Дороже денег

Крупный бизнес научился "договариваться" с таможней

В начале декабря проект нового Таможенного кодекса будет передан в бюджетный комитет Госдумы. Первое чтение прошло в 1999 году, и с тех пор документ был практически переписан. Ожидается, что его примут во втором чтении до конца года. Участники думского экспертного совета по принятию кодекса утверждают, что основные противоречия урегулированы. Но именно от деталей, вокруг которых продолжается спор, зависит то, как будут чувствовать себя предприниматели. Свой взгляд на проект кодекса руководитель рабочей группы РСПП по вступлению в ВТО и реформе таможенной политики, глава холдинга "Северсталь-групп" Алексей Мордашов и член бюджетного комитета Госдумы, экс-председатель Государственного таможенного комитета Валерий Драганов изложили корреспонденту "Известий" Екатерине Выхухолевой.

Алексей Мордашов:

- Как удается преодолевать разногласия по поправкам, заключенным в разных вариантах проекта кодекса?

- Пока у нас не было такого, чтобы кто-то не хотел уступать. Есть вариант поправок, разработанный рабочей группой РСПП. В нем учитывается как правительственный вариант поправок ко второму чтению, так и пакет поправок, разработанный депутатами. Большая удача, что все, кто принимал участие в разработке кодекса, хотели создать документ, отвечающий определенным принципам. Он должен быть прямого действия, должен способствовать бизнесу, должен заставить таможню выполнять ее обязанности. Все также исходят из принципа конкурентности, прозрачности, свободы выбора, сокращения коррупции.

- Вы говорите, что новый закон будет способствовать развитию бизнеса. В чем ошибки старого кодекса?

- Я не специалист. Но я знаю таможенную практику, которую этот кодекс позволяет.

Валерий Драганов:

- Вы были председателем Государственного таможенного комитета и работали по нынешнему кодексу. Какие из его отрицательных сторон вы могли бы назвать?

- Самый большой недостаток действующего кодекса состоит в том, что любую его норму можно обратить против лица, соблюдающего законы. Эта проблема может быть решена, так как новый кодекс будет более четко формулировать права, обязанности и полномочия таможенников. Второй недостаток - в том, что он направлен не на облегчение торговли, не на прозрачные отношения, а, наоборот, на сдерживание экспорта-импорта и колоссальное количество громоздких процедур. Я тоже имею отношение к тому, что сейчас творится: я был 12 лет заместителем председателя ГТК, на меня можно повесить все. Но мы менялись вместе с обществом. Когда оно стало морально деградировать, переходя сначала на повальную мзду, а потом и на взятку, которая для некоторых стала нормой. Эта трясина не обошла и таможенников.

- Таможенная практика порой крайне негативна. С одной стороны, участники внешнеэкономической деятельности (ВЭД), вступая в сговор с некоторыми недобросовестными таможенниками, нарушают закон и провозят контрабанду. С другой - участник ВЭД нередко оказывается ее заложником, страдает от бюрократизма и сложности процедур.

- Как это учитывается в новом кодексе?

- Одним кодексом этого не решишь. Но в нем будут жестко прописаны сроки таможенного оформления, будет жестко зарегламентировано количество документов, которые необходимо предоставить на таможню. Все формулировки будут исчерпывающими, не будет никакой возможности вольного толкования. Четко закреплено право участника ВЭД на свободу выбора склада временного хранения, четко определено право предпринимателей на формирование околотаможенной инфраструктуры. Сегодняшний кодекс в том виде, в каком он готовится, базируется на принятом во всем мире принципе, что таможня должна стремиться пропускать товар как можно быстрее. А проверка участника ВЭД осуществляется уже на основании так называемого пост-контроля (проверки после доставки товара. -"Известия").

- Предусматривается ли сокращение функций таможенника?

- Пограничный таможенник после принятия кодекса будет выполнять очень конкретные технологические функции. А право выбора остается за ГТК. Мы считаем, что на более высоком уровне обществу проще контролировать этот процесс и проще добиться того, чтобы высокие посты занимали люди с высокими жизненными ценностями. Разделяются функции пропуска, принятия решений и контроля. Делать это будут разные люди. И договориться с ними будет сложнее: они будут находиться на разных уровнях административной лестницы, в разных географических точках.

- Известно, что одна из поправок подразумевает создание консультативного совета. Что это такое?

- В ходе обсуждения в РСПП мы пришли к выводу, что необходимо создать общественный совет по таможенным вопросам, который состоял бы из представителей бизнеса, депутатов, политиков. Совет должен носить консультативный характер, и его руководство должно иметь прямой контакт с руководством ГТК. В совете могли бы проходить обсуждения таможенного законодательства. Очевидно, что вслед за принятием кодекса придется принимать поправки. Вторая задача - обсуждение таможенной практики. В этот орган обращались бы участники ВЭД, у которых есть предложения по улучшению законодательства или с которыми несправедливо обошлась таможня. Этому давалась бы оценка, которая обсуждалась бы с руководством ГТК для принятия решений.

