом его поддержал. Мы уже обсуждали его и у заместителя руководителя администрации президента РФ Дмитрия Николаевича Козака - образована рабочая группа, которая сейчас завершает работу над этим законопроектом.

- Представители исполнительной власти, наверное, не в восторге от этой затеи?

- Смотря что вы называете исполнительной властью. Вот премьер-министр Михаил Михайлович Касьянов был у нас на итоговом совещании в начале года и сказал, что создание административных судов - один из приоритетов. Некоторые чиновники, конечно, будут недовольны. Но надо иметь в виду, что этот кодекс не только ставит под контроль действия чиновника, но и защищает чиновника от несправедливых действий исполнительной власти.

- Правда ли, что административный суд будет консультировать гражданина по поводу того, как правильно составить иск, чтобы этот иск был принят? То есть суд будет помогать одной из сторон?

- Здесь нет никакой предвзятости. Если вы сейчас придете в суд, то увидите образцы исковых заявлений. Потому что в Гражданском процессуальном кодексе установлены жесткие требования к форме заявления. А когда гражданин идет спорить с властью, ситуация более сложная. Он не согласен с министром, с инструкцией министерства, которую составлял не один юрист, а целые отделы и управления. Поэтому суд должен содействовать гражданину в представлении необходимых документов.

- Существует ли какой-то прогноз относительно того, как последние президентские поправки в Уголовный кодекс повлияют на статистику судебных решений? Верно ли, что в приговорах за экономические преступления судьи будут отдавать предпочтение штрафам и прочим экономическим санкциям?

- Предложения президента РФ уже были предметом обсуждения и приняты в первом чтении Государственной думой. В целом мы считаем их правильными. Например, одним из предложений является исключение из УК РФ такого вида наказания, как конфискация имущества, предусматривающая возможность принудительного безвозмездного изъятия в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного. Вместе с тем в статье 1 Протокола N 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод говорится, что каждое физическое лицо имеет право на уважение своей собственности и никто не может быть лишен ее иначе как на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Следовательно, у гражданина может быть изъято только имущество, добытое преступным путем, а не все имущество, которое является его собственностью, в том числе и то, которое приобреталось и нажито добросовестно. Поэтому решение исключить из УК РФ конфискацию имущества как вид наказания и заменить ее штрафом является совершенно правильным.

- Эти поправки во многих случаях дают судье или суду при рассмотрении дел об экономических преступлениях выбор - лишить подсудимого свободы или назначить наказание в виде штрафа. Вы планируете давать судам какие-то разъяснения по этому поводу?

- В основе указанных поправок лежат принципы объективности, беспристрастности и, конечно, гуманизма. Верховный суд, безусловно, подготовит разъяснения, которые будут обсуждены и приняты на заседании Пленума Верховного суда. В целом мы давно стоим на позиции, закрепленной в уголовном законе: если преступление не представляет собой большой общественной опасности, т. е. относится к категории небольшой или средней тяжести, если лицо впервые привлекается к уголовной ответственности, то мера наказания к нему в виде лишения свободы может быть применена только в том случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания. Суд в обязательном порядке должен учесть характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, все обстоятельства, которые смягчают или отягчают наказание. Если есть возможность оставить человека в семье, при уверенности в том, что он не совершит нового преступления, зачем лишать его свободы? Это уже получится месть, а не справедливое наказание.

Биография: Лебедев Вячеслав Михайлович.

Председатель Верховного суда Российской Федерации.

Родился 14 августа 1943 г. в Москве. Окончил юридический факультет МГУ. С 1970 по 1977 г. занимал должность судьи Ленинградского районного народного суда Москвы. С 1977 по 1984 г. - председатель Железнодорожного районного народного суда Москвы. С 1984 по 1986 г. занимал должность заместителя председателя Московского городского суда. С 1986 по 1989 г. - председатель Московского городского суда. 26 июля 1989 г. указом Президиума ВС РСФСР назначен председателем Верховного суда РСФСР (с 1992 г. - Верховного суда РФ). 28 июля утвержден сессией Верховного совета РСФСР.

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации.

Совет Федерации одобрил поправки в закон "Об арбитражных судах в РФ".  »
Юридические статьи »
Читайте также