Амбициозная неуверенность Смольного

В минувшую среду губернатор Петербурга Валентина Матвиенко выступила перед депутатами ЗакСа с ежегодным Посланием.

Ритуальный смольнинский документ образца 2005 года по просьбе "Дела" анализирует один из разработчиков прошлогоднего губернаторского Послания - старший научный сотрудник Леонтьевского центра Артур Батчаев.

- Насколько известно, в создании нынешнего Послания Вы не участвовали. Почему? И каковы, на Ваш взгляд, основные различия между обоими документами?

- Я не знаю, почему в этом году в рабочую группу по подготовке Послания не включили никого из специалистов Леонтьевского центра. Но хочу подчеркнуть, что, сравнивая нынешнее и прошлогоднее Послания, я постараюсь быть объективным и не допускать необоснованной критики.

На мой взгляд, Послание-2004 было более структурировано и четко. В нем была вводная часть, где описывалась миссия города; была часть, где подводились краткие итоги развития Петербурга; дальше шел глубокий, довольно откровенный анализ тех проблем и вызовов, с которыми столкнулся город. А уже затем определялись тенденции и перспективы его развития с обязательной оценкой имеющихся для этого ресурсов. И только на основе всего этого определялись цели, задачи и основные приоритетные направления развития города, а также давалась оценка возможных результатов развития.

Мы старались очень откровенно говорить о наиболее сложных проблемах - таких, как бедность и невысокие доходы основной части населения, демографический кризис, низкий уровень развития городской инфраструктуры, неблагоприятный предпринимательский климат, слабость институтов гражданского общества. Послание описывало конкретные механизмы решения этих проблем и четко формулировало приоритеты для городской власти. Это создавало очень удобный механизм для того, чтобы не только специалист, но и любой житель города спустя год мог оценить результаты проделанной властью работы.

Структура Послания-2005 несколько размыта. Конечно, здесь тоже есть вступительная часть, где говорится о миссии города. Далее подводятся итоги года, но они носят такой бравурно-мажорный тон - акцент, в основном, делается на огромных достижениях, успехах. Далее сразу определяются цели и задачи (иногда с перескоками с одной темы на другую) и идет описание того, как они будут достигаться. И здесь же идет описание отдельных проблем, которые подаются весьма фрагментарно.

- С чем Вы связываете недостатки нынешнего Послания?

- Мне кажется, при его подготовке использовались подходы, которые обычно применяются в периоды, когда губернатору, например, надо переизбираться на второй срок. В эти периоды в содержании подобных документов дается больше положительных моментов, а имеющиеся проблемы умело ретушируются, растворяясь внутри текста. И здесь чувствуется рука опытных политтехнологов. Наверное, необходимость использования нового подхода связана в этом году с тем, что городские власти ощущают неуверенность при оценке последствий недавних реформ. Хотя петербургские власти, в принципе, и не виноваты в слабости первоначальных результатов монетизации, но у Смольного в связи с тем, что федеральные структуры в ряде случаев принимают не совсем продуманные решения, появилась опаска возможности новых серьезных ошибок в управлении на региональном уровне. К этому добавляется не совсем удачное, с точки зрения времени его введения, повышение тарифов на проезд в городском транспорте и на услуги ЖКХ. В январе текущего годаэти события "наложились" друг на друга, что привело население в целом к некоторому разочарованию в политике городской власти и вызвало взрыв негодования тех категорий граждан, которые пострадали от реформ в первую очередь. Наверное, все это сыграло свою роль при подготовке Послания.

- Чем можно объяснить то, что в нынешнем Послании не было такой важной составляющей, как анализ выполнения (или невыполнения) задач, поставленных в Послании предыдущем? Тоже дело в "неуверенности и опаске"?

- Да, можно и так сказать. Хотя некоторые элементы анализа выполнения отдельных целей все-таки присутствуют. Но, повторяю, глубина этого анализа оставляет желать лучшего.

- Как Вы, в частности, оцениваете заявление Валентины Матвиенко о достигнутом за истекший год "новом качестве экономического роста"?

- Безусловно, за 2004 год достигнуты весьма хорошие показатели по основным направлениям развития города - во многом благодаря макроэкономической конъюнктуре. Те цифры, которые называла губернатор, конечно, правильны. Другое дело, каков в реальности в городе инвестиционный климат? На мой взгляд, оценки его улучшения в Послании искусственно завышены. Безусловно, он улучшился, но, с моей точки зрения, здесь еще непочатый край работы. Возьмем, к примеру, упомянутый губернатором рост иностранных инвестиций. Да, в 2005 году их было больше, чем в 2004-м, а в 2004-м больше, чем в 2003-м. Но если брать в абсолютных цифрах, то на сегодня объем иностранных инвестиций меньше, чем даже в 2001 и 2000 годах. Несколько лет наблюдалось снижение показателей. По показателю объема инвестиций в основной капитал, ситуация тоже не такая уж и радужная.