- Предполагается ли, что решения совета могли бы использоваться в судах?

- Нет, об этом речи не идет, поскольку будет слишком много соблазнов и у таможенников или бизнесменов может возникнуть желание полностью взять совет под свой контроль. Хотелось бы этого избежать.

- В проекте кодекса заложены льготные режимы для "прозрачных" и добросовестных компаний. Значит ли это, что кодекс дает преимущества крупному бизнесу и не оставляет шанса малому?

- Крупный бизнес уже нашел достаточно эффективные способы жизни в этой среде и не страдает от плохой практики таможни. Крупному предприятию гораздо легче найти общий язык с государственными структурами, чего нельзя сказать о малом бизнесе. В новом кодексе у участников ВЭД будет больше прав защищать свои интересы в суде. Главным образом от этого выиграют небольшие и средние компании, не имеющие возможности содержать большой штат юристов и специалистов по таможенному делу.

Валерий Драганов, депутат Госдумы:

"Суммы взяток превышают прибыль мелких и средних компаний"

Сегодня нужно менять законодательство. Не может сумма взятки превышать прибыль мелкой или средней компании. Тогда ни о каком таможенном регулировании не может быть речи.

- В одном из своих выступлений вы говорили о том, что, какой бы вариант кодекса ни приняли, вы потом все равно проведете свои поправки.

- Пока у меня есть полномочия, я буду улучшать кодекс своими поправками, чтобы сделать его таким, каким я его вижу. В любом другом законе у меня есть позиция, и я ее провожу - до тех пор, пока она не противоречит позиции фракции. Единственный закон, где так жестко я не действую, - это таможенный кодекс. И все это из-за дурных российских привычек. У нас в человеке, побывавшем на руководящем посту, обязательно видят "реваншиста", который спит и видит, как бы вернуть свое кресло. Конечно, есть принципиальные вещи, когда я стою на своем. Во-первых, кодекс должен быть прямого - и только прямого - действия. Во-вторых, рассмотрение жалоб, поданных в суд или в административные органы, не должно останавливать деятельность хозяйствующего субъекта. Вот эти позиции - святые, так как кодекс мы делали в том числе и для судебных органов. А такого вопроса, как, скажем, должен быть в системе таможенный брокер или нет, в принципе не существовало. Мне важно, что это представитель, уполномоченный другим лицом исполнять процедуры, связанные с таможней. Важно, что он не любимчик, не антагонист и не изгой.

- То есть по большинству вопросов так или иначе удалось достичь согласия и споры остались только по деталям?

- Более того, мы продвинулись серьезно в поиске компромисса. Мы убрали из кодекса тарифную часть, сократив объем документа и время на его рассмотрение. Я хотел бы включить в кодекс таможенный тариф консолидированным, но правительство считает, что пока рано, и я согласился. Пришлось проявить гибкость и в других вопросах. Например, в нетарифном регулировании, которое по-прежнему должно остаться за правительством. Взамен мы в кодексе запишем критерии, по которым правительство может принимать решения о защитных мерах, о применении компенсационных и сезонных пошлин, антидемпинговых законов.

- Новый кодекс урезает полномочия таможенников?

- Вряд ли есть другой орган, который имел бы столько функций - налогового и валютного контроля, оперативно-розыскной деятельности, правоохранительного, военизированного органа. Это колоссальное сосредоточение инструментов влияния. Предполагается, что ими таможня должна защищать общество. Но жесткие санкции, прописанные в Уголовном и Административном кодексах за таможенные преступления, заставляют делать Таможенный кодекс либеральным. Иначе, имея расплывчатый закон, оказываешься во власти распаленного воображения чиновника. Тебя толкают на нарушения, за которыми следуют тюрьма и конфискация имущества. И в этом смысле сегодня игра несправедлива.

- Не получится ли, что новый кодекс даст недостаточно прав малому бизнесу?

- Для него предусмотрено самое большое преимущество - правовая норма будет одинаково записана и для сапожника, и для таможенника. Сегодня некоторые крупные предприниматели договорились по-своему. У них есть специальный бюджет, который тратится в том числе и на взятки. А мелкие предприниматели не имеют ничего. Ведь кодекс трактуется, как заблагорассудится недобросовестному таможеннику. И мелкому бизнесмену остается только откупаться. И он это делает. Новый кодекс даст импульс предпринимательской инициативе. Сегодня мало иметь хорошие налоги, необходимо снимать и административный барьер. Кодекс должен повысить инвестиционную активность иностранных компаний, а российский бизнес должен выйти из кустов. Тогда и денег в бюджете будет больше.

Таможенные органы РФ за июнь 2002г. перечислили в доход федерального бюджета 47,5 млрд. руб.  »
Юридические статьи »
Читайте также