Уставный капитал - величина символическая Считают в ФКЦБ

ФКЦБ собирается инициировать поправки в законодательство, отменяющие привязку объема эмиссии корпоративных облигаций к величине уставного капитала компании. Если инициатива ФКЦБ будет реализована, аппетиты заемщика ограничат другими финансовыми показателями его деятельности, а сам рынок в целом станет прозрачнее и понятнее.

Сейчас возможности компаний, занимающих деньги на рынке корпоративных облигаций, ограничены величиной их уставных капиталов. Правда, законодательство позволяет превышать этот лимит с помощью предоставления по бумагам гарантий третьих лиц. Особенно от этих требований страдают банки, уставные капиталы которых, как правило, не велики. Существующие ограничения не позволили, например, МДМ-банку в 2000 г. привлечь больше 197,1 млн руб. (таким в тот момент был его уставный капитал). Для корпоративных же эмитентов, по словам замначальника казначейства Росбанка Алексея Порхуна, проблема не стоит так остро: найти гаранта и организовать обеспечение не составляет особого труда.

О желании комиссии поправить законы об АО и ООО сообщил член ФКЦБ Дмитрий Глазунов на V Всероссийской конференции профессиональных участников рынка ценных бумаг. "Уставный капитал - символическая величина, не отражающая реального финансового состояния компании, - пояснил Глазунов "Ведомостям". - Сейчас мы рассматриваем возможность привязать объем эмиссии к другим показателям, например собственному капиталу или чистым активам". Что именно станет мерилом, в ФКЦБ пока не решили, но сам Глазунов склоняется к чистым активам, "определение которых есть в законодательстве".

Участников рынка затея не удивила. "В ФКЦБ и сейчас существует неформальное требование: если у эмитента чистые активы недостаточно велики, то комиссия просто не примет документы на регистрацию, - говорит представитель крупного банка-андеррайтера. - Другой вопрос - будут ли установлены требования и к гаранту, из-за отсутствия которых ответственность перед инвесторами зачастую несут компании еще менее значительные, чем сам эмитент". Глазунов признает наличие правового вакуума: "Третье лицо, выступающее в качестве гаранта, может быть вновь созданной компанией без каких-либо активов вообще". По его мнению, это еще одна проблема, которую ФКЦБ намерена устранить: "Объем займа должен быть увязан с имущественным положением и эмитента, и гаранта".

Однако некоторые эксперты считают эту проблему надуманной. "Реально на рынок это не повлияет, - говорит вице-президент "Ренессанс Капитала" Елена Авакян. - Никто не купит облигации, которые ничем не обеспечены. Желающих подарить свои деньги немного. Успех любого рыночного размещения зависит от крупных кредиторов, прежде всего от банков, а они очень внимательно изучают все параметры выпуска, в том числе имя и финансовое положение поручителя". "Инвесторы либо покупают риск, либо не покупают, - убеждена Екатерина Новокрещеных из "Тройки Диалог ". - Эмитенты пишут имя гаранта, но все понимают, что за этим стоит. Это некий эзопов язык". Впрочем, если для поручителей установят требования, рынок станет прозрачнее, соглашается она.

Глазунов обещает продолжение. По его словам, гарантами по облигациям в перспективе смогут выступать не только третьи лица, но и сами эмитенты, внося в обеспечение своих займов реальное имущество.

Елена Мязина

Президент РФ считает целесообразным регулировать обращение производных финансовых инструментов отдельным законом.  »
Юридические статьи »
Читайте также