Мемориальная тоска Петербург в ожидании нового скульптурного бума

С октября прошлого по апрель этого года в Петербурге было открыто лишь четыре монументальных объекта. Так что писать о новостях городской скульптуры не было бы никаких оснований, если бы не легкое майское оживление в связи с 60-летием Победы и относительно бурные планы на лето.

Юбилейное

С монументальным отражением 60-летия возникло странное противоречие. С одной стороны, тема вновь достигла идеологического накала, позволяющего говорить о культе. Напомню, что в советское время Великая Отечественная война и победившая в ней Красная Армия, обеспечивали СССР статус сверхдержавы, играли роль стимула самоидентификации. При Ельцине этот культ перестали подпитывать. В связи с 60-летием этот культ опять гальванизировали (Путин даже специальным указом от 9.05.2005 восстановил каракулевые папахи для полковников и генералов - чтобы все было, как в СССР).

С другой стороны, никакой обвальной установки соответствующих по тематике монументов (как этого можно было ожидать при общей пышности) не случилось. Скажем, в Москве открыли памятники союзным войскам и генералу де Голлю работы Церетели - комичный по виду объект, напоминающий солдата Швейка, который у нас сделали Пахомов и Чаркин (2003). В Петербурге все ограничилось реставрацией и весьма скромными актами: открыли семь дешевых объектов, установленных на периферии города, готовятся к открытию еще два.

Может быть, и хотелось что-то установить, да, во-первых, нынешним прагматикам на серьезную и качественную монументалку жалко денег и хочется сделать так, чтобы было дешево и сердито, а, во-вторых, в полном упадке находится художественно-образная мысль. Ситуация с этой стороны напоминает о знаменитой фразе Е. Вахтангова: "Хочется взметнуть, а нечем".

В Петербурге в число юбилейных объектов входят надгробный памятник Ольге Берггольц работы В. Горевого (открыт на "Литераторских мостках" 3 мая), памятный знак пушкинцам - Героям Советского Союза, участникам ВОВ (Пушкин, открыт 8 мая), памятный знак "Блокадная колюшка" в Кронштадте (8 мая), памятник ветеранам Зеленогорска (9 мая), Сестрорецкий мемориал на территории городского кладбища (открыт 9 мая), обелиск памяти жителей Старо-Панова, погибших в годы войны (в районе ж/д станции Лигово, открыт 9 мая) и памятный знак летчикам - Героям Советского Союза (в сквере на ул. Савушкина).

Действительно, взметнуть было нечем. О памятнике Берггольц, сделанном в стиле соцреалистического плаката, я писал неоднократно. Художественный провал был предопределен институционально: полноценный конкурс не проводили, в соответствии со своим вкусом решило начальство. Не менее характерно, что у памятного знака, установленного в центре Пушкина (это простой гранитный куб), и обелиска в Лигове вообще нет персональных авторов: в первом случае что-то нарисовала "рабочая группа при администрации Пушкинского района", во втором управился муниципальный совет, в который обращались местные жители, жаловавшиеся на то, что им некуда положить цветы в праздник. Иными словами, обошлись своими силами. Хорошо, но не слишком ли просто для Петербурга? Кстати, талантливая молодежь в игры с памятниками и не суется: если пахнет деньгами, все равно не подпустят. Разрушена система создания художественно полноценных памятников, существовавшая при социализме.

Кронштадт "отстрелялся" знаком "Блокадная колюшка" скульптора Н. Чепурного. Это военизированный вариант "Чижика-Пыжика", также прикрепленный к гранитной облицовке канала. Маленькие рыбки выпрыгивают из воды в память о том, что эта сорная рыбка спасала людей во время военного голода. Любопытно, что скульптуру хотели открыть в мае 2004 г. к 300-летию Кронштадта, автором был определен профессиональный скульптор Н. Карлыханов, но тогда не было средств. Теперь скульптор другой - по имеющейся информации, ему отдали предпочтение ввиду того, что он предоставил свою работу, не потребовав гонорара.

Интересно родился новый памятник ветеранам Зеленогорска. Роды были экстренными: 30 апреля на комбинат "Скульптура" прибыли представители администрации Зеленогорска, нашли заросшую грязью гранитную фигуру воина, который держит в руках ребенка, быстро очистили ее и отвезли к себе. А 9 мая открыли. Не уверен, что они знали фамилию автора. Между тем это скульптор Евгений Черкасов (1932 - 1999), создавший гранитного солдата с ребенком в 1991 году. Тогда и позже объект этот никому не был нужен, потому что культ отменяли, а теперь пригодился. Кстати, разрешения в КГИОПе и комитете по архитектуре еще предстоит получить, поэтому об официальной установке пока помалкивают.

