В замкнутом круге Монетизация по-советски

Весь январь прошел под флагом волнений по поводу монетизации. Основная часть льготников - те, кто нуждается в защите государства. И потому их протест нашел отклик со стороны других слоев населения.

Еще в ноябре 2004 г. в Петербурге, по данным СЦ "Мегаполис", поддерживали монетизацию лишь около 20% опрошенных, а против было около 65%. В числе основных причин негативного отношения назывались: недостаточность денег, неверие в надежность мероприятия, страх, что власть в очередной раз "надует", привычка к льготам, которые при переводе в деньги теряли свою функцию награды.

Немного денег, немного льгот

В числе самых важных решений городского правительства в 2004 г. петербуржцы называли отмену бесплатного проезда на общественном транспорте. Дальнейшие события - митинги, протесты, беспорядки и т.п. - подтвердили, что отмена бесплатного проезда - "основной вопрос монетизации".

Власти об этом знали. Не только из опросов. Об этом говорили и эксперты, и депутаты, и журналисты. Однако все получилось, как всегда. По команде сверху, без расчетов, топорно советскими методами. Иначе, впрочем, и быть не могло.

Закон, революционным образом меняющий принципы социальной политики, оказался половинчатым и очень советским, "необсчитанным" с точки зрения того, сколько денег надо для его запуска, и "непросчитанным" в плане того, какие негативные следствия он может породить. Да и ввели этот закон в неудачное время: страна отдыхала, а значит, не работали чиновники и финансовая система.

Признаюсь, я являюсь противником льготной системы. Поскольку она плоть от плоти прошлой нашей власти, которая посредством этой системы держала народ в узде, дергая за "льготные веревочки" по принципу "разделяй и властвуй".

В системе раздачи натуральных льгот были смешаны несколько принципов: помощь малоимущим, награда за заслуги, компенсация за потери. Мы помним то недалекое прошлое, когда через льготную систему распределялись как жизненно необходимые вещи, так и предметы роскоши. Кстати, в ту пору существовали и разнарядки по годовому количеству прироста льготных категорий. Так, звание "ветеран труда" присуждалось ограниченному числу сотрудников в зависимости от размера учреждения.

Абсолютно естественно, что при изменении экономического строя должны были произойти и изменения в социальной защите. Единственное, что должна была сделать власть, - это поднапрячься и перевести практически все льготы в деньги. По-видимому, нужно было договориться о системе скидок для бывших льготников (что существует во многих странах), но на первом плане должны были оказаться "живые деньги", которые бы обеспечивали свободу выбора. При этом ответственность за выбор должны были брать на себя сами люди. Уметь вести себя в системе выбора - важная сторона жизни в новых экономических условиях.

Вместо этого опять все решала власть. Немного денег дала людям, а много - опять ведомствам. Чего стоит облагодетельствование в виде "социального пакета" за 450 рублей.

В итоге некоторые категории льготников (например, инвалиды 3-й группы) получили всего 50 рублей плюс "социальный пакет" и сложности с оформлением проездных билетов. Многие же этот пакет никогда не увидят. Не поедут в санаторий, не будут лечить зубы. А потратить на что-то другое не смогут.

Нам сверху видно все, ты так и знай

Все больше экспертов соглашаются с тем, что происходящее есть следствие чрезмерной централизации власти. В этом же русле лежит и весьма неуклюжая попытка облагодетельствовать народ отдыхом - дополнительными новогодними каникулами.

Похоже, кому-то во власти пришла однажды в голову светлая мысль: пусть люди отдыхают, когда начнутся изменения в льготной системе. Они все будут сидеть дома, смотреть ТВ, группами собираться не будут, революционная ситуация не возникнет. Расслабляйтесь, товарищи.

Во время социологических опросов, проводимых в конце года, часто можно было слышать по поводу всех этих инициатив: "Им что, там больше делать нечего?"

Тем не менее, каникулы нам подарили в аккурат за несколько дней до их начала. Так что никто не успел ничего спланировать.

21-23 января СЦ "Мегаполис" опросил 500 петербуржцев по репрезентативной выборке.

Вопрос: "После Нового года у нас было 10 выходных дней. Лично Вам такие новогодние каникулы были нужны или нет?"

Да, нужны 19,3%

Пожалуй, да 5,3%

Трудно сказать 16,0%

Пожалуй, нет 15,0%

Нет 44,4%

Вот причины, которые назвали те, кому эти каникулы были не нужны: мало денег для нормального отдыха (27%), слишком много дней отдыха (23%), зимой такой отдых вообще не нужен (14%), лучше весной, на майские (15%), не знали, чем заняться (11%), повальное пьянство (9%) и др.

