Путинская пятилетка

26 марта исполнится пять лет с тех пор, как Владимир Путин был избран вторым президентом России. Но вопрос одного из западных журналистов "who is mister Putin?" остается актуальным. Хотя пришла пора подводить некоторые итоги работы Владимира Владимировича и попытаться понять, почему под его руководством все было так, а не иначе.

Лирическое отступление

Логика политики Путина и его реформ, наверное, нагляднее всего проявилась в последнее время. Сейчас ему не нужно делать реверансы в сторону народа - третий срок не предусмотрен Конституцией, и пока Путин всячески отказывается от пересмотра этой статьи. Поэтому можно делать по сути все, что считаешь нужным для блага страны, невзирая на стенания вокруг и непопулярность каких-либо действий: менять порядок формирования Федерального собрания, назначать губернаторов, строить "партию власти", уличать бизнесменов в экономических преступлениях, пытаться проводить своих президентов в соседних странах, вводить монетизацию...

Одно отступление в полудалекое прошлое нужно все-таки сделать. Оно касается того времени, когда Владимир Путин стал одной из главных фигур в российской политической элите. Это случилось в августе 1998 года, когда в новом правительстве Путин был назначен главой ФСБ, до этого занимая незаметные и непонятные для большинства граждан посты в структурах при президенте Ельцине. (Напомним, что дебютировал Путин в политике в 1991 году в Петербурге, когда при Анатолии Собчаке стал главой Комитета по внешним связям.)Работа в администрации Ельцина принесла свои плоды, и Владимир Путин приобрел определенную смелость, чтобы войти в кабинет министров Примакова сразу после дефолта. После этого в тени он уже не оставался, и началась в меру сил публичная политическая карьера Владимира Путина, завершившаяся занятием вершины пирамиды власти.

Наверное, уже тогда Владимир Путин представлял свою роль в правительстве. Череда премьер-министров, представлявших то одни, то другие политические кланы, должна была когда-то закончиться. Для того чтобы перехватить инициативу, нужно было оттеснить конкурентов. Что и было сделано ныне опальными олигархами, которые решили сделать ставку именно на Путина, видимо не представляя, к каким последствиям в их судьбах это приведет. В любом случае Владимир Путин прекрасно понимал: чтобы возглавить страну, нужно стать известным для народа и жестко проявить себя в подковерной борьбе. В итоге за семь лет планомерной работы вся власть в России по сути сконцентрировалась в одних руках - руках президента.

Не нравится - не живи

К чему пришла страна за пять лет официального президентства Путина? Внешне все очень даже неплохо. Правительство рапортует о неуклонном улучшении жизни россиян: рост средней зарплаты и прекращение ее невыплат, снижение темпов инфляции, рост производства, расплата с внешними долгами, сокращение безработицы и пр.

При этом можно ли говорить об улучшении качества жизни, если уровень преступности не снижается, качество медицинских услуг не растет, наркомания расползается по семьям, беспризорники и гастарбайтеры заполонили города, а внутренний долг после всех потрясших страну кризисов составляет астрономическую сумму?

Но это касается общих моментов жизни отдельных граждан России. Тем более что практически у каждого работоспособного человека сохранилась возможность уехать за пределы страны и попытаться жить по-новому вне ее. Но вот внутри России жить приходится по правилам, устанавливаемым государством, суть которых все больше и больше начинает сводиться к привычной еще с советских времен схеме - начальство большое, ему видней. Народные возмущения проведением социальных реформ - яркий тому пример.

Кто на свете всех мудрее?

Еще совсем недавно казалось, что самое серьезное достижение политики Путина в том, что народ, что бы с ним плохого ни делали, искренне верит, что президент к этому никакого отношения не имеет. Уже много сказано про некую чуть ли не генетическую потребность жителей России в царе, желательно добром и понимающем. Которого обманывают все его приближенные, но в итоге (правило второе) он разберется, покарает виноватых, и тогда-то народ и заживет. За пять лет правления Путина такое случалось не раз. И вот - январь. И 122-й закон. И рейтинг, поползший вниз...

Кто виноват в том, что монетизация пошла совсем не так, как рассчитывали в правительстве? Правильно - Зурабов и региональные власти. Ведь сам Владимир Путин признал наличие "ошибок" при подготовке реформы и "перегибов" на местах. О чем президент неоднократно заявлял с экрана телевизора и дал поручение срочно все исправить. Кто чуть не запретил показ сцен с элементами насилия в дневное время по ТВ? Кто хотел избавиться от людей, пьющих пиво на улице? Правильно - Госдума. А президент призадумался и все исправил. Кто захотел отменить отсрочки от армии для студентов? Конечно, Министерство обороны. Но Владимир Путин и здесь успел вовремя.

