Парки в стиле техно кто будет прогуливаться по технопаркам, техносадам и техноаллеям Петербурга

Технопарки -- вот чем должно бредить сегодня население Петербурга, хоть сколько-нибудь связанное с высокими технологиями. К началу декабря федеральные чиновники объявят победителей в конкурсе заявок на создание особых экономических зон (ОЭЗ), которые и должны стать основами технопарков. Всего заявок от разных регионов подано более 30, а надо отобрать 8, максимум 10. Петербург подал сразу две заявки, но на три зоны.

Забитое старое

Каждая из 8 (или 10) зон получит около 1 миллиарда рублей из бюджета и, кроме того, тепличные условия. Работая в ней, можно будет производить высокоинтеллектуальный продукт (программное обеспечение, человеческих клонов и т. д.), выгодно продавать его на Запад и платить просто смешные налоги по сравнению с конкурентами, которые остались за забором.

Идея особых экономических зон (ОЭЗ) -- глубоко советская по сути. Среди множества предприятий выделяются особо приближенные, работающие по принципу -- никому нельзя, а нам можно. Как сказали бы наши родители -- "блатные". Если бы вышеописанные события происходили не сейчас, а при Сталине, особой экономической зоной стала бы территория где-нибудь на 101-м километре, куда согнали бы Михаила Ромма, Иосифа Хейфица, Сергея Бондарчука и прочих титанов кинематографа, засыпав их рублями и красной икрой, разрешив ввозить кинопленку "Kodak" и копии американских блокбастеров без уплаты таможенных платежей, но огородив колючей проволокой. Получился бы советский Голливуд.

Сегодня мода сменилась. В фаворе высокие технологии: призрачная надежа российского интеллигента -- выбиться за счет своего ума из грязи в князи. Вместо Голливуда создадут Силиконовые долины по-российски. Прототип -- опять же западный, реализация -- российская, со всеми присущими особенностями.

В России этой идеей бредили давно, но очень побаивались: дашь послабления одному виду бизнеса, возмутятся другие или же послабления употребят во зло, то есть не для притока инвестиций, а для массового ухода от налогообложения.

Пять долгих лет разрабатывался закон об особых экономических зонах (курировал Герман Греф), который должен был исправить недостатки существовавших в России зон. Закон, как экзамен, -- разработать до конца нельзя, можно только перестать дорабатывать, что и произошло вскоре после того, как президент В. В. стукнул кулаком по столу: побывал в феврале 2005-го в Новосибирске, возмутился условиями, в которых работают ученые, сказал: кончайте вы с этим законом, создайте наконец этим ученым тепличный климат хотя бы на отдельно взятых территориях и притяните к ним производителей чего-нибудь наукоемкого.

В конце июля 2005 года закон о зонах вступил в силу. Для его реализации создали Федеральное агентство по управлению свободными экономическими зонами. Агентство объявило конкурс на создание зон в регионах. Шлите, мол, заявки с обоснованиями -- почему именно у вас создавать теплицы для профессоров?

Главное -- связи

Первым в Петербурге о технопарке зашумел бывший Институт связи им. Бонч-Бруевича (теперь работает под не слишком удобоваримым названием Санкт-Петербургский университет телекоммуникаций, или СПбГУТ). Еще в марте было подписано соглашение между Мининформсвязи и правительством Петербурга о развитии технопарка на базе Бонча. Леонид Рейман (министр связи) заявил, что он будет первым, финансируемым из государственного бюджета. Г-н Рейман, выпускник Бонча, стал главным лоббистом этого проекта.

Концепция Института связи им. Бонч-Бруевича получилась довольно оригинальной. Как уверяет ректор, к 2010 -- 2012 годам местность вблизи станции метро "Проспект Большевиков" (вокруг корпусов института) превратится в технопарк, состоящий из трех зон. 1-я зона -- так называемые объекты инфраструктуры, под коими понимаются не канализация и электричество, как в промзонах, а гостиницы, спортзалы и бассейны, которые будут готовить рабочих и ученых к производительному труду.

2-я зона -- наука и производство: офисный центр, научно-исследовательский центр, лаборатории, библиотека и т. п. Здесь планируется разместить офисы примерно 300 фирм, включая 10 -- 20 представительств компаний мирового уровня. 3-я зона -- университетский городок (общежитие, учебные корпуса).

Самое интересное в проекте -- баланс площадей. Под инфраструктуру (гостиницу, апартамент-отель, фитнес-центр, общепит, паркинг и пр.) -- 300 из 500 тыс. кв. м. Так называемые апартамент-дома (жилые дома без права прописки) -- 190 тыс. кв. м и на сам технопарк (научно-исследовательский центр + инкубатор для малых предприятий) -- оставшиеся 10 тыс. кв. м. На этом научно-техническом аппендиксе предлагается разместить 5000 программистов и менеджеров (получается по 2 кв. м на человека) и окупить проект за 5 -- 7 лет.

Причем окупаться он будет в основном за счет не науки, а инфраструктуры, так что все это больше напоминает не технопарк, а проект коммерческой недвижимости. Но это и правильно -- на доходы с аренды подпитывать науку и образование.

Зам. министра связи Дмитрий Милованцев обещает, что в ближайшие месяцы заложат первый камень в здание бончевского технопарка, а в 2008-м -- сдадут первую очередь.