Итак, около 60% населения в таком отпуске не нуждались. А людей насильно загнали в их малогабаритные квартиры, заставили пьянствовать, смотреть ТВ и тратить деньги, которых и так недостаточно. По данным январского опроса АСИ, треть опрошенных петербуржцев заявили, что либо за эти нежданные каникулы потратили все деньги, либо намного больше того, что могли себе позволить. Да прибавьте ко всему этому страх перед грядущей монетизацией.

Назад в СССР

Зато наше ТВ под руководством власти постаралось вовсю по части размягчения и промывания мозгов. Здесь тоже была смесь прошлого и настоящего. Советская ностальгия с главными песнями, жвачка муси-пуси, обнаженные красотки и эротичные юноши, а венец всему - Олег Газманов с гимном под названием "Я рожден в Советском Союзе, сделан в СССР".

Однако монетизация льгот, на мой взгляд, это лишь часть проблемы по реформированию социальной сферы. Ибо не менее насущной проблемой является приведение в соответствие системы заработной платы работников бюджетной сферы.

А ситуация в этой сфере катастрофическая. Тут требуется не только увеличение заработной платы на 20%, как планируется, а в 2-3 раза. Например, в Институте Академии наук, где я работаю и где немало докторов и кандидатов наук, средняя заработная плата в прошлом году составляла около 3600 рублей.

Эта группа населения молчит, предпочитая привычно крутиться на многих работах, пока хватает здоровья и сил, но если огромная армия обиженных бюджетников присоединится к бунтующим льготникам - эффект может быть плачевным для нашей власти. А есть еще студенты, мелкий бизнес...

Маленькие зарплаты - маленькие пенсии - доплаты - льготы - компенсации... Долго ли нам еще придется крутиться в этом замкнутом круге?

Введение в действие закона о монетизации и ситуация в бюджетной сфере показали всю сложность взаимодействия федерального и регионального бюджетов. Пока полной статистики нет, но по собственным наблюдениям в собесах, в отделениях Пенсионного фонда, по тем сюжетам, которые обсуждались в СМИ, можно предположить, что существует очень много неучтенных и обиженных льготников, не получивших компенсации и имеющих сложности с оформлением проездных карточек. Как раз льготников из федерального списка, за которых несет ответственность центр. А самые бедные категории в Петербурге - это как раз "федеральные бюджетники".

Региональные власти своим бюджетникам - врачам, учителям, некоторым другим категориям - делали доплаты, и их средняя заработная плата была на уровне 6-7 тысяч рублей в месяц. В то время как "федералы" по уровню своих доходов едва дотягивали до прожиточного минимума.

А все равно виноват Чубайс

На днях пришлось мне платить за электроэнергию в пункте Петроэлектросбыта. Стояла я, окруженная большой толпой льготников. В результате провела, можно сказать, включенное наблюдение - не надо было и на митинги ходить, всего наслушалась, познакомилась со всем спектром мнения о власти, стране и жизни в целом.

Главный мой вывод из этих контактов состоит в том, что льготники так же дифференцированы внутри себя, как и все наше общество. Есть, кстати, те, кто доволен, что получил деньги. Но большинство озлоблено и недовольно размером компенсации. Прежде всего тем, что другие льготники получили больше. А почему больше, они не понимают. Что, по моему мнению, как раз и отражает в полной мере запутанность советской льготной системы.

Внутри льготников как существовала борьба, так и существует. Одни хотят "повысить" уровень льготы, чтобы больше получать, другие - стоят стеной в стремлении не допустить новых "нахлебников". При этом разноголосица мнений замешана в немалой степени на идеологии. Одни считают, что "Сталина на вас нет, и все у него сидели за дело", другие делят людей на тех, кто воевал, и на тех, кто отсиживался в тылу или "под немцем", третьи стараются забыть страшное прошлое и в споры не вступать.И только в одном очередь в Петроэлектросбыте была едина: во всем виноват Чубайс, а уж в монетизации-то особенно. Ведь он всю эту кашу заварил.

И спорить с этим мнением было не только бесполезно, но и небезопасно.

Татьяна Протасенко

Гость редакции Егор Гайдар «Мы сразимся на интеллектуальном поле»  »
Юридические статьи »
Читайте также