Из малого вышел, до крупного не дорос Наше государство не умеет и не хочет работать со средним бизнесом

Для благополучия и успешности бизнеса в 2004 году в России, кажется, есть все предпосылки. С 1 января вступили в силу и Федеральный закон (далее - ФЗ) «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», и новый Таможенный кодекс РФ, и ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса РФ», а также о признании утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации», на основании п. 11 ст. 1 которого ставка НДС будет 18% (а не 20%), некоторые другие законодательные акты РФ.

В 2004 году отменяется налог с продаж (5%). С 03.10.2003 уже действует ФЗ «О внесении изменения и дополнения в ст. 7 ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» (согласно этому закону предпринимателя не должны осаждать плановыми проверками в первые три года с момента регистрации).

Есть и действующий ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ», а также целый ряд региональных законов, программ и проектов. Но те, кто работает в этом «малом и среднем бизнесе», уверяют, что будет как было: не хуже и не лучше. Отсутствие оптимизма становится понятным после анализа последних программ и законов федерального и местного уровней. Вывод грустный: средний бизнес либо не нужен государству, либо государство не умеет и не хочет с ним работать.

Таможенный кодекс, об изменениях в котором так долго мечтали и так много говорили, фактически ставит под сомнение жизнедеятельность многих малых и средних предприятий, работающих в «околотаможенной» отрасли.

Таможенные брокеры, перевозчики, владельцы складов временного хранения для осуществления своей деятельности будут вынуждены сделать значительный платеж в обеспечение уплаты таможенных платежей и страхования гражданской ответственности. Так, только страховая сумма для таможенных брокеров и перевозчиков должна быть не менее 20 млн руб. Понятно, что с 1 января те, кто не изыщет необходимых средств (а таких по России наберется немало), вынуждены будут выйти из игры.

Дальнейшее развитие событий в отрасли легко угадывается: часть предприятий завершит свою деятельность, кто-то объединится, часть таможенных брокеров перейдет на работу в крупные брокерские фирмы, часть - станет консультировать участников ВЭД по вопросам таможенного оформления товаров, еще часть - поменяет не только место работы, но и специальность (возможно, в очередной раз).

Один из специалистов Северо-Западного таможенного управления прокомментировал ситуацию следующим образом: «Вполне понятна позиция государства: пусть будет немного, но больших, надежных, стабильно работающих таможенных брокеров. Это безопаснее и для государства, и для каждого из участников внешнеэкономической деятельности».

Все развитые государства заинтересованы в существовании среднего класса. Нашему государству удобнее работать с большими и богатыми предприятиями (у них есть деньги) и малыми и бедными (их голоса дешевле обходятся).

В январе Совет безопасности РФ будет обсуждать государственную промышленную политику России. Знакомство с различными вариантами концепций государственной промышленной политики привело к мысли: средний бизнес в очередной раз остался не у дел. Даже самые здоровые и оптимистичные проекты преследуют интересы объединенных в группы и холдинги промышленных предприятий.

А как быть с другими, не объединившимися? Вот, например, реальное производственное предприятие: численность работающих - 30 человек, годовой оборот 18 млн руб. Функционирует уже на протяжении 15 лет, при этом исправно платит налоги и зарплату своим сотрудникам выплачивает «белую». Какое это предприятие - малое или среднее? Нужно ли оно государству?

Согласно ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ» оно не может считаться малым, а значит - пользоваться какими-либо льготами для таких предприятий, так как годовой оборот великоват и один из учредителей, владеющий более чем 25% акций, не является субъектом малого предпринимательства. Предприятие уже сегодня теряет конкурентоспособность на рынке рабочей силы - сотрудники, стремясь сохранить свой статус среднего класса, уходят туда, где зарплата больше.

Через год этого предприятия с именем, с торговой маркой и вполне конкурентоспособной продукцией не будет. Вместо него (по решению учредителей) будут функционировать 3 или 4 новых малых (и де-юре и де-факто) предприятия, которые суммарно вряд ли внесут больше в налоговую копилку, чем одно нынешнее.

Чего добьется государство? Лишь дробления бизнеса и роста числа предприятий.

Создавая несколько малых предприятий в целях ухода от налогов или их минимизации, крупный или средний бизнес использует лазейки в федеральном законодательстве, в Налоговом кодексе. Выигрывает ли от этого наше общество?

И тем не менее сегодня государство упорно не хочет замечать проблем среднего бизнеса, не хочет поддерживать его, помогая укрепиться, встать на ноги. В крайнем случае - готово работать с избранными саморегулируемыми организациями. Нетрудно понять: государству нужен лояльный бизнес, легкий в управлении. Причем этот бизнес должен быть представлен не миллионом предприятий, а 20-30 тысячами на всю Россию. И ставить перед властью лишь те вопросы, на которые ответы уже заготовлены. Это и есть лоббирование интересов бизнеса в современном российском понимании.

