Интервью: Сергей Шаталов, первый замминистра финансов

Сергей Шаталов: "Все дело в объеме взаимных уступок".

Первого замминистра финансов Сергея Шаталова за глаза называют отцом налоговых реформ. Этому неблагодарному делу он посвятил последние 14 лет. Довольных налогами найти трудно, и в Шаталова часто летели камни. И не только со стороны госсектора и бизнеса, но и от чиновников других министерств. Тем не менее с 1999 г. , когда начался новый этап реформ, удалось упорядочить взимание отдельных налогов и сборов, несколько снизить ставки НДС, ЕСН, подоходного налога. Сегодня состоится коллегия Минфина, на которой будут рассмотрены важнейшие фискальные решения на предстоящие три года. Затем их вынесут на заседание правительства 6 февраля. Накануне коллегии Шаталов рассказал "Ведомостям" о своем видении налоговой перспективы. Он оговорился, что по каким-то позициям его мнение может не совпасть с окончательными предложениями Минфина правительству.

- Очевидно, ЕСН остается самым собираемым из налогов?

- Точные данные по прошлому году появятся в марте, но итоги девяти месяцев 2001 г. показывают, что ЕСН по-прежнему лидер. В структуре налогов его доля - 24,9% , а НДС - 17,5% , налога на прибыль - 15,2% , подоходного - 11%. Налоги на использование природных ресурсов - 14,7%.

- У вас шли споры с Минэкономразвития и РСПП, как снижать ЕСН - уменьшая ставку или сжимая шкалу регрессии. Минэкономразвития склонялся к сокращению ставки с 35,6% до 30%.

- Наши позиции с Минэкономразвития теперь согласованы. Мы остановились на варианте сжатия диапазона и понижения порога регрессии со 100 000 руб. до 70 000 руб. По финансовым последствиям оба сценария примерно равноценны для бюджета - падение налоговой нагрузки оценивается нами в 160 млрд руб. Это чистая арифметика, не учитывающая вероятный эффект от выхода зарплат из тени. У обоих вариантов есть свои плюсы. Уменьшение базовой ставки затронет всех налогоплательщиков. Преимущество сжатия шкалы в том, что у отраслей, работающих на внутренний рынок, появится стимул воспользоваться регрессией уже с 70 000 руб. и быстрее пройти диапазон к более высоким ставкам регрессии. Мы три года не меняли диапазоны и ставки. Это приводит, по нашим оценкам, к снижению эффективной ставки ЕСН на 1,5% в год. В этом году она окажется меньше 30%. Только за счет "консервации" ЕСН в 2004 г. налоговая нагрузка на фонд оплаты труда сократится примерно на 50 млрд руб. Однако с 2005 г. мы предлагаем пойти на более радикальные меры по снижению ЕСН.

- Вы и НДС собираетесь уменьшать не ранее 2005 - 2006 гг. ?

- Мы должны соразмерять проведение налоговой реформы с финансовыми возможностями государства. Минфин исходит из того, что в ближайшие годы надо снижать налоговую нагрузку на 1% ВВП в год. Это должно сопровождаться серьезной ревизией госрасходов. Реальный график сокращения здесь тот же - 1% ВВП. В соответствии с этим определяется наполнение налоговой реформы. Мы подтверждаем, что с 1 января 2004 г. отменяется налог с продаж, начинается реформирование имущественных налогов, блок мер, связанных с налогообложением природопользователей. Уменьшение фискальной нагрузки, по нашим расчетам, получается на 0,8% ВВП. Допускаю, что сокращение может быть и больше, все зависит от того, как решается вопрос с льготами по имущественным налогам, в частности на имущество организаций. Сегодня эти льготы позволяют выводить из-под налогообложения почти 60% базы налога. Мы не получаем около 60 млрд руб. Пользуются льготами "Газпром", РАО ЕЭС, флот. Значительный объем приходится на госорганы власти - армию, МВД. Понятно, что тут для отмены льгот необходим переходный период. Но сделать это необходимо для прозрачности бюджетных отношений. Бюджет будет выделять средства на уплату налога на имущество, и налог пойдет в территориальные бюджеты.

- Сколько времени займет переходный период?

- Сейчас обсуждается вопрос, в какой степени можно упразднять льготы, например, по газопроводам, линиям электропередачи. Это очень солидные объекты, потенциально достаточно большие платежи, и понятно, что отмена льгот должна учитываться при определении тарифной политики на следующий год, увязываться с инфляцией. Расчеты не завершены. Не исключено, что отмена льгот будет поэтапной и продлится около пяти лет.

- Опишите контуры изменений в 2005 г.

- Базовая задача, как я и говорил, - снижение ЕСН. Финансовые последствия для бюджета - 160 млрд руб. , или 1% ВВП. Это крайне ограничивает наши резервы по дополнительному сокращению налоговой нагрузки. Поэтому снижение НДС возможно лишь с 2006 г. Причем поле выбора тут широко. Окончательного решения нет, но скорее всего мы не будем предлагать переход на единую ставку налога с отменой пониженной ставки НДС на продовольствие, товары для детей, СМИ и другие социально значимые позиции. Снижение основной ставки НДС мы пока рассматриваем в вилке 15 - 17% , а дальше все зависит от развития событий - как пойдет ревизия госрасходов. Влиять будут также состояние мировых рынков, цены на нефть, которые приносят 2% ВВП доходов.

