Следствие наказывает адвокатов рублем

Следственные органы Петербурга получили судебный рычаг воздействия на адвокатов.

Смольнинский федеральный суд Санкт-Петербурга наложил на адвоката Светлану Торопову в соответствии со ст. 117, 118 УПК РФ штраф за неисполнение процессуальных обязанностей в размере 10 минимальных размеров оплаты труда.

Защитники, отстаивавшие "принципиальные интересы" не только Светланы Тороповой, но и всей адвокатуры России, обратились с ходатайством в Конституционный суд о соответствии Конституции статей УПК, на основании которых было вынесено такое решение.

Защитники адвоката подготовили запрос о соответствии Конституции РФ статей 111-118 УПК РФ в той части, в которой они могут быть истолкованы как не исключающие применение мер процессуального принуждения к адвокату путем составления стороной обвинения протокола об ответственности за ненадлежащее исполнение лежащих на нем обязанностей. По их мнению, состязание сторон обвинения и защиты, возникшее изначально в сфере применения норм уголовного процесса, вышло на арену конституционного права. Спорные вопросы переросли границы межотраслевых и принимают общероссийское значение.

"Если Конституционный суд не найдет здесь противоречия, то следует выяснить, распространяется ли право на составление протокола и на случаи, когда адвокат действует на основании соглашения со своим клиентом, и на случаи, когда адвокат осуществляет защиту по назначению следователя", -- уверен член президиума Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Андрей Савич.

За опоздание -- меры взыскания

Следователем СЧ по РОПД ГСУ при ГУВД Санкт-Петербурга и Ленобласти в отношении адвоката Светланы Тороповой был составлен протокол, по которому она в соответствии с ч. 3 ст. 118 УПК обвинялась в демонстративном уклонении от проведения следственных действий, намеренном затягивании уголовного процесса и невыполнении обязательств по защите обвиняемой.

Причиной обвинения стало то, что адвокат не соблюдала строго регламентированные следствием часы ознакомления с делом. При этом следователя, составлявшего протокол, не смутил тот факт, что сама подзащитная никаких претензий к качеству работы адвоката не высказывала.

От имени подзащитной следователь обвинил адвоката в нарушении требования ч. 7 ст. 49 и п. 1. ч. 1 ст. 51 УПК, согласно которым адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого и его участие в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый сам не отказался от защиты.

Инструмент давления по закону

Юрий Новолодский, президент Балтийской коллегии адвокатов им. Анатолия Собчака, представлявший интересы адвоката Светланы Тороповой, считает, что вынесенное решение подрывает принципы независимости адвокатуры и состязательности сторон, так как возможность применения мер процессуального принуждения в отношении адвоката дает следствию возможность использовать это в своих интересах и давить на защиту. Как считает член президиума Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Андрей Савич (второй защитник адвоката Светланы Тороповой), подобный прецедент стал возможен потому, что в Уголовно-процессуальном кодексе РФ содержатся внутренне противоречивые нормы, которые по-разному могут быть истолкованы заинтересованными сторонами. "Нормы статей 111-118 УПК идут вразрез с принципами уголовного судопроизводства, провозглашенными в других статьях того же кодекса. Так, нарушается принцип состязательности сторон обвинения и защиты, предполагающий, что стороны обвинения и защиты равны перед судом, поскольку право одной из состязающихся сторон (а именно следователя, дознавателя, прокурора) составить протокол о нарушении профессиональных обязанностей другой стороной, безусловно, нарушает баланс равноправия защиты и обвинения. Также не соблюдается принцип обеспечения подозреваемому права на защиту (статья 16 УПК), само осуществление которого предусматривает независимость адвоката от обвинительной власти", -- уверен Андрей Савич.

Достойное поведение спасет от принуждения

Начальник следственной части по РОПД ГСУ при ГУВД Петербурга и Ленобласти Сергей Тимофеев в ответ на выпады адвокатов ответил, что у следствия был опыт привода адвокатов в суд, которые проходили свидетелями по делу. "Речь не идет о нарушении судебного равенства сторон. В досудебной стадии судопроизводства закон отдает приоритет обвинению и дает ему право определять добросовестность адвоката. А сам подзащитный некомпетентен делать выводы о нарушениях уголовного процесса. У адвокатов слишком много работы, чтобы позволить себе подстраиваться под график следственных действий. Они не главные фигуры в уголовном процессе, есть еще и другая сторона. А применение мер процессуального принуждения строго соответствует букве закона и не имеет свой целью оказывать давление на адвоката. Мы не собираемся ущемлять ничьих прав, если адвокат ведет себя достойно", -- уверен Сергей Тимофеев.

Мнения

Артемий Котельников, президент Международной Коллегии адвокатов "Санкт-Петербург":

"Решение этого вопроса имеет принципиальное значение для всей адвокатуры России, мы не позволим так толковать УПК. Если следователи будут привлекать к ответственности адвокатов, существование адвокатуры как независимого института перестанет иметь смысл, нарушатся принципы правового государства, к которому мы так стремимся. Кроме того, применение мер процессуального принуждения к адвокатам противоречит международным пактам, определяющим основы деятельности адвокатов. Нас не поймут в Европе, если мы будем применять к адвокатам в том числе и принудительный привод".

Юрий Новолодский, президент Балтийской коллегии адвокатов им. Анатолия Собчака:

"У следствия нет никакого права требовать от адвоката объяснений за опоздание. Это не только унижет адвоката, лишает его возможности работать с другими подзащитными, но и, привлекая адвоката к ответственности за занятую им позицию, нарушает требования п. 2 ст. 18 Закона "Об адвокатуре и адвокатской деятельности". Кроме того, хотелось бы отметить, что время, предназначенное для ознакомления с материалами уголовного дела, входит в срок следствия. В данном случае составление протокола было вызвано нежеланием обвинения продлевать этот срок. Об этом свидетельствует составление протокола в последний день следствия по делу. Действующим уголовным законом не предусмотрено никакого назначения времени для ознакомления с материалами дела. У следствия по закону нет права на составление графика. Поэтому, установив время ознакомления с делом, следователь нарушил требования УПК, в ч. 3 ст. 217 которого сказано, что "обвиняемые и его защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом для ознакомления с материалами". (Ю.Л.)

Российские адвокаты объединились в единую структуру - Федеральную палату адвокатов  »
Юридические статьи »
Читайте также