В связи с принятием ЗакСом нового закона о местном самоуправлении ожидается расширение прав муниципальных советов - в том числе в части установки памятников. Тогда процесс станет неуправляемым. В Управлении эстетики городской среды КГА ждут взрыва местной активности. Самодельные памятники в стиле частных захоронений и неликвиды комбината "Скульптура" густо покроют муниципальные поверхности.

Запасные инстинкты

Если соцреализм был и остается основным инстинктом наших скульптурных дел мастеров, то одним из запасных является изготовление памятников и бюстов деятелей науки и культуры. За отчетный период таковых набралось два: памятник академику Павлову и бюст академика Алферова.

Памятник Ивану Павлову (скульптор А. Дёма, архитектор И. Билибин) появился вполне закономерно: и ученый великий и всем известный, и установлен на Тифлисской улице около здания Института физиологии им. Павлова. Это полуфигура, которая в профессиональных кругах именуется анатомически: "пожопный портрет". В правой руке ученый держит рукопись в виде свитка, в левой сжимает нечто, что напоминает головной убор. Шляпу так не сожмешь, судя по всему, это кепка: видимо, в запасной инстинкт скульптора помимо воли проник инстинкт основной в виде до боли знакомой ленинской кепки.

Бюст академика Алферова, нобелевского лауреата 2000 года, был открыт в день его 75-летия (15 марта 2005 года) около здания Гуманитарного университета профсоюзов и стал первым экспонатом Аллеи почетных докторов этого учебного заведения. Автор - главный петербургский ваятель А. Чаркин, опять не сумевший добиться портретного сходства. Впрочем, никто ни сходства, ни образности не ожидал, и вообще бюст ставит вопросы не эстетические, а этические. Ведь если бы Алферов не захотел памятника при жизни, бюста бы не было. Но, значит, захотел, потому что приятно... Думаю, что для випов бюст этот ценен как прецедент. Это уже не фамилия на постаменте в списке донаторов, это штука серьезная: памятник при жизни, полагающийся по чину. Не все же, как Иван Петрович Павлов, могут спокойно ждать 100 лет после присуждения "Нобеля".

Вторым запасным инстинктом, сформировавшимся в последние 15 лет, является установка памятников монархам. В год 300-летия эта жажда была в основном утолена, но не насовсем. Отсюда принятый подарок от Церетели - жуткий Петр, брошенный на стилобате Манежа.

По этой же причине 1 июня будет открыт бюст Александра II около здания Центробанка на ул. Ломоносова. С одной стороны, закрытый стеклянным экраном фасад нуждался в каком-то "оживляже". С другой стороны, надо же как-то утвердиться в истории, для этого ее слегка пересочинив. Если кто-то думал, что нынешний Центробанк берет свое начало от советского Госбанка, родившегося после декрета Совнаркома от 4 октября 1921 года, подписанного Лениным, он сильно ошибался. Теперь все будут знать, что наши банкиры, порождены указом от 31 мая 1860 года, подписанным Александром II. Этим указом император утвердил устав Госбанка.

Кстати, Госбанк был тогда создан вследствие того, что все государственные кредитные учреждения в конце 1850-х гг. находились в глубочайшем кризисе, долг частным вкладчикам к 1859 г. составил 900 млн руб., и это грозило полным банкротством всей государственной кредитной системы. Поэтому 29 мая 1859 г. была учреждена комиссия для выработки оснований преобразования всей денежной и кредитной системы империи, а через год был создан и Госбанк.

Что же до бюста, то архитектор В. Бухаев умело поставил его на фоне дома на ул. Ломоносова. Бюст является копией работы известного скульптора Матвея Афанасьевича Чижова (1838 - 1916). Оригинал находится в Русском музее. Точнее сказать, там находятся два бюста царя работы Чижова: один точно Чижова, а другой - неточно. Тот, который "неточно", с 1911 года стоял около здания Училищного дома, посвященного 50-й годовщине отмены крепостного права (В.О., 22-я линия). Во время революции его закопали в землю около Училища, в 1930-е гг. нашли и передали в Русский музей. Там его атрибутировали как чижовский (чтобы спасти от переплавки), но в последние годы в авторстве возникли сомнения. Возможно, это некий типовой бюст работы какого-то малозначительного скульптора начала ХХ века, который отливали тиражом в сотни экземпляров для установки по всей империи (тогда он стоил 25 руб.).

Вот этот бюст работы псевдо-Чижова. Бдительнее надо быть, товарищи, все-таки с деньгами работаете!

Скошенные

Была поддержана и традиция антикоммунистической символики: во дворе университета 29 октября 2004 г. был открыт скромный памятный знак универсантам - жертвам политических репрессий (автор Г. Постников). Композиция называется "Скошенные": изображены остатки ног - словно после покоса, что сразу напоминает статью одного из "скошенных", Осипа Мандельштама, - "Пшеница человеческая".

