Дети войны

Город и область отметили одну из самых знаменательных дат в истории всего человечества: ровно 60 лет назад подняли восстание узники немецкого концлагеря, что размещался на горе Эттерсберг близ Веймара. Перебив охрану и захватив оружие, они сумели дождаться прихода союзников, и каждый из них впоследствии стал свидетелем. Свидетелем обвинения, которое можно выразить в одном слове, одинаково понятным на всех языках: Бухенвальд.

А еще Освенцим, Заксенхаузен, Дахау, Равенсбрюк... Среди тех, кого Третий рейх объединил одной судьбой, немало и наших земляков. По статистике, в Петербурге их более 20 тысяч - остарбайтеров, узников концлагерей на немецкой и оккупированной территории, потенциальных жертв "окончательного решения", которые чудом избегли общей участи. Люди, самую память о которых однажды пытались стереть - голодом, расстрелами и печами, - люди, которые хранят эту память по сей день, заставляя человечество вспоминать о том, о чем вспоминать не хочется.

Ближайший к Петербургу "Бухенвальд" - это, пожалуй, концлагерь в поселке Вырица, где малолетние узники использовались в качестве доноров. Традиционно 11 апреля здесь встречаются "дети войны", а в этом году малолетним узникам был посвящен и фестиваль искусств, открывшийся на днях в Волхове.

Проблемы у "детей войны" сегодня традиционные - во многом благодаря 122-му закону. Однако нельзя не отметить, что эту категорию монетизация затронула в наименьшей степени - как благодаря усилиям региональных властей, так и вниманию, которое уделяет судьбе узников международное сообщество. И прежде всего сама Германия - вопрос о национальном покаянии и целесообразности выплаты компенсаций немецкая сторона решила для себя уже давно.

Андрей Милкин

"Стройка века" в Петербурге  »
Юридические статьи »
Читайте также