И на беду, и на счастье Правительство либерализует валютное регулирование

В пятницу Госдума приняла в первом чтении правительственный вариант законопроекта "О валютном регулировании и валютном контроле". Два альтернативных проекта были отклонены. В принципе в надобности либерализации валютного регулирования мало кто сомневается. Она позволит нормализовать деловой оборот бизнеса в отношении внешнеэкономической деятельности, устранить необоснованные административные барьеры и будет способствовать ускорению темпов экономического роста и притоку инвестиций. Споры идут о методах.

Правительственный вариант набрал 286 голосов, "группы депутатов" центристов - 147, а депутата Евгения Ищенко ("Народный депутат") - 139. Проект Ищенко исходит из того, что все нужно запретить. Другой вариант - депутатов, вдохновленных РСПП - все разрешить. Правительство пошло своим путем, который замминистра финансов Алексей Улюкаев сформулировал так: "разрешено все, что не запрещено". Запретов действительно станет меньше. Но правительство и ЦБ оставили для себя возможность контролировать ситуацию

В спокойной экономической ситуации и при устойчивых ценах на нефть (в пределах 18-24 долл./баррель) даже полная либерализация в части продажи валютной выручки не повлияет на состояние платежного баланса и не приведет к негативным явлениям в экономике. В нормальных условиях экономика требует продажи примерно 30% валютной выручки, не более. И важен вообще не уровень обязательной продажи валютной выручки, а ее стабильное поступление в страну. Состояние платежного баланса России зависит от уровня мировых цен на энергоносители, а они подвержены колебаниям. Спрос на продукцию ТЭК обладает малой эластичностью и снижение выручки за счет снижения цен не может быть значительно компенсирован ростом объемов экспорта. При этом снижение цен на сырье неизбежно повлечет и отток капитала. Платежный баланс может стать резко дефицитным в случае падения мировых цен на нефть до $ 13-14 за баррель при удержании на этом уровне в течение нескольких месяцев. Возникновение подобного рода кризисов и делает необходимым сохрание инструментов валютного регулирования. Однако его характер должен измениться: регулирования не должно быть повседневным, но лишь антикризисным - в случаях серьезного ухудшения платежного баланса. При этом важно, чтобы применение таких антикризисных мер носило универсальный характер в отношении субъектов регулирования. Так, предоставление более мягкого режима регулирования операций с капиталом в отношении физлиц может привести к тому, что это станет лазейкой для бегства капитала. Не менее важно четко определить в законе признаки "кризисности" - дабы минимизировать поле для так или иначе мотивирвоаннго чиновничьего самоуправства.

Ныне действующий закон "О валютном регулировании и валютном контроле" 1992 года не позволяет российским компаниям свободно (без разрешения органов валютного контроля) инвестировать средства за рубеж и открывать счета в иностранных банках. Новый проект эти ограничения снимает. Для предприятий и граждан вводится уведомительный принцип открытия счетов в странах ОЭСР и ФАТФ. Срок репатриации валютной выручки увеличивается с 90 до 180 дней. Объем выручки, подлежащей обязательной продаже, сокращается с 50 до "не более 30%". Перечень капитальных операций, требующих регулирования, сокращается - оставлены лишь те, "которые могут нанести ущерб экономике, дестабилизировать внутренний валютный рынок, повлечь значительный отток капитала". Но по большинству операций - торговых, банковских, инвестиционных - регулирующие органы могут вводить ограничения нормативными актами.

Законопроект закрепляет за правительством и Центробанком право в случае наступления кризиса вводить резервирование от 20% до 100% от суммы сделки на срок от 6 месяцев до 2 лет. Механизм следующий: участник сделки вносит требуемую сумму на спецсчет в ЦБ (или в уполномоченном банке, который переведет ее в ЦБ сам). Там сумма пребывает до назначенного срока, проценты на нее не начисляются. Сумма валютной сделки резервируется в рублях, в рублях и возвращается. Вот в этих "кризисных" положениях некоторых бизнесменов настораживает, что при форс-мажоре российские власти имеют традицию отказываться от своих обязательств. Аналитики тоже отмечают, что решение о введении мер пока оставлено на усмотрение чиновников. "Даже если эти меры имеют смысл, необходимо формализовать, в каких случаях принимается решение об их применении, - считает начальник конъюнктурно-аналитического управления Росбанка Валерий Петров. - На начальном этапе, когда у чиновников нет опыта дифференцирования, будут проблемы".