При этом все эти структуры (министерства, обе палаты Федерального собрания, государственное телевидение, теперь вот и губернаторы) за пять лет перестали являться чем-то обособленным от "вертикали власти", во главе которой и стоит Владимир Путин. Но функция президента, по идее, не должна заключаться в исправлении ошибок своих фактических подчиненных. Либо задачи для чиновников формулируются не совсем так, как надо, либо эти чиновники мало чего стоят как профессионалы. Так что еще хорошо, что есть высшая инстанция, всегда готовая подкорректировать нерадивых управленцев. Что пока еще очень воодушевляет простых граждан. Но уже, повторимся, не всех. Вспомним о рейтинге.

Телекадры

Правило третье: народ должен верить в хорошее. Для этого нужны телевидение и СМИ. В становлении Путина как президента - это один из ключевых моментов. Для начала в нужное время с телеэкранов исчезают остатки плюрализма, бурно развившегося при Ельцине. При этом сам президент демонстративно не вмешивается в этот процесс -мол, тут никакой политики нет. В итоге общероссийские каналы (а за ними и местные) становятся похожими друг на друга. Главные новости - передвижения президента по стране и миру и его объяснения, почему в том или ином ведомстве не разобрались с очередным светлым законом и архиважной реформой.

Плохо это или хорошо? С точки зрения президента, наверное, это лишь вопрос целесообразности. Не так уж и обеспеченно пока люди живут в России, чтобы у них не возникали сомнения в том, что все идет правильно. Народу нужно показывать продвижение нашей страны в сторону мировых лидеров, народу нужно показывать праздники, народу нужно показывать постоянную борьбу с преступностью. Ведь освещение гибели "Курска" доказало, что если показывать много точек зрения, то люди начинают делать выводы сами, причем весьма нелицеприятные для властей.

Кадровая политика Владимира Путина в этом плане весьма своеобразна. Оставим в стороне ранний этап развития Путина-президента - тогда нужно было практически из ничего составлять команду и действовать в условиях, приближенных к боевым, в недружелюбном окружении лиц, обязанных Ельцину. Но очевидная отставка силовых министров после трагедии в Беслане так и не последовала. Президент остался верен себе (правило четвертое): личная преданность важнее профессиональных качеств. Пока что единственным смелым шагом в кадровых вопросах стало массовое увольнение кабинета министров Касьянова накануне переизбрания Путина на второй срок. При этом большинство министров путинской команды сохранили свое высокое положение и поныне занимаются реформами социальной, ЖКХ, военной, образования и другими.

И вечный бой

Следует признать, что даже из самых трагических российских событий последних лет Владимир Путин (правило пятое) сумел извлечь максимум пользы для укрепления государственной власти, высшим олицетворением которой он сам является. Да в общем-то и народную любовь он получил после того, как рискнул пойти новым походом на Чечню после взрыва жилых домов в Москве и Волгодонске.

Стиль публичного поведения президента за это время изменился: от наивной фразы политика-двоечника по поводу АПЛ "Курск" ("Она утонула") Владимир Путин постепенно перешел к агрессивным и уверенным формулировкам типа "мочить в сортире". После Беслана президент вообще заявил о том, что против России ведется "война, объявленная международным терроризмом". Так что шестое правило - декларировать общую цель, с которой трудно поспорить. И под ее обеспечение проводить специальную политику.

После "Норд-Оста" были уже и захват Назрани, и захват Грозного, и убийство Ахмата Кадырова, и взрывы пассажирских самолетов. При этом после каждого из этих трагических событий заявлялось, что с боевиками будет покончено. Затем случился теракт в Беслане. За которым последовали введение новых органов антитеррористической направленности, существенное усиление финансирования спецслужб, повышение ответственности за пособничество бандитам -все правильно. При этом хорошо "мочить" стало получаться сравнительно недавно: уничтожено сразу несколько серьезных бандформирований и их лидеров, боевиков стали брать живыми. Но спать от этого легче не стало.

На своей инаугурации 7 мая 2004 года Путин заявил: "Главная цель ближайшего четырехлетия - превратить уже накопленный нами потенциал в новую энергию развития. Достичь за счет этого принципиально лучшего качества жизни наших людей. Добиться реального, ощутимого роста их благосостояния... Мы будем делать все, чтобы каждый человек смог проявить свой талант и свои способности. Чтобы в стране развивалась реальная многопартийность, укреплялись личные свободы граждан. Чтобы люди в России могли получать хорошее образование, достойную социальную и медицинскую помощь. Чтобы они жили в достатке и могли завещать детям результаты своего собственного труда. И конечно, могли гордиться авторитетом сильной, но миролюбивой страны".

А как последние политические и социальные нововведения президента увязываются с этими целями и задатками, каждый судит по себе.

Павел Тимофеев

После послания  »
Юридические статьи »
Читайте также