Власть и рынок: кто кого?

Об экономическом аспекте монетизации льгот, а также в целом о российской экономической политике последних лет рассуждает главный экономист и управляющий директор инвестиционной компании "Тройка Диалог" профессор Евгений Гавриленков.

- Оппозиция добивается того, чтобы Кремль отыграл монетизацию назад по причине ее "антисоциальности". Насколько это было бы полезно, с точки зрения экономического развития страны?

- С экономической точки зрения, конечно же, было бы лучше, чтобы реформа продолжилась. Ведь для цивилизованного мира страна, где 50% населения имеет те или иные льготы, - это аномальный случай, потому что наличие льгот существенно искажает финансовые потоки в отраслях, которые оказывают населению важнейшие услуги: транспортные, жилищно-коммунальные и т.д. Сама по себе монетизация льгот - это логичный, обоснованный, необходимый шаг для прогрессивного развития рыночной экономики...

Но та монетизация, которая начала проводиться в России, на мой взгляд, не просто была плохо реализована, но и не была в должной степени законодательно подготовлена. Принципиальная проблема заключается в том, что в нынешней системе власти какого-то рабочего диалога и дискуссии между верхним и нижними уровнями - центром и регионами - не предполагается. Все это похоже на то, что было у нас десятилетия назад, когда "сверху" просто спускались какие-то приказы, которые всем одинаково нужно было исполнять, но можно было делать это и спустя рукава... Ясно, что в таких условиях строить настоящую рыночную экономику бесполезно, потому что она немыслима без диалога, дискуссии и обратной связи.

- Отсутствие согласованности с регионами - единственный недостаток данного закона?

- Это главный момент. Из него вытекают другие серьезные недостатки: недостаточные размеры компенсаций, неправильное определение приоритетов (что более, а что менее значимо для льготников в тех или иных регионах), неготовность населения.

- Вы имеете в виду недостаточное информирование и "зомбирование" граждан перед реформой или их объективную экономическую неготовность?

- Конечно, второе. Ведь основные льготные категории последние два года не получали (и сейчас не получают) достаточных доходов, с точки зрения развития экономики в целом. Если посмотреть на статистику, то видно, что средняя зарплата и средняя пенсия в стране с 1999 по 2002 годы росли примерно одинаково. Но 2003-2004 годы показали нарастающий разрыв: рост пенсий в реальном выражении затормозился, в то время как зарплаты росли более высокими темпами. У достаточно большой массы людей - пенсионеров, льготников - создалось впечатление, что они остаются "за бортом". Достаточно сравнить: потребительский рынок в среднем рос в год примерно на 10%, а реальные пенсии - где-то на 4%.

- Почему государство отнеслось к пенсионерам так немилосердно?

- Отчасти у нас всегда исповедовалась логика, согласно которой пенсии должны индексироваться с неким отставанием от инфляции. Государство привыкло все объяснять тем, что у него не хватает средств - в данном случае средств Пенсионного фонда. Но сегодня мы знаем и видим, что средства-то были - чего стоит один Стабилизационный фонд!..

- Так не правильнее ли было бы сначала поднять пенсии, а потом уже монетизировать льготы?

- Думаю, у нас просто получилось как всегда: конкретных эффективных решений, ответов на принципиальные вопросы у руководства не было, а пенсионеры долгое время вроде бы не роптали. Но все равно власть должна была иметь в виду, что, прежде чем лишать людей чего-то, сначала нужно их "подкормить". А авторы и исполнители монетизации в России поступили просто аномально.

Я уже не говорю о том, что надо понимать: средняя пенсия сегодня около 2 тыс. руб. (средняя зарплата - 7 тыс. руб.). Если же учесть, что за последние годы квартплата и коммунальные расходы росли даже более высокими темпами, чем инфляция, то рост остающейся на руках пенсионера суммы был меньше 4%, о которых я уже упоминал. И получалось, что пенсионеры с трудом могли участвовать в буме роста потребительского рынка...

- Но все же они в нем участвовали - хотя бы тем, что стимулировали конкурентную среду в торговле, когда имели возможность бесплатно ездить в поисках наиболее дешевых товаров...

- Безусловно, этот процесс был. Но, повторяю, потребительский рынок рос почти втрое быстрее, чем реальные пенсии.

- Однако все же выходит, что если бы монетизация прошла так, как это задумывалось изначально - т.е. со значительным ограничением свободного передвижения льготников, - это ударило бы по экономике в целом...

- В принципе, да.

- История с монетизацией - частный, хотя и яркий случай общей экономической линии эпохи президентства Путина. Как Вы в целом оцениваете эту линию?

- Думаю, говорить о каком-то одном "общем курсе Путина" нельзя. Один курс был в его первый президентский срок, и совершенно другой мы наблюдаем сейчас. Хотя этот новый курс, на мой взгляд, еще до конца не сформировался. Поэтому оба курса еще преждевременно сравнивать...

- И все же этот "второй курс" как-то преемственен по отношению к первому или они различаются принципиально?