- Депутат от "Единства" Владислав Резник утверждает, что получил поддержку Минфина и налог с продаж, вопреки прежней позиции правительства, сохранится и после 1 января 2004 г.

- Мы посмотрим расчеты Резника, взвесим все "за" и "против". Тема, видимо, будет обсуждаться в Думе, подозреваю, появится и законопроект. И все-таки тот график реформ, который мы наметили, делает крайне маловероятным пересмотр решений об отмене налога с продаж.

- Какие меры намечаются по усилению контроля за возмещением экспортного НДС?

- Мы не собираемся увеличивать с трех до пяти или шести месяцев срок проверки документов, подтверждающих факт экспорта. Мы предлагаем с 2004 г. применять схему уплаты НДС по методу начисления, как это сделали с налогом на прибыль. Это означает, что у налогоплательщиков будут возникать обязательства по уплате налога по более ранней из трех дат: отгрузка товара или выполнение работ, получение денежных средств за товар, выставление счета-фактуры. То есть в этом случае налоговые обязательства могут возникать и до того, как поступили средства. Но точно так же к зачету будут приниматься те суммы НДС, которые сопровождают поступившие, но неоплаченные товары. Это серьезно меняет структуру этого налога. Второй момент: предлагается несколько уточнить и упростить процедуру возмещения по экспорту. Это будет касаться перечня документов, которые нужно будет представить налогоплательщику. Мы предлагаем решить вопросы, связанные с применением нулевой ставки для перевозчиков, занятых транспортировкой экспортируемых товаров. Что касается возмещения НДС, то все другие идеи, связанные с проверкой обоснованности возмещения НДС, скорее лежат в плоскости налогового администрирования. И здесь мы полагаем, что МНС должно очень серьезно активизировать свои усилия в борьбе со злоупотреблениями.

- На одной из коллегий МНС звучало предложение ввести отдельные счета возмещения НДС при экспорте, закрывающие возможность обналичить деньги, и тем самым пресечь лжеэкспорт и существование фирм-однодневок.

- Эта идея обсуждалась нами довольно долго наряду с другими - паспорта сделок, упрощенный порядок возмещения НДС непосредственно производителям или продавцам, которые приобретают товар непосредственно у производителя. Все эти идеи не очень хороши. В частности, отдельные спецсчета фактически означают введение дополнительного налога, причем одномоментно, чтобы эти суммы сконцентрировались на счетах. Это очень большое отвлечение средств предприятий, по нашим оценкам - 150 - 200 млрд руб. Это не будет способствовать экономическому росту, а только создаст дополнительные проблемы предприятиям.

- 5 декабря правительство не поддержало ваше предложение увеличить на 15 - 20% ставку налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Во что трансформировалось теперь предложение Минфина?

- Эти цифры были только в материалах, которые мы представляли в правительство. На самом заседании тема не обсуждалась. Мы сочли, что вопрос требует дополнительной проработки. Связано это с тем, что с 2002 г. вступил в силу новый порядок в отношении экспортных пошлин на нефтепродукты: они ограничены величиной 90% от размера экспортной пошлины на сырую нефть. Мы не были согласны с таким решением Думы, принятым вопреки мнению правительства. Думаю, к этому вопросу еще придется вернуться. Надо комплексно взвешивать проблему экспортных пошлин и НДПИ. Если соглашаться со ставкой 90% , надо пересматривать ставку НДПИ. Причем не обязательно делать это механически, увеличивая до 400 руб. или 420 руб. Этот вопрос нуждается в дополнительных консультациях.

- То есть вы готовы отказаться от увеличения базовой ставки НДПИ, если поладите с депутатами и пересмотрите закон об ограничении пошлины на нефтепродукты потолком в 90%?

- Все нужно решать в увязке. По тем же самым нефтепродуктам можно ввести разграничение по светлым фракциям, мазуту. Если это будет согласованное и продуманное решение, может быть, и не понадобится менять НДПИ.

- Что с налогом на допдоходы от добычи углеводородов (НДД)?

- Пока этот вопрос отложен, есть проблема, которая связана с тем, что НДПИ не учитывает в полной мере рентной составляющей платежей, которые следовало бы брать с недропользователей. И в этом плане идея налога на дополнительные доходы от добычи углеводородов достаточно привлекательна. Налог вводится за счет того, что снижается НДПИ. Налог на допдоходы позволяет получить за срок жизни месторождений фактически ту же сумму, как и с НДПИ, но только с иным по времени графиком платежей. НДД включается в тот момент, когда началась отдача капиталовложений, когда доходы сравнялись с расходами, которые были понесены налогоплательщиком в связи с разработкой месторождений. В интеллектуальном плане это очень привлекательная идея. Но здесь есть целый ряд технических трудностей. Назову две. Мы не сумели найти окончательного решения по старым месторождениям. То есть в новый схеме этот налог применяется только для новых месторождений, где мы знаем доходы и затраты с момента, когда началась разработка месторождения. Альтернативой является принятие волевого решения о том, что даже по старым месторождениям мы устанавливаем каким-то расчетным способом величину доходов, расходов и иных факторов. Здесь очень велика вероятность ошибки. Второй момент связан с тем, что мы должны определять доходы и расходы и сопоставлять их для того, чтобы понимать, включается уже этот налог или нет. Здесь большие возможности для злоупотреблений - завышение расходов и занижение доходов, в том числе с использованием трансфертного ценообразования. Соответственно, можно было бы пойти на то, чтобы использовать справочные цены, как это делается, например, в Норвегии. Но мы сегодня не имеем разработанной методики справочных цен, которые можно предложить налогоплательщику. Вопрос об этом налоге откладывается по крайней мере до 2004 г.

