Гражданское общество: Закон, порядок, обычай

Если составить частотный политический словарь терминов, наиболее употребляемых за последние пять лет, то вне всякого сомнения на первое место выйдет слово «закон». В выступлениях политических деятелей, в размышлениях рядовых граждан закон выступает в качестве той мечты, к которой следует стремиться, но которая, скорее всего, останется недосягаемой. В любом случае это к лучшему. Ибо закон как система норм и установлений гораздо ближе по своей достижимости, чем старорусская мечта о некоем справедливом «граде Китеже» или «Беловодском царстве». Такие мечты порождали идеалистов, первопроходцев, людей «перекатиполе», но отнюдь не способствовали налаживанию нормальной человеческой жизни.

В этом и состоит, возможно, основное отличие опыта российского от опыта западноевропейского. Позвольте лишь один пример. В ХV веке во Франции да и во всей Западной Европе были популярны так называемые «процессы над животными». Например, крестьяне юга Франции как-то подали в суд на крыс, которые погрызли урожай зерновых. Суд принял крестьянский иск к рассмотрению. Но, поскольку ответчик не заявил о желании иметь собственного адвоката, суд назначил грызунам адвоката по собственному усмотрению. Адвокат принялся за дело с полной тщательностью. В день судебных прений он совершенно серьезно заявил: ответчики не могут явиться на суд, ибо считают, что им не обеспечена безопасность. А именно: крестьяне должны изолировать своих кошек, которые по дороге могут напасть на крыс. Самое интересное, что суд принял во внимание это требование, сочтя его вполне справедливым.

Кто-то смеется над этим фактом. Но лучше призадуматься. Ведь он означает, что пять с лишним столетий назад законная процедура уже царила на просторах Западной Европы. Процедура, ее соблюдение стали, в сущности, главным европейским политическим, общественным обычаем, на основе которого строился общественный порядок. История Западной Европы есть борьба за торжество процедуры закона против тех, кто ее нарушает.

Если попытаться понять сегодняшний этап развития России, то можно предположить, что его суть не в борьбе «капитализма» и «социализма», «чекистов» и «либералов», «олигархов» и «народа». А в борьбе закона с беззаконием и полузаконием. Мы уже признаем ценности закона, но привычка к правозаконности еще не вошла в наш быт, в наш обычай.

Президент Владимир Путин не устает повторять, что в стране должен существовать порядок на основе закона. Порой забывая о «принципе Курчатова». Великий ученый, когда возглавил «атомный проект», одновременно наблюдал за тем, какими путями ходят его сотрудники на работу. Все шли через газон. Так им было удобнее. Поэтому Курчатов велел сделать протоптанную дорожку «официальной», сняв бессмысленные таблички «По газону ходить запрещается!». Сегодня создается впечатление, что принимаемое российское законодательство представляет собой попытку расставить везде такие таблички. А люди, в соответствии с обычаем, ходят, не обращая внимания, своими путями.

Скажите на милость: хоть на одну демонстрацию в Петербурге на минувшей неделе было выдано официальное разрешение? Нарушение закона — налицо. Но сам закон был принят в столь жесткой, категоричной форме (например, заявка на проведение митинга должна подаваться за десять дней), что его исполнимость в критических ситуациях становится проблематичной.

Закон имел в изначальной основе вполне благие намерения — обеспечение правопорядка во время шествий и митингов, недопущение эксцессов, стоящих людям их жизни. А также объявление фамилий организаторов, ответственных за контакты с правоохранителями. Требуется смягчение закона в отношении сроков и порядка организации митингов, демонстраций и шествий, но ужесточение санкций за его нарушение. «Принцип Курчатова», помимо всего прочего, состоял в том, чтобы дать людям право ходить там, где удобнее массам, но наказывать тех, кто нарушает обычай, ставший законом. Можно было бы закрепить положение о том, что в случае неподачи заявки на шествие, любой из его участников может быть квалифицирован как организатор. И — нести соответствующую административную и материальную ответственность.

Я полагаю, что правоохранителям еще предстоит внимательно проанализировать трагедию на Московском проспекте, когда неуправляемая толпа стала бить владельца не самой дорогой «Мазды», в которой находились его жена и ребенок. Кто из организаторов перекрытия Московского проспекта отвечал за поведение своих «подопечных»? Или это провокация? А может быть, спонтанный акт классовой ненависти?! Организаторы акции должны были бы ответить, причем публично, на поставленные вопросы. Только — кто они?

Нарушение слишком жесткого закона обернулось нарушением нормы. В том смысле, что нельзя нападать на человека просто потому, что он — другой. Чем «борцы за справедливость» отличались от скинхедов, далеких от них по возрасту? Так за справедливость не борются. Закон не должен создавать препятствий мирному, организованному, легальному выражению мнений граждан. Даже если это протестное мнение. Ибо у граждан должно войти в привычку свои действия сообразовывать с законом.

Современное понятие политического обычая в обязательном порядке включает в себя роль политических институтов. Таких, как народные избранники, представители политических партий, общественные деятели. В прошедших в городе митингах и демонстрациях никого из них не было видно. Как разительно это отличалось от демонстраций начала 80-х годов, когда демократические лидеры, депутаты шли во главе колонн, а активисты тогдашнего демдвижения обеспечивали порядок в рядах демонстрантов.

Тогда — ни одного нападения на людей, ни одной разбитой витрины. Сегодня пролилась первая кровь. Если власть, политическая элита, активные граждане не предпримут совместных усилий для того, чтобы обычай, закон и порядок пришли в соответствие друг с другом, продолжение последует. А не хотелось бы.

Валерий Островский

Взгляд: Не крысятничать!  »
Юридические статьи »
Читайте также