Путешествие из Петербурга в neograd Что останется от Новой Голландии после того, как ее улучшат

Когда-то Солженицын предложил переименовать Ленинград не в Петербург и не в Петроград, а в Невоград. То, что реально складывается сегодня, это уже и не Ленинград, и не Петербург, это первые здания какого-то нового города. Сначала идут чистильщики-девелоперы, в затылок за ними - Растрелли этого "Neograda". Отсутствие вкуса здесь недостатком не считается. Главное, чтобы было побольше отелей и ресторанов и строили быстро. Очередной пример - близящаяся реконструкция острова Новая Голландия.

Если нельзя, но хочется

Новейшая история острова замечательна. Пожар, проведенный здесь 24 декабря 2004 года, затем торжественная церемония передачи городу ключей от военного объекта-погорельца 28 декабря. Затем быстрые распоряжения и в итоге общественные слушания временного регламента застройки (ВРЗ) 12 мая. Уже 31 мая в зале инвестиционных проектов администрации СПб открылась выставка проектов архитектурной реконструкции Новой Голландии. Все делается быстро и в тишине.

Молчит, например, КГИОП (комитет по охране памятников), только что шумевший о своем замечательном плане зон охраны исторического центра (см. "Город", 2005, No 15). Территория Новой Голландии входит в охранную зону ОЗ1 с самым строгим регламентом. Однако те проекты, которые представлены на выставке проектов реконструкции Новой Голландии, та идеология, которая реализована во временном регламенте ее застройки, полностью противоречат режиму, который для ОЗ1 предусмотрен. Например, в такой охранной зоне запрещено новое строительство за исключением проведения в ограниченном размере работ по регенерации историко-градостроительной среды при условии сохранения основных средовых характеристик. Все проекты строительства, реконструкции, благоустройства территории и даже установки элементов внешнего благоустройства проводятся только на основании историко-культурных исследований, в соответствии с архитектурно-реставрационным заданием и по согласованию с КГИОПом.

Повторю: из перечисленных требований нарушены сразу все! В то же время КГИОП делает вид, что ничего и не знает о готовящемся (когда все построят, они произнесут дамское "ах!" и сакраментальное "уже поздно"), а застройкой Новой Голландии занимается комитет по инвестициям, словно речь идет об освоении пустых территорий на окраине. Мои устные запросы в КГИОП, в КГА, в комитет по инвестициям ничего не дали. Какое согласование?.. Мы что-то видели, но ничего не знаем. Заговор молчания говорит только о том, что Новую Голландию как целостный памятник архитектуры XVIII - XIX веков приговорили к уничтожению. Лето - лучшее для этого время, все на даче.

Как Фабрицкий и Куприянов соревнуются с Фабрицким - Куприяновым

Проектов так называемой архитектурной реконструкции на выставке представлено всего три. Правда, сделано это беспорядочно. Сделано, видимо, умышленно - чтобы оставалось впечатление большого числа разнообразных архитектурных идей.

Во-первых, это проект 1991 года, подготовленный совместно В. Фабрицким и Ю. Митюревым. Предусмотрено обширное новое строительство, театр с колоннадой, Морской музей, рытье вглубь на 8 - 10 метров с очевидными нарушениями гидрогеологической устойчивости. Планшетов осталось мало, материалы за 15 лет порастеряли, но видно, что предложена решительная переделка всего комплекса, его не только внутреннее, но и наружное осовременивание.

Во-вторых, из чуланов добыли проект 1996 года Е. Куприянова (он главный архитектор проекта). Здесь вмешательства еще более глобальные. Гостинично-деловой комплекс, подземные автостоянки, отель, ресторан, магазины, офисы, новое здание вдоль Адмиралтейского канала, опять Морской музей. На остров ведут 8 мостов, меняется весь внешний вид комплекса. Главное - увеличить коэффициент использования и внутренние площади зданий. Скажем, если до прихода "прогрессоров" в Арестантской башне имелось 3718 кв. м, то после прихода станет 7300 кв. м.

Особенно радикально Куприянов хотел зарыться вглубь: на планшетах мелькают отметки "минус 3", "минус 9", "минус 12 метров", тоннель для трамвая подо всем искусственным островом Новая Голландия, подземные паркинги в три или четыре уровня. Вероятно, притащили планшеты и макеты от разных вариантов, в одном, например, знаменитая арка над каналом работы Ж.-Б. Валлен-Деламота утроена, то есть предложено сделать еще две такие арки. Ведь раз арка всемирно знаменита, то чтобы повысить инвестиционную и туристическую привлекательность, размножим ее, а три арки ровно в три раза лучше, чем одна. С этой логикой утроения и сделан весь проект. Это уже не Новая Голландия, а Нью-Васюки в чистом виде.