Председатель ЦБ Сергей Игнатьев считает, что законопроект сбалансирован - "в нем учтены интересы промышленных предприятий, которые заинтересованы в более свободном режиме валютного регулирования, и предусмотрены механизмы, которые будут регулировать потоки капитала из страны и в страну". Он говорит: "Важно, чтобы правительство и Центробанк этими механизмами умно воспользовались".

Нормы, позволяющие Правительству и Центробанку вводить обязательное резервирование, в свое время критиковались представителями Российского союза промышленников и предпнинимателей (РСПП). В альтернативном ("депутатском") законопроекте эти нормы отсутствуют. Как и орган валютного контроля. "Любые регулирующие меры должны определяться законами, а не решениями органов исполнительной власти и Центробанка", - заметил один из "альтернативщиков", председатель думского комитета по экономической политике Григорий Томчин.

В пятницу "альтернативщики" пытались ограничить полномочия Правительства и Центробанка. Поправка, предложенная замруководителя фракции "Единство" Владиславом Резником исключала "возможность ограничивать права участников рынка подзаконными актами". Не хватило всего 18 голосов.

"Ко второму чтению закон изменится" - сообщил "Известиям" Томчин. По его словам, будут пересмотрены нормы резервирования, а также максимально прописаны нормы прямого дейтсвия. По словам замглавы группы "Народный Депутат" Анатолия Аксакова, ставки резервирования могут быть снижены примерно вдвое.

Европейская практика валютного регулирования

В Великобритании валютные ограничения были введены в 1939 г. на волне экономического кризиса и в условиях войны. Послабления начались с 1958 г., в основном были ликвидированы в 1979 г. Отмена валютных ограничений и соответственно широкая либерализация финансового рынка имела целью прежде всего привлечение иностранного капитала в страну и укрепление Лондона как мирового финансового центра в противовес американцам.

Во Франции, несмотря на постепенное введение конвертируемости франка в 1958-1961 гг., традиционно сохранялась государственная регламентация международных валютных, кредитных, финансовых операций. Попытки их дерегулирования (в 1967 г., начале 70-х годов и особенно в 1978 и 1980 гг.) были безуспешны в силу внутренних и международных причин. К 1989 г. во Франции, а также Италии, Дании, несмотря на ослабление валютных барьеров, сохранялись ограничения на открытие банковских счетов за границей. В Бельгии и Люксембурге практиковался двойной валютный курс (для коммерческих и финансовых сделок). В Испании, Португалии, Греции, Ирландии также действовали различные валютные ограничения.

План создания экономического и валютного союза (1989 г.) - ЕС - предусматривал полную либерализацию движения капиталов. Соответственно Франция, Италия, Дания, Нидерланды отменили в 1990-1992 гг. почти все ограничения, а Бельгия и Люксембург - двухъярусный валютный курс. Ослаблены валютные ограничения в Испании. Поэтапная либерализация валютного режима в Ирландии, Португалии, Греции завершилась в 1994 г. в соответствии с Маастрихтским соглашением (вступило в силу в ноябре 1993 г.)

Таким образом, при переходе к конвертируемости валюты большинство стран предпочли вариант, который обеспечивает ее стабилизацию, а не стремительное падение курса. Постепенно расширяется число стран, присоединившихся к статье VIII устава МВФ: в 1965 г. - 27, в 1978 г. - 46 (треть стран - членов МВФ), в 1985 г. - 60 (40%), в 1994 г. - 88 (49%). В этом проявляется ориентация современной валютной политики промышленно развитых стран на рыночный механизм конкуренции и регулирования валютных операций. Дерегулирование валютных операций сочетается с сохранением валютного контроля для надзора и учетно-статистических функций.

Илья Горбунов, Наталия Орлова

Госдума РФ сегодня, 14 марта, приняла в первом чтении закон о валютном регулировании.  »
Юридические статьи »
Читайте также