Исполнительная власть готова поделиться своими полномочиями, например с торгово-промышленными палатами, а Минфин - с аккредитованными при нем объединениями. Так, 25 сентября 2003 года действующий при Министерстве финансов совет по аудиторской деятельности принял решение удовлетворить просьбу глав семи аудиторских профобъединений «об обязательном членстве аудиторских фирм и индивидуальных аудиторов в аккредитованных при Минфине объединениях». И неважно, что таких объединений по всей России гораздо больше. Важно, что семь аккредитованных - в Москве, рядом и вполне управляемы. Решение это, по-видимому, как и в варианте с новым Таможенным кодексом, продиктовано заботой о потребителе услуг - «чтобы было меньше, но крупных и надежных предприятий». Станут ли от этого аудиторские заключения более четкими, защищающими от ошибок и снижающими риски, - это уже другой вопрос.

Со средними предприятиями сегодня не готовы работать не только государственные структуры, но и финансово-кредитные организации.

В 2003 году, в рамках региональной целевой программы «Развитие и поддержка малого предпринимательства в Ленинградской области на 2003-2005 гг.», со 100%-м участием Ленинградской области создано «Агентство кредитного обеспечения» (АКО). Директора и владельцы малых предприятий области теперь могут рассчитывать на поручительство государства: в случае нехватки необходимого залогового обеспечения у малого предприятия АКО будет предоставлять поручительства, гарантирующие выполнение обязательств по кредитным и лизинговым договорам.

Замечательная инициатива, опыт которой был перенят у наших северных соседей, способна реально помочь субъектам малого предпринимательства в развитии производства.

Но опять с огорчением отмечаю, что предприятие, по каким-либо причинам не подпадающее под действие ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ», не сумеет стать клиентом агентства.

Еще сложнее представителям среднего бизнеса решать вопросы кредитования в банках. Наиболее часто под малым бизнесом представители банковских структур понимают индивидуального предпринимателя, нуждающегося в $20-40 тыс. для закупки очередной партии товара.

При этом залогом может быть квартира, в которой он проживает, или какая-либо ценность, являющаяся семейной реликвией, передаваемая от поколения к поколению.

Что касается среднего бизнеса, то ему, как правило, требуется кредит от $150 тыс. до $500 тыс., а поскольку чаще всего эти средства необходимы для развития производственной базы, то и желаемый период погашения больше одного года. Вот и выходит, что банкам спокойнее и проще работать либо с индивидуальным предпринимателем, закладывающим собственную квартиру, либо с крупным бизнесом, величина займа которого в сотни раз меньше стоимости его активов.

Опыт зарубежных стран доказывает, что средний класс, уверенный в завтрашнем дне, в хорошем смысле этого слова консервативный и лояльный, взращивается на устойчиво функционирующих средних и крупных предприятиях.

Общество сильно и стабильно своим средним классом. Квартира, машина, зарплата, позволяющая дать достойное образование детям, произвести покупки в дом и путешествовать во время отпуска - все это делает гражданина лояльным по отношению к проводимой политике, а само общество - стабильным в социально-экономическом плане и здоровым с морально-психологической точки зрения. Нынешнее российское общество нуждается в среднем классе, в уверенно стоящем на ногах среднем бизнесе.

Однако в последнее время топ-менеджеров и предпринимателей, развивающих средний бизнес, почему-то все больше хочется сравнить с человеком, который тянет в гору телегу - малейшее внешнее воздействие, и он опять у подножия. Для выполнения своей миссии средний бизнес нуждается в законодательной определенности и предсказуемости, экономической стабильности.

Государству важно принять решение, развивать ли средний бизнес вместе с малым или отдельно от него. Если вместе - то стоит пересмотреть критерии, которые дают основания для получения каких-либо льгот. В частности, увеличить пресловутый «потолок» по обороту. Если отдельно - то необходимо четко определить, что такое средний бизнес, и законодательно закрепить право этой категории бизнеса на поддержку - с конкретными механизмами и программами (налоговые преференции, льготные кредиты или еще что-либо).

При формировании государственной промышленной политики должны быть учтены и интересы среднего бизнеса, работающего в отраслях, развитие которых будет объявлено приоритетным для страны и поддержано государством. И самое важное: власть должна научиться работать со средним бизнесом, не отмахиваясь от его проблем.

А может быть, разумнее со стороны государства просто убрать из названия программ, комитетов и комиссий само слово «средний»? И заниматься только очень малыми предприятиями. Проще, понятнее. И честнее, по крайней мере.

Лариса Сидорина

Определили пункты  »
Юридические статьи »
Читайте также