Особенно тягостное впечатление производит все, что связано с Морским музеем. Подлинный облик выдающегося памятника архитектуры раннего русского классицизма заменяется муляжом. Подлинный, чудом сохранившийся фрагмент старого Петербурга уничтожается, а взамен него предлагают сделать нечто "красивенькое", забитое множеством мелких фальшивых деталей, суетливо-многословное. Настоящую ногу решили отрезать и взамен предлагают красивый протез, сделанный по современной технологии. Ведь протез лучше! Новый, современный... Например, были придуманы фальшивые кораблики на внутреннем бассейне, целая игрушечная флотилия, какие-то павильончики, перегружающие пространство.

Хотя ясно, что "по науке" в Новой Голландии нельзя строить новое. Надо просто снести имеющиеся на острове новоделы ХХ века, и реставрировать все ценное, что осталось, и сохранить гармонию и благородство внутренней планировки, мрачную торжественность наружных стен, их старину и романтизм, подлинный романтизм старого Петербурга.

Остров и есть остров, как же можно предлагать перекинуть 8 мостов, ведь тогда и острова не будет? Однако пустое пространство для нуворишей почему-то непереносимо, хочется все плотно застроить, площади под торговлю удвоить и сделать то же, что на Сенной площади. А для этого нужны проходы со всех сторон, чтобы посещаемость росла.

В-третьих, на выставке представлен проект, разработанный В. Фабрицким совместно с Е. Куприяновым и М. Куприяновой. Год не указан, но это, видимо, тот единственный проект, который теперь тянут в победители. И для того его "соревнуют" с проектами 1991 и 1996 годов. Иначе говоря, Фабрицкий и Куприянов соревнуются сами с собой, отбирая все худшее из своих ранних проектов.

Кстати, в помещении, где проекты представлены, в углу стоит стенд с портретом А. Собчака, а под ним приклеено обращение мэра к посетителям выставки: "Я рад приветствовать вас на выставке, где демонстрируется один из крупных проектов возрождения нашего города..." Послание с того света вносит жуткий колорит в мероприятие.

А отели лучше

Что же касается третьего проекта, то эти очередные Нью-Васюки как раз и отвечают условиям временного регламента застройки (ВРЗ), сделаны под них. Согласно ВРЗ, обязательным обременением (!) является строительство Дворца фестивалей на 10 - 15 тыс кв. м и строительство подземного паркинга. В ответ наши зодчие предлагают создать внутри Новой Голландии Деловой центр с залом на 3000 мест (площадь 12 тыс кв. м), а под ним - многоуровневый подземный гараж на 1000 мест (площадь 30 тыс кв. м). Плюс комплекс "Хрустальный сад" площадью 60 тыс кв. м (для торговли), ребристая крыша которого напоминает гору беспорядочно набросанных картонных коробок на хоздворе магазина и славно торчит из-за наружных зданий Новой Голландии.

Напомню, что по предложенному недавно КГИОПом новому порядку охраны "любой объект реконструкции и строительства не должен быть виден с улиц, площадей, набережных, скверов и других открытых городских пространств", а проект Фабрицкого - Куприяновых это положение демонстративно нарушает.

А в старых постройках Новой Голландии предусмотрены: торгово-развлекательный комплекс (торговые площади 1000 кв. м, рестораны, бары 1000 кв. м, ночной клуб 1000 кв. м, офисы 4300 кв. м), гостиничный комплекс на 200 номеров общей площадью 16 200 кв. м, в том числе ресторан 1000 кв. м; многофункциональный комплекс на 10 тыс. 450 кв. м (1670 кв. м магазины, 360 кв. м ресторан); гостиница на 120 номеров общей площадью 7350 кв. м (ресторан 410 кв. м); отдельный ресторан на 100 мест (510 кв. м). Итого на рестораны отведено 3280 кв. м, их тут не менее шести-семи.

Я не задаюсь вопросами о целесообразности концентрации в одном месте и именно в этом районе с плохими подъездными путями и колоссальными пробками такого количества ресторанов и площадей для торговли. Я только фиксирую, что Новая Голландия после реализации этого проекта будет уничтожена полностью. Потому что будет уничтожена вся историко-культурная среда и внутри (планировка, виды и т. п.) и снаружи, включая Мойку и каналы. Не говоря уже о том, что 4-уровневый подземный гараж может привести к нарушению гидроизоляции и трещинам в фундаментах исторических зданий. Стоят эти последствия создания еще одного торгово-развлекательного комплекса? Конечно, да!

