Потребляй и властвуй!

Все нарушения прав потребителей происходят по одной нехитрой схеме: производители и продавцы пытаются свалить свои проблемы (нет мелких купюр в кассе, в магазине отсутствуют реагирующие на неоплаченный товар детекторы и т. д.) на нас, сделать их нашими.

Впрочем, мы сами виноваты — боимся лишний раз возразить, «входим в положение», а на самом деле — попустительствуем. Корреспондент «АиФ-Петербург» несколько дней ходил по магазинам, сталкивался с ущемлением его потребительских прав и ревностно их отстаивал. Результаты выглядят вполне обнадеживающими: при желании добиться своего можно не прибегая к написанию жалоб и прочим муторным мероприятиям, порой достаточно бывает просто припугнуть нерадивых работников торговли.

Эпизод 1. Дайте сдачу

Продуктовый магазин. Отбиваю чек на сто с лишним рублей и протягиваю тысячную купюру. Далее следует прекрасно знакомый всем вопрос:

— У вас помельче не будет?

— Не будет.

— Я не смогу вам дать сдачу.

— И что вы предлагаете?

— Разменяйте там (показывает рукой на стоящий рядом с магазином лоток с мороженым).

Объясняю ей, что отсутствие необходимых купюр — не моя проблема, а ее, причем целиком и полностью. Никуда ничего менять я не пойду, ей надо — пусть сама и меняет. Кассирша сочувственно говорит мне, что ей-то как раз ничего не надо и что товар она не отпустит.

— Отлично, — говорю. — Дайте мне, пожалуйста, жалобную книгу. И позовите администратора.

— Администратора сейчас нет. А что вы хотите написать?

— Как что? Что вы отказались продать мне товар.

— А если я не скажу вам свое имя? — вдруг спрашивает она.

— Ничего страшного. Его и без меня выяснят, — смеюсь я.

— Марь Васильна! — кричит она продавщице мороженого. — Тыщу разменяешь?

Та отвечает утвердительно. Продавщица еще раз предлагает мне сходить к лотку. Потом идет сама. Возвращается. Вручает мне бумажные купюры. А затем начинает отсчитывать мелочь. Последний рубль — пятикопеечными монетами (надо отдать должное ее мстительной изобретательности)! Но и я не лыком шит. Тем более, у меня самого этих монеток в кармане — пруд пруди. Нахожу на прилавке самый дешевый товар. Снова встаю в очередь (надо сказать, за время выяснения отношений никто ни меня, ни продавца не поторопил), высыпаю перед кассиршей сданную ею мелочь, добавляю свою и прошу несколько коробков спичек. А сам думаю: сейчас будет скандал. Но ошибаюсь. Кассирша, скривив губы в презрительной усмешке, пересчитывает мелочь и протягивает мне товар. Но меня ее гримасы не волнуют, главное — справедливость. Которая торжествует.

1:0.

Эпизод 2. Обмен или возврат?

Один из DVD-дисков, купленных мной накануне, оказался некачественным — изображение местами «подвисало», а к концу фильма окончательно «зависло». «Ну что ж, бывает, — говорят мне в магазине. — Выберите другой диск». Но тут я вспоминаю, что обменивать товар или требовать вернуть стоимость, — решать только мне. И иду на принцип — прошу деньги. Тем более, что ничего в магазине мне не приглянулось.

Но продавец-консультант Максим неожиданно заявляет, что деньги в их магазине не возвращают. Я начинаю цитировать Закон «О защите прав потребителей» , но Максим меня перебивает:

— Молодой человек, — устало изрекает он, закатывая глаза, — поймите одну простую вещь. Наш магазин — не государственный, а частный, и у нас свои правила.

— Молодой человек, — говорю в тон ему, — вы тоже поймите одну простую вещь. Мне совершенно по барабану ваши правила, можете написать в них все что угодно, хоть что имеете право убивать не понравившихся вам покупателей, — если они противоречат закону, грош им цена. И вообще, это неконструктивный разговор. Пишите бумагу, что вы мне отказываете в возврате стоимости. А там уже будем разбираться.

Консультант просит подождать минуточку и исчезает. Видимо, сам решил проконсультироваться. Возвращается, проверяет на своем проигрывателе диск, убеждается, что он действительно «не того». Затем долго рассматривает поверхность на предмет царапин, но придраться ему не к чему. Самодовольная спесь с его лица исчезает, он прячет глаза, цокает языком, бурча себе под нос: «Надо же, действительно, левый диск какой-то». Через минуту я получаю назад свои кровные 90 рублей.

2:0.

Эпизод 3. Все свое ношу с собой

Магазин, торгующий хозяйственными и парфюмерными товарами. Захожу, беру корзину, но тут меня останавливает охранник. Просит оставить рюкзак в камере хранения. Спасибо за заботу, говорю, мне не тяжело. Тот объясняет, что входить в торговые залы с сумками нельзя. В свою очередь объясняю ему, что сдавать или не сдавать рюкзак — мое право, но не обязанность. И вообще — пусть покажет бумагу, в которой сказано, что магазин в случае чего несет ответственность за кражу моих вещей. А вдруг у меня в рюкзаке золото и бриллианты? Никакой бумаги, естественно, охранник не показывает. Зовет администратора.

— Никаких проблем, — говорит она. — Если опасаетесь, идите с рюкзаком. Только на выходе раскройте его.

Приходится вновь вести просветительскую работу. Ну уж дудки, говорю, ничего показывать вам не буду. Если подозреваете, что я украду товар, вызывайте милицию — только стражи порядка имеют права проводить оперативно-розыскные мероприятия , каковым является обыск. Кроме того, заглядывать в чужие сумки запрещено Правилами торговли .

Объясняю это все, беру корзину и бодро с рюкзаком за спиной шагаю в зал. Слышу сзади негромкий голос администратора: «Юрист, наверное». Первые минуты две охранник на расстоянии идет за мной, но вскоре возвращается на свое рабочее место. Действительно, надо же следить, чтобы никто с сумкой не зашел. Тем временем я беру все, что мне нужно, и расплачиваюсь в кассе. Вопреки моим ожиданиям, ни администратор, ни охранник никакого интереса ко мне не проявляют. Видимо, решили не связываться с «шибко умным». Лишь когда перекладываю покупки из корзины, замечаю, что охранник, вывернув голову, пытается заглянуть в рюкзак. Я еле сдерживаюсь, чтобы не расхохотаться. Он замечает мой взгляд и мгновенно отворачивается.

3:0!

В футболе это означает — победа с крупным счетом. Причем на чужом поле — оттого она приятней вдвойне. Правда, будем справедливы, если бы шла речь о некачественной технике или, скажем, обуви, повозиться пришлось бы изрядно. Здесь же мои права попирались так, «по мелочи». Но, во-первых, что начинается с мелочей, все прекрасно знают. А во-вторых, как только со мной произойдет потребительская неприятность посерьезней, обязательно расскажу и об этой битве.

Потреблял и отстаивал Артем Костюковский

По газете и букету определят тех, кто будет торговать в метро  »
Юридические статьи »
Читайте также