Микро: Пример стариков

Каждый нормальный человек беспокоится о старости. А у тех, чья трудовая биография сейчас в самом зените, есть причины с опаской смотреть в будущее. Перед нашими глазами пример нынешних стариков - советских пенсионеров, положившихся в этом вопросе на государство и жестоко страдающих теперь от своей - впрочем, не добровольной - доверчивости.

Нынешняя пенсионная реформа напоминает что-то давно знакомое. Закон об инвестировании накопительной части пенсии, вообще говоря, должен был позволить пенсионным фондам (частным, которых, по сути, еще нет, и государственному - нынешнему монополисту) вкладывать накопительную часть наших взносов в ценные бумаги, обеспечивая будущие пенсии тем, кто сейчас работает и платит взносы. И все бы хорошо, но, как всегда, выясняется, что есть маленькие подробности, сильно меняющие дело.

Правила инвестирования пенсионных денег прописаны в законе настолько жестко, что пока единственным возможным объектом инвестиций оказываются государственные ценные бумаги. Результат очевиден. Что там будет с частными пенсионными фондами и много ли их будет - пока можно только гадать, но Пенсионный фонд России, в который наши пенсионные денежки падают уже сейчас, стал крупным кредитором правительства.

Инвестирование пенсионных накоплений в госбумаги должно привести к снижению их доходности: еще бы, появляется гарантированный, бесперебойный рынок сбыта. Если больше вложиться не во что, ПФР купит эти бумаги по любой цене: взносы-то на его счет поступают постоянно. Другие инвесторы, у кого руки не связаны, с рынка гособлигаций побегут. И останутся на нем шерочка с машерочкой: государственный ПФ - покупатель да государство же - продавец.

Итак, ПФР собирает пенсионные накопления и вкладывает их в гособлигации, а фактически доверяет государству. Ровно так, только чуть более откровенно, выглядела советская пенсионная система: с работников, не спрашивая их согласия, собирали взносы, которые шли в общий бюджетный котел, а распоряжалось ими - совершенно бесконтрольно - государство, выделявшее какие-то средства на выплату текущих пенсий. Потом государство погорело, и пенсии нынешнего поколения стариков - вместе с ним.

С нашими пенсионными накоплениями хотят сделать ровно то же самое. С нас будут собирать деньги и кредитовать ими бюджет, отдавая средства в распоряжение правительства. А затем ПФР (кредитор) и правительство (должник) будут между собой определять доходность наших пенсионных инвестиций - с учетом макроэкономических показателей и государственных интересов. Возможности для регулирования открываются потрясающие.

Зато "инвестиционный" характер пенсионных накоплений снимает с государства, желающего по-прежнему распоряжаться нашими пенсионными деньгами, всякую ответственность за результаты этой деятельности, т. е. за размер будущих пенсий. Инвестиции - это дело такое, рисковое. Если через 20 лет в результате какого-нибудь катаклизма госбумаги станут дешевле грязи, "крайним" окажется инвестор. То есть мы с вами.

Впрочем, мы не дураки. Судя по всем опросам, никто уже не надеется на госпенсию. Люди покупают недвижимость, копят "на старость" доллары под матрасом, стараются получить профессию, в которой не выйдешь в тираж к "полтиннику". Ищут, в общем, выходы. Нам бы еще научиться умерять аппетиты чиновников, намылившихся в очередной раз собрать с нас денежки на очередную панаму, - цены бы нам не было.

Элла Панеях

Пенсионный фонд начал рассылку писем  »
Юридические статьи »
Читайте также