Карательный реванш Уголовную политику хотят ужесточить

Споры между юристами обычно так насыщены терминами, что с первого раза в речи понимаешь только предлоги. Однако конфликты правоведов вокруг новых Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов в последнее время стали столь ожесточенными, что вполне могут вылиться в простую вещь - серьезную законодательную коррекцию итогов судебной реформы.

"Уголовное право только-только становится на поворот в гуманитарном направлении, и первый же шаг вызывает отторжение" - именно так оценила ситуацию судья КС в отставке Тамара Морщакова.

Буря возмущения - вот, пожалуй, самое деликатное название реакции той части юридического сообщества, которая непосредственно участвовала в подготовке поправок в кодексы, на ряд появившихся в прессе статей, утверждающих, что новые кодексы буквально отпускают на свободу представителей организованной преступности. "Опасен тот факт, что они лгут по существу, - убеждена Тамара Морщакова, - защищая уголовное право средневековья, и ведь эти меры вовсе не приводят к искоренению преступности".

Например, модным стало критиковать изменение нормы УК (статья 216), согласно которой ранее работодателя наказывали за причинение по неосторожности вреда здоровью сотрудников в результате нарушений техники безопасности. Но по опыту юристов-разработчиков, эта статья просто не применялась - к уголовной ответственности работодателя не привлекали, например, в случае если на заводе падала балка. Ответственность же несли управленцы низшего звена. За тяжкие же повреждения и статья, и суровое наказание остались (под нее подпадает случай "Трансвааля").

Критики одобряют дифференциацию ответственности за незаконный оборот наркотиков и психотропных препаратов, но утверждают, что сбыт десяти доз кокаина остается безнаказанным. Между тем в проблеме с этой нормой виноват не кодекс, а всего лишь ведомственные нестыковки, из-за чего Дума сейчас принимает закон о приостановке действия этой нормы. Депутаты ждут постановления Правительства, утверждающего перечень Минздрава по этим препаратам.

Обвиняют новый кодекс и в попустительстве рецидивистам. Однако в отношении этой статьи уже было вынесено решение Конституционного суда. Дело в том, что осужденные по старой норме чаще всего превращались в рецидивистов после двух-трех краж (даже если это был хомячок, украденный подростком), и потому в тексте появилась оговорка, что нельзя считать рецидивистом человека, получившего условную судимость или судимости за нетяжкие преступления. Вот как ситуацию с такими "рецидивистами" прокомментировал завкафедрой уголовного права ВШЭ, профессор Альфред Жалинский: "Именно здесь проявлена забота о случайных преступниках, ведь огромное число людей, получивших случайную судимость или по пьянке, особенно в сельской местности, отрывали от семьи и посылали в места лишения свободы".

Еще один упрек, брошенный юристами-консерваторами, - большие условные сроки, которые стали получать некоторые обвиняемые (одним из первых был экс-министр юстиции Ковалев - 8 лет условно). Странно, что при этом никто не вспоминает о том, что в прежней редакции кодекса вообще не было ограничений условного наказания - можно было и 20, и 30 лет получить по этой норме. А сейчас закон ужесточил наказание фактически, введя ограничение.

Вообще ситуация с наказаниями за разбой весьма беспокоит критиков, и "это беспокойство совершенно излишне", по уверениям Альфреда Жалинского. На самом деле законодатель дифференцировал ответственность за это преступление. Теперь закон предполагает возможность наложения штрафа до 500 тыс. рублей или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного до 3 лет, а по более опасным видам разбоя - и до миллиона рублей. Причем сохраняется лишение свободы от 8 до 15 лет за самые распространенные и опасные виды разбоя (организованная группа).

Не нравятся юристам и штрафы, исчисляемые в рублях, а не в МРОТ. "Решено было из тех соображений, что у нас сейчас стабильность, - указывает Жалинский, - штраф сейчас определяется в рублях либо в зарплатах, либо в доходах, и человека могут оштрафовать на 100 тыс. рублей или на весь его доход от двух недель до пяти лет". Если у человека низкие доходы - штраф, если же под судом бизнесмен, то изымается доход.

Выполнение каждого пункта закона - это еще одна статья в бюджете, еще один расход. "Президент здесь прав - мы перегружены лагерями, содержать преступника в тюрьме очень дорого, это ведь надо у учительницы отнимать, чтобы вор сидел в тюрьме", - напоминает Жалинский.

После введения УПК в действие тогдашний замглавы президентской администрации Дмитрий Козак ежемесячно лично следил за тем, как правоохранительные структуры применяют на практике новое законодательство. Сопротивление реформе, признанной даже Советом Европы как одно из главных достижений первого президентского срока Путина, было огромным прежде всего по идеологическим причинам. Стандарты уголовной и правовой политики, которые так долго оставались карательными, впервые начали поворачиваться к обычному человеку.

Анна Закатнова

В Уголовный кодекс добавили условности Считать новые сроки и пересчитывать старые начнут с нового года  »
Юридические статьи »
Читайте также