- К чему будет привязана индексация подакцизных товаров - динамике инфляции или платежеспособному спросу населения?

- К динамике инфляции. Мы полагаем, что сейчас сложилась более или менее обоснованная система акцизного налогообложения. Ставки акцизов, с одной стороны, вполне посильны для производителей и покупателей подакцизных товаров, а с другой - не подталкивают к развитию нелегального рынка и появлению контрафактной продукции. Поэтому мы не очень хотели бы повышать в опережающих размерах ставки акцизов, например, на алкоголь. После того как у нас прошло достаточно сильное увеличение акцизов на нефтепродукты, не следует делать резких шагов. Хотя в перспективе мы видим возможность большего увеличения акцизов на нефтепродукты, чем сейчас. Поэтому мы ориентируемся на инфляцию и будем предлагать индексацию на 10 - 12%. Исключение возможно для табачных изделий. Но здесь у нас имеется очень большой резерв. Наши ставки акцизов весьма небольшие, а табачный рынок очень конкурентный. Индексация не сильно влияет на цены. В прошлом году, когда на 70% индексировались акцизы на сигареты, мы говорили о том, что в 2003 г. индексация возможна еще на 20 - 25%. При этом мы были значительно осторожнее депутатов Думы, которые предлагали еще в прошлом году индексировать акцизы в 2 - 3 раза.

- Настаиваете ли вы на повышении с 15% до 30% ставки акциза на газ, экспортируемый в СНГ?

- Да, мы полагаем, что нужно устанавливать единые ставки акцизов на газ, экспортируемый в СНГ и дальнее зарубежье. Правила должны быть унифицированы. При этом в перспективе нам видится переход со странами СНГ на принцип страны назначения в торговле нефтью и газом.

- Украина спит и видит, когда же энергоносители пойдут к ним по внутрироссийским ценам. НДС при экспорте российской нефти и газа будет оставаться в ее казне. Никакой ЕврАзЭС тогда Украине не нужен.

- Я не говорю, что это произойдет завтра. С невходящими с ЕврАзЭС странами СНГ у России сейчас двухсторонние соглашения. В них зафиксировано наше обязательство полностью перейти на принцип страны назначения. Но сроки перехода - переговорная позиция. Было бы опрометчиво сказать, что в 2004 или 2005 г. мы уже откажемся при взимании НДС от принципа страны происхождения. Все дело в объеме взаимных уступок.

- Вы замахивались на исключение из Налогового кодекса нормы об освобождении от льгот акцизов на газ, используемый "Газпромом" для собственных нужд, и льгот по отбензиненному сухому газу, продаваемому внутри страны.

- Да, это есть в наших предложениях правительству. Причем по сухому отбензиненному газу это нужно делать как можно скорее. Такой газ мало чем отличается от природного, направляемого на экспорт. В трубе они просто смешиваются. Когда такая льгота существовала при поставках за пределы СНГ, МНС выяснило, что весь сухой отбензиненный газ стал уходить не на внутренний рынок, а в дальнее зарубежье. МНС предъявило претензии, в частности "Газпрому", были судебные разбирательства. А после того как льготу по поставкам в дальнее зарубежье отменили, оказалось, что весь сухой отбензиненный газ у нас теперь поставляется в 6-й ценовой пояс, где наиболее высокие цены. Это Северо-Запад, Ленинградская область. Льгота в этом случае позволяет экономить наибольшие средства. Исправлять надо и ситуацию с льготами по акцизу на газ, используемый для технологических нужд. Это очень трудно проверяемая позиция. Речь между тем идет о 17 - 20 млрд руб. Думаю, компаниям вполне по силам оплатить эти акцизы на общих основаниях.

- Сохранит ли правительство за собой определение перечня товаров, по которым взимаются таможенные пошлины, и установление ставок на таможенные пошлины?

- Мы полагаем, что это было бы очень правильно, потому что таможенные пошлины представляют собой не только налоги, но еще и инструмент регулирования внешнеэкономической деятельности. В некоторых случаях эти пошлины должны пересматриваться достаточно быстро. А процедура проведения через парламент таких решений, как правило, чрезвычайно затруднена и затянута. Конечно, разумней оставить это все на решение правительства.

Александр Беккер

Неудобный акциз Хозяева АЗС против новой схемы взимания акцизов  »
Юридические статьи »
Читайте также