Андрей Илларионов: "Первоочередной задачей должно стать снижение налогов хотя бы вдвое"

СПб. В эксклюзивном интервью "ДП", первая часть которого публикуется сегодня, советник Президента РФ Андрей Илларионов рассказал о своих взглядах на экономическую политику современной России.

Андрей Илларионов, уже многие годы отстаивающий свое видение экономического развития России, не забывает и родную альма-матер. Несмотря на напряженный рабочий график, он нашел время для прочтения курса лекций на экономическом факультете СПбГУ. В интервью, данном им после очередной лекции корреспонденту "ДП", господин Илларионов рассказывает о своих взглядах на методы борьбы с инфляцией, излишним государственным регулированием экономики и осторожно комментирует "дело "ЮКОСа".

- Несколько дней назад Минфин, МЭРТ и Центральный Банк выступили со своими предложениями по борьбе с инфляцией. Что, на Ваш взгляд, необходимо делать для ее снижения и насколько высокий уровень инфляции сегодня препятствует экономическому росту в стране?

- Высокая инфляция препятствует экономическому росту, поскольку приводит к росту реального курса национальной валюты и, следовательно, к повышению издержек ведения бизнеса в стране. Она отнимает сбережения у граждан с фиксированными доходами. Через 2 дня после того, как президент поставил соответствующую задачу перед кабинетом, мною были обнародованы 13 предложений по борьбе с инфляцией. МЭРТ как головное ведомство, которому было направлено поручение президента, в свой пакет предложений (их около трех десятков) не включило ни одну из предложенных мер. Ключевой фактор, предопределяющий динамику инфляции в стране сегодня и в следующем году - рост денежной массы в результате притока валюты в страну из-за высоких цен на энергоносители, - предложениями МЭРТ не затронут вовсе. Иными словами, кошелек предлагается искать не там, где он утерян, а там, где удобнее.

То, что при цене отсечения Стабилизационного фонда в $20 за баррель (та цена, которая существует сейчас) годовые темпы инфляции оказались намного выше, чем прогнозировались (11,7% вместо 8,0%), свидетельствует о том, что цена отсечения была установлена на слишком высоком уровне. Поэтому для того, чтобы замедлить инфляцию, цену отсечения следует снизить с $20 за баррель до хотя бы 17, а в лучшем случае - до $12 за баррель. Только что принятый в третьем чтении бюджет на 2006 г. не только не предусматривает уменьшения цены отсечения, но и увеличивает ее с $20 до $27 за баррель. Если цена отсечения в $20 за баррель не смогла снизить темпы инфляции, то не совсем понятно, как к этому может привести ее повышение до $27 за баррель.

- То есть, на Ваш взгляд, для нас может являться образцом "норвежский подход" по отношению к доходам от экспорта нефти?

- Это не "норвежский", а разумный подход. Так поступают везде, где понимают, как работает экономика.

- Какие меры в налоговой сфере Вам кажутся необходимыми для принятия? Что можно считать сейчас приоритетным: снижение налогов или улучшение налогового администрирования?

- Темой моей лекции на экономическом факультете СПбГУ были размеры государства, определяемые, в частности, удельным весом государственных доходов в ВВП. Этот показатель в России сейчас близок к 40%, что примерно вдвое выше, чем оптимальный уровень налоговой нагрузки для страны такого уровня развития и такой численности населения. При более значительной налоговой нагрузке на экономику российская экономика не может развиваться так же быстро, как, например, китайская. Если целью властей является преодоление значительного отрыва от развитых стран и приближение в темпах экономического роста к Китаю, то необходимо стать хотя бы в чем-то сопоставимыми с нашим юго-восточным соседом. Поэтому первоочередной задачей должно было стать снижение налоговой нагрузки в РФ хотя бы вдвое.

- А налоговое администрирование? Влияет ли оно на экономический рост, на деловой климат в стране?

- Показатель собираемости по большинству видов налогов в России сейчас колеблется между 85 и 95%. Это близко к показателям высокоразвитых стран. Единственный налог, собираемость по которому находится, судя по всему, на уровне 50%, - это налог на добавленную стоимость. Конечно, можно пытаться повысить его собираемость и заниматься налоговым администрированием, чем, впрочем, власти и занимаются последние 14 лет, правда, без особого успеха. С моей точки зрения, лучше было бы его полностью отменить. Например, в США НДС нет - и ничего, страна живет. Тяжело, конечно, но живет. В Китае, экономика которого растет на 10% ежегодно, НДС тоже нет. Тяжело им, конечно, но как-то справляются. А вот в стагнирующей Европе НДС есть. Любопытное сопоставление, не правда ли?

- Господин Илларионов, я имел здесь в виду скорее даже не собираемость налогов, а то, как их можно собирать. Ведь можно собирать, к примеру, как с "Газпрома", а можно как с "ЮКОСа"?

- Это не по разделу налогового администрирования, это совсем по другому разделу.

- А к разделу налогового произвола это может быть отнесено?

- Это может быть отнесено к разделу приватизации государственных органов отдельными бизнес-структурами.

- Хорошо. Знаете, часто создается впечатление, что экономическая политика президента и правительства идет вразрез с Вашими рекомендациями. Чем объясняется разрыв между провозглашаемыми экономическим советником президента принципами и реальными решениями, принимаемыми во власти?

- Это объясняется тем, что граждане, принимающие решения в области экономической политики, делятся на две группы. На тех, кто соглашается с рекомендациями советника президента и осуществляет их, и тех, кто соглашается с ними и осуществляет их, но позже. Из того, что рекомендовалось, в том числе и в последние 5-6 лет, практически все осуществляется, только с определенным временным лагом. С тем лагом, который необходим тому или иному деятелю для того, чтобы понять, о чем идет речь, и осознать те предложения, которые делаются. Предложения по созданию Стабилизационного фонда и опережающей выплате внешнего долга, сделанные в 2000 г., тогда не были поняты и не были приняты никем из представителей экономического блока правительства. Более того, они и их автор были подвергнуты жесточайшему осуждению. Четыре года спустя это стало и сегодня является официальной политикой российского государства. Так между чем и чем наблюдается разрыв? Что отличается от государственной политики? Мнение советника? Или вгляды бывшего руководства российского правительства?

Михаил Михайлович Касьянов, в 2001 г. обвинявший меня в предательстве национальных интересов, весной этого года на своей знаменитой пресс-конференции сказал, что в политике сегодняшнего российского правительства плохо все, за исключением одного - работы стабилизационного фонда и политики опережающего погашения внешнего долга. Михаилу Михайловичу потребовалось 4 года, чтобы прийти к пониманию того, что ему говорилось в январе 2001 г. Таких примеров немало. Вывод из этих дебатов прост: экономические законы будут посильнее, чем мнения тех или иных политических деятелей.

Советник Президента РФ Андрей Илларионов: "Если целью властей является преодоление значительного отрыва от развитых стран и приближение в темпах экономического роста к Китаю, то необходимо стать хотя бы в чем-то сопоставимыми с нашим юго-восточным соседом".

Вторая часть интервью, в которой Андрей Илларионов отвечает на вопросы об инвестиционной привлекательности, проблемах и перспективах Санкт-Петербурга, будет опубликована в одном из ближайших номеров.

$12 за баррель нефти предлагает установить цену отсечения стабилизационного фонда Андрей Илларионов (в бюджете РФ на 2006 г. - $27)

Курмышев Илья

Терроризм обсуждают  »
Юридические статьи »
Читайте также