Фискальный бум

Напоговая служба завалила суды делами о принудительном банкротстве давно исчезнувших налогонеплательщиков.

Вчера министр юстиции Юрий Чайка и глава МНС Геннадий Букаев сообща решали, как повысить эффективность взаимодействия своих ведомств в процессе принудительного взыскания налоговой задолженности. Обсуждавшаяся тема, более чем актуальна: по итогам прошлого года судебным приставам удалось взыскать 24 млрд рублей налоговых недоимок — чуть ли не вдвое меньше, чем в предыдущем. По данным МНС, общая сумма задолженности составляет более 700 млрд. Стороны сошлись на том, что согласованность работы министерств могла бы быть и получше. Впрочем, в скором времени совместная рабочая группа должна осчастливить рядовых сотрудников методическими рекомендациями по организации взаимодействия. На местах очень надеются, что ведомственные инструкции позволят не только согласовать формы отчетности, но и избавить от лишних забот.

По мнению главного судебного пристава РФ Аркадия Мельникова, одной из самых серьезных проблем является необходимость вести розыск имущества так называемых отсутствующих должников, то есть фирм, давно прекративших свое существование. По его данным, МНС инициировало уже около 65 тыс. процедур принудительного банкротства таких предприятий, а приставы в прошлом году по представлениям налоговиков возбудили в отношении этих должников 37 тысяч исполнительных производств на 97 млрд рублей, хотя было заранее ясно, что никакой финансовой отдачи не будет. Зато будет документ о невозможности взыскания долга — его требует арбитражный суд, когда рассматривает дело о банкротстве давно исчезнувшего юрлица. Такой вот порядок. Коллективные обращения Минюста и МНС к председателю Высшего арбитражного суда эффекта, то есть возможности применять упрощенную процедуру банкротства, не дали.

— 1, 6 миллиона налогоплательщиков не прошли перерегистрацию: нам нужно с ними расставаться, — констатировал первый заместитель главы МНС Александр Смирнов. — Мы уже сейчас загружаем судебную власть, причем в таких масштабах, что ее работа затруднена. Мы тоже за упрощенную процедуру банкротства и даже готовы направлять в суд документы о том, что правоохранительные органы уже вели поиск должников, однако их усилия не увенчались успехом.

И только старший судебный пристав по Московской области Андрей Сахно позволил себе поинтересоваться, почему сегодня приходится искать имущество должников, последние признаки жизнедеятельности которых были зафиксированы еще в прошлом тысячелетии, то есть в 1995 году. В принципе Налоговый кодекс не устанавливает срока, в течение которого налоговая служба должна озаботиться судьбой задолженности по платежам в бюджет. Однако похоже, что перерегистрация превратилась в процесс сродни чистке авгиевых конюшен: теперь государство в массовом порядке расстается с налогонеплательщиками, которых в силу неизвестных причин игнорировало годами. В принципе от половины безвестно отсутствующих должников в МНС планировали избавиться еще в прошлом году. Однако лавинообразный характер этот процесс приобретает именно сейчас, а заодно основательно осложняет ход работы с действующими предприятиями.

Впрочем, как бодро отчитался Аркадий Мельников, меры для активизации работы приняты. С начала этого года судебные приставы получают плановое задание по сбору налоговых недоимок. План за первый квартал оказался выполнен и даже перевыполнен, а самых крупных должников — 172 предприятия задолжали государству по 100 млн и более — взяли на федеральный контроль.

Анастасия Корня

Кредиторы дамбы продолжат общение в судах  »
Юридические статьи »
Читайте также