Недетская работа

Россия наконец-то ратифицировала конвенцию N 182 Международной организации труда "О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда"

О важности этого события говорит уже то, что 14 февраля в Москву приезжает директор Международной программы по искоренению детского труда МОТ Франц Розеларс, чтобы передать ратификационную грамоту российской стороне.

Конвенция N 182 была принята в 1999 году, но Россия оставалась в числе немногих стран, не ратифицировавших важнейший документ. "Наихудшими формами труда" конвенция называет все формы рабства, вербовку детей для участия в вооруженных конфликтах, занятие проституцией и участие в изготовлении порнографии, все виды противоправной деятельности (например, торговлю наркотиками) и любую работу, которая наносит вред физическому и моральному здоровью.

Проблема детского труда стоит не только перед Россией. По данным МОТ, примерно 180 млн детей от 5 до 17 лет по всему миру выполняют работу, опасную для их нравственности, здоровья и даже жизни. Дело осложняется тем, что значительная часть ребят трудится нелегально, а их работодатели стараются как можно тщательнее скрыть всю информацию о своих маленьких работниках. Совершенно неизвестно, сколько детей находится в рабстве и долговой зависимости.

Число ребятишек, которые в России моют машины, собирают бутылки, разгружают ящики, занимаются воровством, попрошайничеством и проституцией, неизвестно даже приблизительно. Цифры, приведенные в прошлогоднем исследовании МОТ по ситуации с детским трудом в Москве, весьма расплывчаты: 30-50 тысяч (это только в столице).

— Бездомных детей в России совершенно точно больше миллиона, — считает член комитета ГД по образованию и науке Зоя Воронцова. — Министр образования в прошлом году привел статистику: более 600 тыс. детей не ходят в школу. Ясно, что реальная цифра больше. А дети, которые не ходят в школу, прежде всего и становятся жертвами эксплуатации.

Ратифицировать 182-ю конвенцию МОТ надо было еще несколько лет назад, наихудшие формы детского труда — громадная проблема для нашей страны. Можно сказать, что в России сейчас процветает работорговля; 60% порносайтов во всем мире — с использованием русских детей (эта статистика представлена в докладах ЮНИСЕФ). Наши девочки и девушки вывозятся и выезжают за рубеж и становятся добычей сутенеров.

Конвенция N 182 обязывает государство принять программу действий по искоренению наихудших видов детского труда.

— Настоящая работа начинается после ратификации, — уверена координатор Международной программы по искоренению детского труда в России Пирьо Микконен. — В России уже многое сделано для того, чтобы устранить эксплуатацию детей, в том числе и в законодательстве. Путь, которым идет Россия, близок к пути Запада. Мы предлагаем свою экспертизу; МОТ запустила в России несколько проектов, призванных помочь работающим детям (например, в Кировском районе Санкт-Петербурга и Ленинградской области). Дело за российскими властями: они должны решить, какой из проектов будут развивать в дальнейшем. Это дело только политической воли.

Политическую волю прежде всего должно проявлять Министерство труда и социального развития: именно оно отвечает за претворение конвенции в жизнь.

— Эта конвенция не потребует дополнительных затрат, — считает руководитель департамента по делам детей, женщин и семьи Министерства труда и социального развития Марина Гордеева. — Главное, что необходимо делать, — заниматься профилактикой безнадзорности и правонарушений среди детей. Не секрет, что именно беспризорные дети чаще всего используются в криминальных целях, ими торгуют, заставляют заниматься проституцией. Поэтому главная наша цель — предотвращать детское неблагополучие. Кроме того, конвенция предусматривает создание системы реабилитации тех детей, которые уже подверглись эксплуатации, и солидарные действия на международном уровне. Мы проанализировали наше законодательство. В целом оно отвечает требованиям конвенции 182, правда, есть некоторые неприкрытые зоны. Уже сегодня комитет по делам женщин, семьи и молодежи Государственной думы подготовил поправки в УК. В них предлагается усилить меры ответственности лиц, вовлекающих детей в проституцию и изготовление порнографической продукции. Если эти поправки будут приняты, то правовая база в России будет полностью отвечать требованиям конвенции "О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда". Что касается системы реабилитации, то она в России уже есть: действуют реабилитационные центры, приюты для детей, специалисты в которых занимаются в том числе и детьми — жертвами эксплуатации. Сейчас дело за тем, чтобы эту систему развивать. Очень важно подчеркнуть, что Минтруда выступает не против детского труда вообще. Речь идет именно об эксплуатации несовершеннолетних, использовании на работах, наносящих вред их нравственности и здоровью.

Тем не менее даже если с вступлением конвенции 182 в действие (а произойдет это через год после ратификации) и не понадобятся специальные программы, расходы государству все равно предстоят.

— Здесь надо вести разговор о социально-экономическом положении, — полагает Зоя Воронцова. — Наше правительство должно не поскупиться и выделить достаточно средств на детские программы, увеличение детских пособий, финансирование образования. Необходимо контролировать предприятия, которые используют труд детей, в части тщательного соблюдения норм ТК.

В Минтруда уверяют, что исследования ситуации с детским трудом в России еще будут проводиться. Пока же конвенция не вступила в действие, реально бороться с проблемой могут только местные власти, копируя опыт передовых регионов, например таких, как Санкт-Петербург. В МОТ уверяют, что власти северной столицы подошли к проектам по работающим детям с большим багажом знаний и опыта.

Евгения Обухова

Россия ратифицировала Конвенцию МОТ о запрещении наихудших форм детского труда  »
Юридические статьи »
Читайте также