В Сестрорецке 21 апреля 2005 года также открыли памятный знак "скошенным" - жертвам аварии на Чернобыльской АЭС. Шар, обозначающий атомное ядро, пробивает стену, на которой образовались трещины. Это народная самодеятельность в исполнении муниципального совета МО "Сестрорецк" и отделения организации "Союз "Чернобыль"" Курортного района. Явно заимствованы идеи памятника жертвам радиационных аварий и катастроф работы В. Бухаева (в парке Сахарова).

Что касается декоративной скульптуры, то она представлена только одним образцом - композицией "Перекур" Арсена Аветисяна (1971 - 2004), погибшего в прошлом году в автокатастрофе. Изображена композиция из двух тел: снизу - мужчина, делает фигуру, именуемую "кольцом", на его поднятых над головой ногах разместилась акробатка с обнаженным отполированным задом. Оба курят. Объект открыт 20 мая этого года во дворе филфака университета.

Доски

Мемориальные доски - отдельная тема. Перспективного плана нет, обсуждения нет, все делается втайне и экспромтом, достаточно какой-то инициативной группе захотеть - и доска на стене. Независимо от культурного значения доски удостаиваемого. Например, 12 мая открыли мемориальную доску Михаилу Дудину на доме, где он жил (М. Посадская ул., 8). На открытии, естественно, никто не вспомнил, что это был типичный советский поэт, всегда делавший то, что требовалось партии. Надо - подписывает письмо против Сахарова, надо - одобряет решения очередного съезда. Собственно говоря, именно ввиду этого послушания он сейчас и удостоился доски: время такое, что ценятся послушные. Естественно, никто не говорил на открытии доски о том, что поэтом он был средним: сейчас-то качество художественного текста вообще значения не имеет. Показательно, что не пришло в голову открыть доску знаменитому литературоведу Ямпольскому, который, кстати, жил в том же доме на Посадской. Или Лидии Гинзбург. Или Ольге Фрейденберг, знаменитой античнице, книги которой, в отличие от книг Дудина, переиздают непрерывно.

Летний бум

Спокойствия нет никакого. То сообщают о намерении поставить "Памятник вороне" работы В. Петровичева, и мы в напряжении ждем, то скульптор Т. Мурванидзе всех оповещает о том, что создал модель Чижика-Пыжика высотой 2 метра и что фигура в гипсе уже находится на "Монументскульптуре", ожидая отливки в бронзе. Кстати, именно Мурванидзе толкал идею установки к 300-летию Петербурга (в виде подарка от Грузии) памятника Товстоногову, изображенного в виде кентавра, так что создание монстров для этого скульптора - обычное дело.

Ожидается, что 31 мая жюри окончательно выберет один из трех проектов "Жены моряка". Выбирать надо между проектами Н. Карповой, О. Жогина и Р. Ручкина. Эксперты, правда, сомневаются, что фонд, организующий конкурс, имеет средства на создание объекта - безрезультатный процесс тянется с марта 2004 года.

К более спокойным планам относится установка в середине июня декоративной скульптуры на пешеходной зоне на ул. Правды: бронзовые "Три ангела" Б. Сергеева, чугунные "Слепец" и "Агитатор" Д. Каминкера с рупором в руках. Надо же чем-то украсить эту километровую автостоянку, а "Агитатор" к тому же прямо соответствует тематике улиц Социалистической и Правды. Эти работы были одобрены Художественным советом.

В Кронштадте собираются воздвигнуть памятный знак, посвященный 150-летию установления дружественных отношений между Россией и Японией.

Летом возможна установка Ники работы Церетели на колонне "Воинская слава" у Троицкого собора на Измайловском пр., после чего полностью укомплектованный памятник (чугунная колонна была смонтирована на гранитном основании еще в июне 2004 года) можно будет торжественно открывать. Комплектация сложная: гранитное основание, чугунная колонна (высота с основанием 22 м), затем шар, а на нем Ника Зурабовна высотой 4 м. Были трудности со стыковкой Ники с "подставкой" из-за отклонения конструкции колонны от проекта, к тому же после обрушения аквапарка в Москве проектировщики решили умощнить всю конструкцию (тем более что Ника имеет одну опорную точку - стоит на носке ноги).

А в Адмиралтейском районе идет подготовка к открытию памятника Циолковскому работы Л. Бейбутяна, который стоит на берегах речки Таракановки заколоченный досками с 14 ноября 2003 года и ждет, когда же вокруг него, наконец, окажется не помойка, а благоустроенная территория. Работы ведутся долго и тщательно, словно строят космодром. Открытие назначали и переносили шесть раз, пока это рекорд, но Константину Эдуардовичу - в отличие от Жореса Ивановича - уже некуда торопиться.

Михаил Золотоносов

"Петербургу нужна градостроительная дисциплина!" Александр Викторов  »
Юридические статьи »
Читайте также