Кроме того, говоря об инвестициях, нельзя не обратить внимания на то, что в Послании-2005 был озвучен ряд проектов, имеющих весьма неоднозначный - и экономический, и градостроительный - характер: например, создание Морского пассажирского терминала и другие проекты, сопоставимые по масштабу... Думаю, это сделано исходя из той же политической необходимости - "отрапортовать", заявить о громких, "амбициозных", как сейчас принято говорить, проектах. Хотя ясно, что здесь еще не все окончательно решено и сейчас ведется только подготовительная работа.

В целом же, город, конечно, в определенной степени улучшил хозяйственный климат. За счет административного ресурса стал более стабильным приток средств из федерального бюджета, что позволило приступить к реализации очень значимых структурных проектов и развивать социальную сферу. Но коренного улучшения, которое бы сделало увеличение притока инвестиций необратимым, на мой взгляд, не произошло. Петербург по-прежнему неконкурентоспособен по сравнению, например, с Москвой. Думаю, оценки Послания в этом отношении также несколько завышены.

- Но г-жа губернатор заявила, что "рейтинги нашего города по международной шкале" "впервые сравнялись с Москвой". Это правда?

- Насколько я знаю, это происходит отнюдь не впервые. Если не ошибаюсь, Петербург был единственным регионом России, который, несмотря на дефолт августа 1998 года, продолжал в полном объеме и в установленные сроки выполнять свои обязательства перед кредиторами, что было оценено и международными рейтинговыми агентствами. Ну а то, что и сегодня рейтинг Петербурга высокий и находится на уровне Москвы, - это действительно факт.

- Какие конкретные действия петербургской власти за истекший год улучшили инвестиционный климат в городе?

- Думаю, губернатор, прежде всего, имела в виду законы и правительственные постановления, касающиеся предоставления определенному кругу инвесторов налоговых льгот, создания более прозрачного и четкого механизма выделения земельных участков для нового строительства, понижения ставки земельных платежей...

- Все это, в первую очередь, касается крупных инвесторов...

- В принципе, эти законодательные усилия должны касаться в целом всех хозяйствующих субъектов. Хотя, естественно, в большей степени они ориентированы на крупный бизнес, потому что малое предпринимательство развивается и функционирует по несколько иным направлениям...

- Как Вы в этой связи оцениваете успехи городской власти в деле "всемерной поддержки малого бизнеса", которая была обещана Посланием-2004, а на деле обернулась борьбой с ларьками и маршрутками?

- Эта борьба хотя и имеет под собой объективные начала (город обречен постепенно переходить к более цивилизованным формам организации деятельности в этих сферах), но должна производиться все же не такими жесткими мерами. Безусловно, в данном случае должны быть предусмотрены определенные компенсации для людей, задействованных в данной сфере. И этот вопрос должен решаться путем не жестких, а смягчающих механизмов.

- На Ваш взгляд, действительно ли можно говорить о "прорыве", о качественно "новом политическом климате" в городе, сформировавшемся за последний год?

- Безусловно. Сегодня практически нет никаких противоречий между исполнительной, законодательной и судебной ветвями власти. Уровни власти - федеральный, региональный и местный - также работают в едином ключе. Этот "прорыв" создает очевидные административные удобства, но в то же время порождает и очень существенную опасность. Ведь политическая система может успешно развиваться, если есть сильная оппозиция и разумное, обоснованное оппонирование каким-то, пусть даже правильным, властным решениям. Когда же в политической системе, как сейчас у нас, тишь, гладь и божья благодать, - это в итоге может сыграть злую шутку: при полном единогласии и единомыслии и отсутствии политической конкуренции могут появиться элементы деградации. Здесь можно провести аналогию с советскими временами...

- Причина этой тенденции в том, что законодательная власть "слишком доверяет" исполнительной, или же в том, что у депутатов просто нет реальной возможности влиять на чиновников?

- Думаю, второе. Исполнительная власть в Петербурге полностью доминирует над законодательной. Губернатор пользуется безусловным доверием президента страны, имеет реальные возможности успешно решать проблемы развития города на федеральном уровне, и, естественно, депутаты вынуждены с этим считаться.

- Есть ли риск, что из-за недостатков Послания в дальнейшем возникнут ошибки в созданных на его основе правовых актах?

- Полагаю, такой опасности нет, потому что и бюджет Петербурга, и другие документы ориентируются на Послание лишь с точки зрения постановки целей. Главная задача Послания - ознакомить общественность с позицией городских властей. Оно носит довольно общий характер, и переоценивать его функциональность не следует.

Екатерина Семыкина

Петербург идет к европейским стандартам жизни? Губернатор отчиталась о своей работе и наметила цели на будущее  »
Юридические статьи »
Читайте также