Кому лес, кому дрова

Авторы проекта Лесного кодекса оказались между двух огней: их атакуют не только экологи, но и промышленники.

Парламентские слушания, посвященные этому документу, показали: полного единения нет даже между разработчиками - Министерством природных ресурсов, Минэкономразвития и Минпромэнерго. С думской трибуны они указывали друг другу на недостатки их общего детища.

Заместитель министра экономического развития и торговли Мухамед Циканов напомнил, что авторы прежде всего стремились вывести лесной комплекс на полную мощность. По расчетам экспертов, его потенциал - 100 миллиардов долларов в год.

Сделать лесное хозяйство прибыльным мешают, по его мнению, слишком низкие отпускные цены на лес и отсутствие реальных возможностей для привлечения инвестиций.

Справка "РГ"

В 2003 году цена куба леса на участках, сданных государством в краткосрочную аренду без аукциона, составляла от 15 до 20 рублей (это в 5 раз меньше, чем в Прибалтике, в 20 раз ниже, чем в США и Канаде). При долгосрочной аренде - уже 38 рублей за куб. А средняя цена на аукционах - 65 рублей за куб. В промышленно развитых районах аукционная цена достигает 150 - 300 рублей. "Почувствуйте разницу".

Развитию рынка сильно мешают льготные лесозаготовки: почти 40 процентов леса заготавливается фирмами, имеющими серьезные послабления по налогам или арендной плате.

Но это еще не все: в стране процветает незаконная вырубка леса, из-за которой бюджет теряет миллиарды. В 2002 году, по словам Циканова, ущерб составил 32 миллиарда рублей. Доходы же - всего 14 миллиардов рублей. А если учесть, что в том же году бюджет выделил на развитие лесного хозяйства 9 миллиардов рублей, то прибыль превращается в ничто.

После вступления в жизнь нового кодекса, считает замминистра, цены на лес вырастут раза в три-четыре как минимум и у лесопромышленников появятся деньги на развитие отрасли.

Кроме того, лесопромышленники смогут брать кредиты в банках, отдавая в залог арендованные участки - это, по мнению Циканова, поможет привлечь в отрасль инвестиции. Сама же аренда станет значительно более долгосрочной - до 99 лет, а те, кто арендовал лесной участок на срок не меньше 15 лет и ни разу не нарушил договорных обязательств, получит право выкупить его в частную собственность.

Наконец, участки, приносящие низкую прибыль, которые никто не хочет брать в аренду, будут передавать в доверительное управление на основе так называемого голландского аукциона, когда игра идет не на повышение цены, а на понижение.

Взамен же государство решило переложить на плечи лесопользователей часть своих проблем: воспроизводство леса, его защиту от вредителей и пожаров и т.п. Это будет вменено в обязанность тем арендаторам, кто взял участок на срок не меньше десятилетия.

Однако идиллическую картину полностью развенчали другие участники слушаний. И первый пас Циканов получил от своего коллеги, заместителя министра природных ресурсов Юрия Шуваева. По проекту, выкупая участок в частную собственность, новый владелец должен уплатить государству сумму, равную арендной плате за 10 лет. Цена занижена как минимум в два раза, отрезал Шуваев. В международной практике выкупная цена равняется 20-33-кратному размеру арендной платы.

Кроме того, напомнил замминистра, интерес для коммерсантов представляют в основном леса европейской части России и отчасти Приморья. А лесопромышленникам Сибири и Дальнего Востока приходится тратить значительные средства, чтобы вывезти продукцию. И если арендную плату поднять здесь хотя бы вдвое (а не втрое-вчетверо, как мечтает МЭРТ), то это вместо резкого увеличения лесозаготовок может привести к их снижению.

Заместитель министра промышленности и энергетики Сергей Митин в свою очередь вообще не нашел в проекте ответа на вопрос: как будут устанавливаться ставки арендной платы?

Затем атаковать кодекс ринулись лесопромышленники и депутаты. По их мнению, те предприниматели, которые сегодня арендуют лесные угодья, завтра могут лишиться сырьевой базы. В проекте не сказано, будут ли их права продлены или они теряют силу с принятием новой редакции и им придется идти на аукцион наравне с другими.

Мирон Тацюн, президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России, вообще считает, что частная собственность на лес, которой так гордятся авторы, не имеет прямого отношения к эффективности лесной отрасли. В Канаде, например, 90 процентов лесов - государственные. Зато идея возложить ведение лесного хозяйства на плечи долгосрочных арендаторов, по его мнению, нанесет удар крупным компаниям - главным поставщикам российского леса. Это потребует от них огромных затрат, которые сведут на нет всю полученную прибыль. При этом пострадает и бюджет: он получит меньше налогов. Чтобы избавиться от "обременения", лесопромышленники, конечно же, постараются брать леса в аренду на срок не больше 10 лет. То есть государство не добьется желаемого эффекта: заниматься защитой и воспроизводством леса по-прежнему придется ему. Каков же выход? По мнению промышленников, надо предусмотреть для компаний механизм компенсации затрат на воспроизводство леса.

Парадоксально, но в самом привилегированном положении оказываются ученые, сельские жители и... зэки. Им по крайней мере не придется тратить средства на то, чтобы купить участок леса на аукционе. Проект кодекса предполагает, что научные институты и исправительные учреждения ГУИН смогут получить лес в аренду без конкурса - по решению Правительства РФ. То же самое касается жителей сельских домов и социальных учреждений в тех местах, где топят дровами. Нетрудно представить, какая спекуляция развернется вокруг таких "безаукционных" участков леса.

Выступавшие на слушаниях депутаты (они в основном представляли лесные регионы России) были больше всего обеспокоены тем, что государство может вообще утратить контроль над лесной отраслью. Вопреки обещаниям разработчиков кодекса развести управление лесной отраслью и контроль над ней по разным ведомствам пока не удалось. В новой структуре кабинета министров и агентство по лесному хозяйству, и экологическая служба находятся под "крышей" одного министерства: МПР. Но это только одна сторона медали.

Как пояснил Циканов, теперь отношения между лесопользователем и государством будут регулироваться не решениями ведомств, а договором. И если государство будет недовольно тем, как предприниматель этот договор исполняет, оно не сможет отозвать у него лицензию, а должно будет обратиться в суд. Или... решить вопрос по "обоюдному согласию".

Бизнесмены же отлично знают, каким способом можно добиться согласия чиновника. Да и на решение суда, члены которого далеко не всегда компетентны в коммерческих вопросах, тоже можно повлиять.

Одновременно парламентские слушания обозначили конфликт между федеральной и региональной властями. Лесной комплекс имеет существенное значение для развития более чем 40 субъектов Федерации. Юрий Заболев, первый заместитель председателя Государственного собрания Республики Саха (Якутия), возмущался тем, что проект кодекса предполагает направлять все доходы от продажи леса с аукционов в федеральный бюджет. Нужно предусмотреть норму о разграничении государственной собственности на лес между центром и субъектами Федерации, настаивал он.

Екатерина Васильченко

Зеленому лесу сократят срок Добропорядочность арендаторов на пять лет  »
Юридические статьи »
Читайте также