Председатель правительства отдал леса в частные руки

Вчера председатель правительства России Михаил Фрадков провел второе заседание кабинета министров. Обсуждали новую редакцию Лесного кодекса. Кодекс в целом одобрили, так что, если депутаты Думы не изменят проект до неузнаваемости, к 2020 году в России могут появиться первые собственники лесных угодий (содержание нового кодекса Ъ подробно описывал вчера). Однако в Кремле еще окончательно не решили, поддерживать ли либеральное стремление министра экономического развития Германа Грефа ввести частную собственность на лесные земли.

Заметим, что в отличие от первого заседания, прошедшего под председательством Михаила Фрадкова и длившегося всего 45 минут, вчерашнее растянулось почти на три часа. Около двух часов министры посвятили обсуждению проекта нового Лесного кодекса. Хотя начал заседание господин Фрадков не с лесных ресурсов, а с трагедии в Архангельске. "Перед тем как приступить к повестке заседания, я бы хотел в связи с гибелью людей при взрыве бытового газа в доме в Архангельске принести глубокие соболезнования родным и близким погибших, руководству Архангельской области и попросить соответствующие структуры принять все необходимые меры для того, чтобы восстановить разрушенное и компенсировать все необходимое для восстановления ситуации",– немного запинаясь, произнес председатель правительства. О проблемах использования лесов господин Фрадков говорил более энергично: "Российский лес – это огромный ресурсный потенциал, который нужно бережно и эффективно использовать, учитывая как потребности экономического развития, так и создание условий экологического благополучия в стране". По его словам, леса в России распределены практически по всей территории страны, так что "от того, насколько эффективно и продуманно мы будем использовать эти ресурсы, зависит благосостояние людей и повышение конкурентоспособности нашей экономики".

О предлагаемых в документе новшествах рассказал один из авторов законопроекта, заместитель министра экономического развития Мухамед Циканов. Живописуя ужасы, творящиеся с лесом в отсутствие нового кодекса, господин Циканов так увлекся, что заявил, что сейчас погибает треть российских лесов – леса застаиваются, начинают болеть и в результате приходят в негодность. Эту цифру оспорил министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу. А председатель думского комитета по природным ресурсам Наталья Комарова подвергла сомнению идеологическую основу кодекса – целесообразность введения частной собственности на леса. Ее аргументы (как, впрочем, и аргументы большинства ее коллег по депутатскому корпусу) были скорее эмоционального, чем экономического порядка: она опасалась, что частная собственность будет воспринята как вседозволенность, а не как право работать в лесу в соответствии с законодательством. Госпожа Комарова предложила обсудить этот вопрос еще раз. "Если уж и вводить ее, то нужно тщательно прописать сам механизм передачи лесов в частные руки и все сервитуты (то есть обязательства собственника, например, беспрепятственно допускать в свой лес туристов, сборщиков грибов и ягод, просто гуляющих и так далее.– Ъ)",– пояснила глава думского комитета. Ее поддержал академик Александр Исаев. Он сообщил, что в таких "лесных" странах, как США, Канада, Австралия и Бразилия, большая часть лесов находится в федеральной собственности, а иностранцы, которых кодекс предполагает уравнять в правах с российскими гражданами, вообще "могут подождать". Иначе все дальневосточные леса будут скуплены китайцами, добавил академик.

С ним не согласился губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалев. Он заявил, что "в лесу надо построить рыночные отношения". И предложил сократить с 15 лет, закрепленных в новой редакции кодекса, до пяти срок аренды, по истечении которого лес может переходить в частную собственность. По его мнению, за пять лет тоже вполне можно оценить добросовестность арендатора (согласно проекту кодекса, именно на него государство возлагает обязанность заниматься лесоустройством.– Ъ). Господин Позгалев привел в пример Финляндию, где частный капитал владеет 90% лесов. А вот лишать регионы реальных рычагов распределения лесных ресурсов губернатор счел недопустимым. "Лес – это наш дом. У нас в Вологодской области 70% территории находится в лесу, а по кодексу получается, что мы в собственном доме не можем хозяйничать",– протестовал господин Позгалев, требуя закрепить право проведения аукционов за регионами без всяких оговорок. Ему оппонировал министр экономического развития Герман Греф. Он объяснил, что, согласно проекту (в проекте кодекса центр делегирует региональным властям право организации аукционов по продаже лесных участков), инвестиционные конкурсы доказали свою неэффективность, однако можно эти полномочия и отозвать в случае злоупотреблений со стороны местных властей – например, если до участия в аукционах будут допускаться только "свои" компании. Ключевым же моментом нового кодекса господин Греф считает создание условий для задействования этого ресурса в качестве дополнительного источника роста в промышленности. "Мы пока не умеем перерабатывать лес, 35% леса мы поставляем в виде необработанной древесины, и только 2-5% приходится на готовые материалы",– отметил министр. Он же ответил и на вопрос министра финансов Алексея Кудрина, интересовавшегося, какие доходы получит казна в случае принятия законопроекта. По словам Германа Грефа, принятие кодекса позволит в ближайшие годы увеличить поступления в бюджеты всех уровней платежей за пользование лесными угодьями с 6,5 млрд рублей до 8-9 млрд. Эти аргументы господину Фрадкову показались весомыми, и он одобрил кодекс в целом, поручив Минэкономразвития и Минприроды доработать технические моменты.

Кстати, другу господина Грефа министру природных ресурсов Юрию Трутневу пришлось защищать кодекс на самом высшем уровне – в Кремле. В кабинете президента Путина, куда министра вызвали сразу после одобрения Лесного кодекса на заседании правительства, он объяснял главе государства, что введение частной собственности – единственный способ привлечь инвестиции в лесную отрасль и одновременно осуществлять эффективное управление лесными ресурсами. "70% лесных территорий у нас находится вне пределов досягаемости. Там не проводится никаких лесоустроительных работ, никто не занимается чисткой леса. На одного работника лесного хозяйства приходится в среднем 54 тыс. кв. км. Но и увеличивать количество чиновников невозможно",– сказал министр. Но похоже, что склонить президента на свою сторону ему не удалось. "Решение вопроса о Лесном кодексе должно быть обоснованным и принято в результате широкой дискуссии с научной и другой общественностью, с самыми широкими кругами. У нас очень много рычагов, которые могут сделать эту отрасль прибыльной. Это и долгосрочная аренда, и концессии, и много других вариантов",– подчеркнул господин Путин. "Это та сфера, где резких движений делать не нужно",– добавил он. А что касается сбора грибов и ягод, то, по словам президента, "у нас еще культура собственников вызывает большой вопрос – могут понаставить капканы по всему периметру". "Я не хочу вас ограничивать, связывать по рукам. В конечном итоге решение за вами и за депутатами Госдумы, но я призываю подойти к решению этого вопроса и всех его аспектов очень внимательно",– заключил президент.

Алена Корнышева

Правительство в целом одобрило проект Лесного кодекса и отправило его на доработку  »
Юридические статьи »
Читайте также