Как ни странно, проект "Бонч-парк" не вошел в заявку правительства Петербурга на конкурс по созданию особых экономических зон. "Мы этот проект не отрицаем, но он и так имеет прекрасных лоббистов -- министра связи Леонида Реймана, генерального директора компании "Связьинвест" Валерия Яшина (закончил Бонч в 1968-м) и прекрасно обойдется без нас", -- пояснил источник в городском комитете экономики.

Зоны, свободные от техно

Петербург направил в Москву на конкурс две заявки. Одну -- на промышленно-производственную зону в поселке Металлострой. Вторую -- на технико-внедренческую, расположенную, правда, в двух разных местах -- на части промзоны "Нойдорф" (30 га) возле Стрельны и в районе севернее Ново-Орловского лесопарка (130 га). Технико-внедренческие зоны должны разрабатывать новые продукты и внедрять опытное производство. Промышленные -- гнать вал, поднимая ВВП.

Предполагается, что промышленная зона в Металлострое будет специализироваться на выпуске комплектующих для новых предприятий, появившихся в городе. Один реальный инвестор уже есть -- "Русская содовая компания" намерена возвести завод по производству листового и бутылочного стекла. Таким образом, первоначальная идея: давать налоговые послабления наукоемким предприятиям претерпела некоторую трансформацию. У нас приоритетным направлением в промышленности будет признано высокотехнологичное производство бутылок для пива.

Самая подготовленная из зон -- "Нойдорф". Как уверяют в Смольном, строить объекты там можно уже сегодня. Кроме того, в "Нойдорф" уже готова вложить 220 млн евро финская компания "Технополис" и построить технопарк площадью 200 тыс. кв. м. С остальными инвесторами и участниками технозоны в Смольном идут беспрестанные переговоры. Принять решение промышленникам и деятелям науки об участии в проектах сложно в том числе и потому, что условия предоставления льгот на территории зон -- довольно туманны. В Законе "Об особых экономических зонах в РФ" записано, что резиденты ОЭЗ (т. е. подписавшие инвестиционный договор и работающие в зоне) могут быть освобождены от налога на имущество организаций, земельного налога и налога на прибыль , но только в части сумм налога, поступающих в региональные и местные бюджеты. Т. е., во-первых, могут быть освобождены, а могут и не быть освобождены -- как решат местные власти. Во-вторых, федеральная часть налогов остается без изменений. Пока петербургские власти никаких дополнительных налоговых льгот для резидентов ОЭЗ не установили. По крайней мере, в недавнем постановлении о мерах по созданию особых экономических зон в Петербурге их нет.

-- В Петербурге и так установлены льготы для инвесторов -- по налогу на прибыль и налогу на имущество, уменьшена выкупная стоимость земли, и это уже притянуло многих, строится несколько новых заводов, -- сказали нам в комитете по экономическому развитию Смольного.

Главный соблазн сейчас -- это, конечно, таможенные льготы. Закон об ОЭЗ гарантирует освобождение зон от таможенных платежей, правда, только на те товары, которые нужны для производства высокотехнологичных, наукоемких продуктов в зоне. Вывезти их за пределы зоны, не заплатив пошлины, будет нельзя, одна надежда -- что таможенники не разберутся, что там готовый продукт, а что материалы. В общем, российским умельцам еще только предстоит разработать механизмы, которые позволят использовать ОЭЗ в полной мере.

Кстати, как уверяют городские власти, даже если Петербург проиграет в конкурсе на создание зон, он все равно организует ОЭЗ -- за свой счет.

Кто поедет в зону

Единственное, что расстраивает в этой замечательной наукоемкой истории, -- слабый интерес к теме тех, ради кого она собственно и создавалась. Например, в Петербурге работают десятки компаний, разрабатывающих программы и продающих их на Запад. Но группироваться по технопаркам они не спешат.

-- Насколько нам известно, в настоящий момент льготный налоговый режим для софтверных компаний (который тоже существует пока лишь в планах), не привязывается к их физическому пребыванию в технопарке, -- рассказывает Павел Однолетков, маркетинг-менеджер компании StarSoft Development Labs (400 сотрудников в Петербурге). -- И это правильно -- иное решение было бы ошибочным. Планов по переезду в один из планируемых к постройке в Петербурге технопарков у нас нет, ибо, по имеющимся у нас данным об ожидаемом уровне арендной платы, это не имело бы для нашей компании экономического смысла.

-- Но в других-то странах идея собрать всех в одну кучу -- работает.

-- Для Индии, откуда и пришла идея, технопарк -- это действительно спасение. Картина такова: чистое поле, по нему гуляют коровы и другие домашние животные, и посреди этой пыли и пустоты возвышается технопарк. Это как оазис в пустыне: возможность иметь элементарную коммуникационную инфраструктуру -- да что там, просто электроэнергию -- в одном месте, компактно, для нескольких тысяч рабочих мест -- это спасение для индийских фирм. И правительство там вовремя поняло, что надо именно так и сделать. В результате технопарки были построены, и индийские фирмы действительно получили возможность нанимать людей тысячами и просто-напросто обеспечить их физической инфраструктурой для работы. В Петербурге нет проблем с энергоснабжением. По большому счету у нас уже нет проблем и с телекоммуникациями. Технопарк хорош тем, что фирма может прийти туда и получить все это мгновенно и под ключ. Для фирмы, которая нормально развита, и у нее все инфраструктурные вопросы решены, технопарк не имеет особой привлекательности. Например, мы только что открыли свой центр разработок на Украине, где много талантливых, невостребованных специалистов, при этом стоимость разработки не настолько высока, как в России.

Алексей Орешкин

Семь кругов России Круг второй - власть  »
Юридические статьи »
Читайте также