Естественно, функция здания со временем меняется. Новые функции здания обретают исходя из новых потребностей и иерархии ценностей. В новой иерархии на первом месте рестораны-казино-отели. Скажем, архивы и библиотеки, согласно представлениям новой власти, не могут занимать такие красивые здания, как Сенат/Синод и здание Публичной библиотеки. Их надо переселить в дома попроще, так же как обычных людей неплохо выселить с Невского или Таврической в Коломяги или в Красносельский район. Красота годится только для отелей и ресторанов. Поэтому раз Новая Голландия имеет некую ценность, то здесь и должно располагаться то, что сегодня ценнее всего. Правда, в процессе приспособления к новой функции памятник архитектуры исчезнет как таковой, и ценность его вследствие архитектурного протезирования исчезнет, а вместе с ней уменьшится и туристическая привлекательность. Но такая апория слишком сложна для маленьких головок инвесторов и чиновников. Логика тут такая: если для "голливудской улыбки" люди жертвуют собственными зубами, то и с архитектурой та же история. Протез однозначно лучше.

Что же касается общественных слушаний по Новой Голландии, проведенных 12 мая, и выставки проектов новой Новой Голландии (31 мая - 15 июня), то их, предполагаю, оформят как официальное мероприятие, предусмотренное Градостроительным кодексом, и впоследствии заявят, что уничтожение Новой Голландии со всей ее уникальностью было проведено законно. А КГИОП похлопает глазками и томно вздохнет: "Ах, противный, опять изнасиловал..."

Кстати

Глазообман

Примеров разрастания Neograda можно привести множество. Плюс к уже многократно описанным монстрам около Казанского собора и Александринского театра добавлю дикого вида билдинг, надстроенный над станцией метро "Достоевская". Такой можно было бы возвести на Витебском проспекте, но на Владимирской площади, напротив собора, в качестве "антисоборной" высотной доминанты? Бога бы побоялись.

В том же стиле возникающего Neograda сделан дом-новодел на Невском, 133 - 137. Проект его подготовлен в архитектурной мастерской Евгения Герасимова. Своих идей нет, вписываться в среду умения нет, поэтому возникла имитация вписывания: поэлементно фасад "снимали" с близлежащих зданий. Скажем, дом 139 имеет на фасаде два эркера на 3 - 4-м этажах - в новоделе появляются эркеры на 4 - 5-м этажах. Конструктивистский дом 141 имеет боковые ризалиты (выступающие части) - это тоже срисовывают для новодела. В целом же возник образец современного симбиоза конструктивизма с характерными для него упрощенными объемами, и сталинского ампира 1930 - 1950-х гг., то есть совмещение помпезности с дешевизной, откуда крупный шаг членений плоскости фасада и изобилие стекла. Отсюда и стеклянная башня на оси симметрии здания, и двухэтажные витрины, напоминающие о сталинской застройке улицы Горького в Москве, и две арки для въезда во двор. Все это было подробно описано Владимиром Паперным в книге "Культура Два". Может быть, деньги на проектирование и строительство и дала Москва? Во всяком случае, это и не Ленинград, и не Петербург.

На очереди уничтожение Петербурга Достоевского путем создания одноименной пешеходной зоны (район Гражданской улицы, Столярного переулка и наб. канала Грибоедова), о чем городские власти объявили в декабре 2004 года. Здесь, между прочим, и так почти нет транспорта, и зона пешеходная, и дома стоят подлинные. Но надо же из всего подлинного сделать муляж, современный протез. Оживились и мастера художественного протезирования. В частности, скульптор В. Онешко уже готовит сюда натуралистично вылепленных персонажей Достоевского, каковыми муляжами-монстрами из бронзы украсят улицы. А в каждом доме будут игровые автоматы, рестораны и бары, игрушечные фонарики, узорное мощение разноцветной плиткой, газончики-вазончики и прочая "Туркмения"... И вместо настоящего Петербурга за 300 млн рублей сделают его симулякр, обманку. Франц. trompe l oeil в переводе означает "похожее на настоящее", а буквально "обман глаза".

Михаил Золотоносов

Радиомост Совместный проект "Радио России" и газеты "Вечерний Петербург"  »
Юридические статьи »
Читайте также