- На мой взгляд, они отличаются принципиально. В первый срок президентства Путина было достаточно много плюсов. Хотя, конечно, нельзя сбрасывать со счетов высокие цены на нефть, внешних кредиторов - все это сыграло тогда свою положительную роль. Но, в принципе, я думаю, что основные плюсы первого срока Путина связаны с тем, что в 2000-2002 годах наиболее активно приводились в порядок законы в экономической сфере: Бюджетный, Налоговый кодексы и т.д. Они и сегодня несовершенны, их можно критиковать, но, тем не менее, тогда их упорядочивание сделало более определенной экономическую среду. Кроме того, тогда же происходили попытки упростить процедуру входа новых участников на российский рынок, что способствовало становлению малого бизнеса. Получился такой мультиплицирующий эффект: высокие цены на нефть, предсказуемая, как казалось в то время, ситуация, улучшившийся инвестиционный климат. Стечение всех этих обстоятельств дало возможность экономике успешно развиваться.

- Сейчас эти процессы разошлись? Можно ли считать, что все сегодняшние экономические плюсы - "заслуга" исключительно высоких цен на нефть, а минусы - результат политических ошибок власти?

- Да. Думаю, с этим я соглашусь. Основная беда нашей власти во всех ее структурах - это то, что игроки - и пресловутые "либералы", и "силовики", если этими штампами пользоваться, - порой рассматривают политическую ситуацию как "игру с нулевой суммой": когда во взаимодействии, скажем, бизнеса и власти кто-то либо выигрывает, либо проигрывает. Это совершенно неправильно! Это должна быть "кооперативная игра", в которой все участники одинаково либо выигрывают, либо проигрывают. Потому что в реальной жизни так и происходит.

- Иными словами, власть все время стремится "обыграть" общество - и в итоге проигрывают все?

- Да. Скажем, подоходный налог был снижен до 13%, но это все же не вывело зарплаты из тени. Почему? Потому что вместе с подоходным не был снижен социальный налог. Власть должна была понять, что без снижения социального налога прорыва не произойдет. Сейчас, к слову, налоги понемногу снижаются. Баланс ищется. Власть должна сделать все для поддержания развития экономики.

- Но вопрос: зависит ли напрямую от успехов экономики эффективность политической системы, особенно авторитарной? Известно, что, например, накануне большевистской революции в России наблюдался бурный экономический рост. Но это не спасло царский режим от краха...

- Действительно, экономический рост может поддерживаться на достаточно высоком уровне, но если в обществе при этом увеличивается расслоение по уровню доходов (а так обычно и происходит на фоне особо заметного экономического роста), такая система создает напряженность и дестабилизирует политическую ситуацию. Поэтому рыночный рост без учета политических и социальных факторов сам по себе имеет мало значения. Что толку, если бюджет сводится с профицитом, а достаточно большая часть населения при этом не удовлетворена уровнем своей жизни?

У нас в стране в этом плане, полагаю, не все в порядке. До недавнего времени децельный коэффициент - разрыв между бедными и богатыми - на протяжении многих лет оставался стабильным и даже медленно сокращался. Но в последние два года наметилось явное увеличение данного коэффициента. И это сразу был сигнал того, что даже на фоне увеличивающегося процента экономического роста будет порождаться и уже возникает недовольство населения.

- Реакция власти на это недовольство кажется Вам адекватной?

- Пока мы видим такую лихорадочную запоздалую реакцию: попытки вбросить определенные деньги, договориться с губернаторами. Это яркая демонстрация того, насколько несовершенна существующая в России система принятия решений - это советская система вертикальной власти. Существует фундаментальное противоречие между рыночными институтами, которые сформировались в последние годы, и действующей политической системой - они, в общем, несовместимы.

- Выходит, прежде чем говорить об устойчивом экономическом росте, надо изменить систему власти?

- В историческом масштабе мы и находимся в некой ситуации поиска. Но при этом бросаемся из крайности в крайность. У нас был опыт, когда в 90-е годы существовала разношерстная Дума, совершенно никому не подконтрольные (фактически даже населению) губернаторы. И в этих условиях практически все позитивные начинания оказывались заблокированы. Сейчас мы впали в другую крайность, когда парламент не является местом серьезного обсуждения каких-то начинаний (мы видим, как быстро принимаются законы), а кремлевские эксперты, какими бы уважаемыми и опытными они ни были, конечно, не могут единолично готовить идеальные законы.

Нужно найти золотую середину, баланс. А для этого внутренние силы, действующие во власти, должны научиться вести диалог, потому что сегодня "либеральная" и "силовая" составляющие власти, как мне кажется, говорят на разных языках. Но когда в эту политическую игру с нулевой суммой вмешивается третий участник - электорат, население - тут уже приходится переходить к "кооперативным играм", начинать диалог. Думаю, сегодня как раз та ситуация, которая должна привести к тому, чтобы одинаково выиграли все. В противном случае, все одинаково проиграют.

Екатерина Семыкина

В замкнутом круге Монетизация по-советски  »
Юридические статьи »
Читайте также