На бумаге - убытки...

Проекты новой редакции Лесного кодекса и закона о платежах за пользование лесным фондом будут внесены в Госдуму РФ в марте 2004 года, однако у представителей лесопромышленного комплекса Северо-Запада РФ нет уверенности, что эти законы будут в скором времени приняты, хотя они и включены Правительством РФ в перечень из 19 приоритетных законопроектов

С одной стороны, региональные власти обеспокоены тем, что в новой редакции Лесного кодекса устраняется положение о лицензировании деятельности по использованию лесного фонда. В связи с этим предпринималась попытка торпедировать этот документ через другой законопроект - «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Там предполагалось закрепить в списке лицензируемых видов деятельности заготовку древесины и живицы. Однако в Комитете по собственности рекомендовали Госдуме отклонить подобный законопроект, потому что вопросы правового обеспечения рационального лесопользования, контроля за соблюдением лесопользователями лесохозяйственных требований в достаточной степени урегулированы законодательством РФ.

Согласно Лесному кодексу заготовка древесины и живицы является формой лесопользования, осуществляемой на основании договора аренды лесного фонда при наличии лесорубочного билета или ордера. Ответственность лесозаготовителей за нарушение правил пользования лесным фондом предусмотрена как в Лесном кодексе, так и в Кодексе об административных правонарушениях в этой сфере.

Новая редакция Лесного кодекса тревожит и предпринимателей: ведь в ней просматривается попытка переложить все бремя затрат по содержанию лесных угодий на их собственников. В зависимости от того, как трактовать эти затраты, приобретение участков лесного фонда в частную собственность (аренду с правом дальнейшего выкупа участков) может оказаться невыгодным.

К примеру, компании могут обязать строить лесовозные дороги. Кому они потом будут принадлежать? Ответа на этот вопрос нет. А санитарные рубки, лесовосстановление, охрана лесов от пожара? Сейчас этим занимается государство. И эти затраты оцениваются по России в 18-19 млрд руб. В таком случае собственник угодий оказывается в неравных условиях с другими заготовителями.

У леспромхозов пока нет таких средств: 53% из них - убыточные, а в целом по ЛПК балансовая прибыль в 2003 году оценивалась в 9-10 млрд руб. Следовательно, если все хозяйства будут собственниками, то ни одного прибыльного из них не останется. Поэтому условия лесозаготовок должны меняться в течение длительного времени по мере роста доходов ЛПК.

Кроме того, в Союзе промышленников и лесоэкспортеров России (СПЛР) обращают внимание, что обновленный Лесной кодекс составлен как закон непрямого действия. Следовательно, после его принятия документ обрастет ведомственными инструкциями и подзаконными актами, положения которых могут оказаться непредсказуемыми.

В СПЛР также указывают, что кодекс в нынешнем виде не стимулирует рост производства предприятий ЛПК, который в 2003-м составил всего 1,5%. Таким образом, не обеспечивается выход на показатели, которые обозначены в утвержденной в 2003 году Правительством РФ концепции развития лесного хозяйства на 2003-2010 гг.

Не решена проблема вывода лесозаготовительных предприятий из «тени»: их работа в легальных условиях при нестыковке двух законодательств - лесного и гражданского (действие Гражданского кодекса наступает после того, как лес спилен и подвергается первичной обработке) оказывается убыточной. Так получается во многом из-за недостатков по организации доступа в лес, несовершенства лесопользования и условий переработки сырья.

Эти вопросы прописаны в новой редакции кодекса слишком общими фразами. А в статьях о процедуре передачи угодий в собственность столько белых пятен, что к ним потребуются дополнительные разъяснения. Не исключено, что в разных субъектах Федерации появятся свои правила игры.

Особую тревогу СПЛР в таком случае вызывают приграничные лесные угодья. Ведь у российских компаний нет достаточных финансовых ресурсов. Поэтому лес, скажем, у российско-финляндской границы может быть скуплен финнами через подставные фирмы. И Россия будет навсегда обречена поставлять в Финляндию только сырье. Поэтому в лесном законодательстве необходимо поставить жесткие условия собственникам угодий: основная часть леса, вырубаемая собственником, должна перерабатываться на территории России...

Однако в субъектах РФ не все согласны с опасениями СПЛР. Ведь лучшие леса все равно не попадут в руки арендаторов: какой смысл отдавать уже готовые угодья? Собственник должен вложить инвестиции в лесные участки и только спустя время пожинать плоды от них.

Вызывают вопросы и намерения ряда лесопромышленных групп добиваться протекционистских мер к российским компаниям. Это сужает конкуренцию и приток иностранных инвестиций.

Между тем на Северо-Западе РФ за 10 лет осуществлено более 400 проектов совместно с финскими предпринимателями, в стадии реализации еще примерно 200. Объем финских инвестиций в развитие российского приграничного партнерства в 2002 году оценивается примерно в 12,2 млн евро, а в 2003-м - уже в 15 млн евро.

Совместные проекты реализуют норвежские компании (в Мурманской области) и шведские (концерн «ИКЕА» в Карелии). Непродуманные шаги в реформе российского лесного хозяйства могут отпугнуть иностранных инвесторов.

С другой стороны, госполитика должна способствовать притоку зарубежного капитала в лесопереработку в России. За рубежом фирмы, выпускающие готовые продукты из леса, получают налоговые льготы. В России же экономические условия таковы, что основная часть предпринимателей ЛПК предпочитает заниматься заготовкой сырья (бизнесом, заметьте, который, по данным СПЛР, едва ли не убыточен!).

В Карелии, например, 62% экспорта - доля древесины. Получается так: кому ни сдавай в аренду лес, все равно основную часть заготовок сырья отправят на продажу за рубеж...

Самое печальное в истории с подготовкой законопроекта, что его текст несколько раз переписывали представители Минпромнауки, Минимущества и представители субъектов Федерации. А потом было еще 14 вариантов, которые выносили на рассмотрение Правительства РФ.

Однако практика показывает: для того чтобы навести порядок в ЛПК, есть и другие механизмы, кроме введения Лесного кодекса. Например, стимулировать увеличение доли лесопереработки можно, если просто навести порядок в лесоустройстве. Этим занялись вплотную только в 2003 году. До этого проверки качества лесосек, отводимых в рубку на аукционы и торги, Гослесслужба Минприроды РФ не проводила. Инвентаризировано пока лишь 10 млн га лесных площадей. Однако эффект уже ощутим.

В 2003 году начали осуществлять пилотные проекты по разделению надзорных и хозяйственных функций в лесхозах, в том числе в Ленинградской и Новгородской областях. И для подобной реорганизации опять-таки не требовалось ждать принятия нового Лесного кодекса.

Сдвиги появились, как только государство стало потихоньку стимулировать концентрацию капитала в ЛПК. До этого в России сформировался лишь один крупный холдинг - группа «Илим Палп». Да и то она до сих пор не выбралась из дрязг между претендентами на собственность.

Ситуацию к лучшему способен изменить приход в 2003 году в ЛПК ряда крупных инвесторов - «Северстали», «Евразхолдинга», «Альфа-групп», «Базового элемента»... Вслед за этим началось повышение капитализации наиболее эффективных предприятий. В частности, в ОАО «Hойзидлер Сыктывкар» (Республика Коми, до января 2003 года - Сыктывкарский ЛПК) в январе объявили о намерении увеличить уставный капитал в 300 раз.

Андрей Лазарев

Лесной кодекс попал в частные руки Чиновники отправили бизнес в леса  »
Юридические статьи »
Читайте также