Мутные воды Как потерять пенсионные деньги?

В подготовке пенсионной реформы помимо организационных накладок, касающихся выборов управляющих компаний, есть и более серьезные изъяны. Их негативные последствия могут сказаться на жизни россиян только спустя годы.

К недоработкам — точнее сказать, странностям нынешней реформы — относится правовой статус гражданина в системе договора доверительного управления (ДДУ). Согласно закону №111-ФЗ (ст. 5) «пенсионер» не является ни владельцем пенсионных средств, ни выгодоприобретателем, ни одной из сторон договора.

Правовой казус

По сути, ДДУ подписывает государство и с государством: собственник и учредитель управления — Российская Федерация, выгодоприобретатель — Пенсионный фонд России. Нехитрые права гражданина сводятся к определению управляющего — ПФР или частной компании, а также к выбору инвестиционного портфеля. Но между тем именно он инициирует заключение договора. Такая система взаимоотношений между участниками договора еще не известна российскому гражданскому праву. Предполагается, что государство пошло на подобные меры исключительно из желания защитить права 40 млн россиян. Тем более странным кажется факт отсутствия в законодательстве четко прописанных гарантий возврата «пенсий» в случае разорения одной из УК. По заявлению Минфина, их нет и не будет. Одно из двух: либо государство-выгодоприобретатель не заинтересовано в страховании собственной инвестиционной прибыли (а согласно договору именно оно обладает всеми правами на нее), либо знает более выгодные места для вложения пенсионных накоплений, и это не относится к управляющим компаниям. Дело за малым — разубедить население в надежности частного сектора.

Не дает покоя властям и необходимость работать «в плюс». Именно переход части средств к негосударственным компаниям, по их мнению, со временем приучит население спокойнее воспринимать колебания рынка: сегодня прибыль, завтра — убыток. Похоже, что старую народную мудрость «в мутной воде рыбу ловить легче» исполнители всецело приняли на вооружение.

Жизнь в эпоху перемен

Если рассматривать активную стадию подготовки реформы (последние четыре месяца), то налицо полная неразбериха. Еще в июне правительство не предполагало проводить конкурс среди УК, однако решение переменило. Первые заявления от компаний на участие в конкурсе стали поступать лишь за две недели до подведения итогов. Затем Минфин значительно смягчил условия, вычеркнув из требований к конкурсантам их стаж работы. Далее незадолго до подведения итогов министерство неожиданно обязало участников предоставить дополнительные справки о финансовых вложениях. Впрочем, это не помешало завершить «смотрины» компаний в срок и даже перевыполнить план по их количеству почти на 350%, хотя такой исход до последнего момента ставился многими СМИ под сомнение.

Чуть ранее ПФР был вынужден признать (под давлением прессы), что рассылка «писем счастья» сорвана, и попросил перенести дату ее окончания на октябрь. В общей сложности она передвигалась трижды — с августа на сентябрь, с сентября на октябрь и с октября на ноябрь. Последнее изменение привело к переносу срока выбора гражданами управляющих компаний на конец декабря и срока перевода в УК пенсионных накоплений на 1 апреля. Суматоху года, вызванную чередой выборов (и думских, и президентских), усугубили проблемы «пенсионки». Однако отказаться от ее проведения власти не намерены.

Где прячутся деньги?

Нерешенными остаются и вопросы с возможной ликвидацией «управленцев», а также проверкой личных подписей граждан под заявлениями, где они указывают выбранную ими управляющую компанию. Правда, в отношении первых рынок нашел решение — уже зарегистрированы предложения о продаже фондов и УК. А вот вопрос о проверке подписей остается открытым. С одной стороны, удостовериться в подлинности всех подписей ПФР не в состоянии, с другой — передоверить их проверку другим организациям опасно, возможны злоупотребления полномочиями.

«Мутит воду» и схема перевода средств от государства в частный сектор. Как известно, на протяжении года работодатели перечисляют деньги в казначейство, а оттуда они единым платежом — без разбивки по конкретным работникам — поступают в ПФР. И только по окончании года и после сверки с налоговой декларацией по страховым взносам обязательного пенсионного страхования фонд производит зачисления на индивидуальные счета граждан. При такой схеме деньги могут затеряться. (Например, уплатившая фирма может не предоставить налоговую декларацию или сдает ее с ошибками.) Особо сложная ситуация возникает с компаниями, находящимися в процессе ликвидации. В этом случае они могут заплатить налоги и не расшифровывать их. В сведениях, полученных от работодателей и налоговых органов, часто встречаются расхождения. Их согласование — один из этапов перечисления средств, однако и после него ошибки не исключены.

Недобросовестность работодателя и утрата данных при переводе денег — две самые распространенные причины потери части пенсионных средств на счетах. Но если с нерадивым работодателем еще можно судиться, то найти «пенсии», исчезнувшие на столь извилистом пути, практически невозможно. Кому отдадут бесхозные деньги, тоже не ясно. Есть несколько предположений: их пристроят в федеральный бюджет, сформируют из них резерв ПФР на выплату распределительных пенсий или оставят в фонде в качестве «средств неустановленных лиц» до выяснения обстоятельств.

Правительство одобрило поправки в закон об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в РФ  »
Юридические статьи »
Читайте также