Ректор санкт-петербургского государственного Горного института Владимир Литвиненко: сверхприбыль у компаний необходимо забирать

Правительственные новации по переписыванию некоторых статей налогового законодательства уже вызвали шквал критики и депутатов и капитанов отечественной индустрии. В числе недовольных - "Газпром", "Итера", "ЮКОС", "Русал". Владимир Литвиненко, ректор Санкт-Петербургского государственного горного института и бывший научный руководитель Владимира Путина, тоже оказался в числе противников правительственных законопроектов. В интервью корреспонденту "Известий" он рассказал, что, по его мнению, планируемые правительством меры фактически переложат налоговое бремя с европейских потребителей на население и экономику России, спровоцируют рост цен на "голубое топливо" и откроют путь для экспансии в Россию газа из СНГ.

- Правительство намерено устроить бархатную налоговую революцию. Предполагается, что снижение Единого социального налога и НДС оплатят газовики и нефтяники: власти намерены повысить экспортную пошлину на газ с 5 до 20% и увеличить налог на добычу полезных ископаемых. Как вы это оцениваете?

- Если коротко - очень плохо. Президент в своем послании указал на крайне неэффективную работу правительства по повышению конкурентоспособности экономики. Правительство в ответ активизировало налоговую и административную реформы. На самом деле то, что сегодня делается с изменением налогов, говорит о том, что правительство боится, что, снижая налоги, оно превратит страну в офшор. И оно пошло по самому простому, но для нашей сырьевой страны самому страшному пути. Правительство явно реализует такую идею: чтобы понизить налоговую нагрузку для обрабатывающих отраслей, существенно повышаются налоги на сырьевой сектор.

Правительству необходимо разобраться, чего оно добивается. Надо разработать такую систему организации налогообложения, которая и повысила бы конкурентоспособность экономики, и позволяла бы эффективно работать недропользователям. И прежде чем навязывать нововведения в налогообложении, следует разобраться со схемой его организации. Какой тип налогообложения мы должны иметь в добывающем комплексе - налог на прибыль или налог на добычу? Каковы должны быть ставки налогообложения? И, наконец, база налогообложения - нормы амортизации, дополнительные налоги, временные налоговые льготы.

- Как считают многие экономисты, из-за перекосов структуры российской экономики и в том числе от низких тарифов монополий сверхдоходы получают лишь несколько крупных компаний, которые специализируются на добыче полезных ископаемых.

- Да, есть такое мнение. Понятно, что сверхприбыль у компаний необходимо забирать, если учитывать, что полезные ископаемые России находятся в общественном владении. Общество же, получается, поручило правительству в интересах этого общества управлять этой уникальной собственностью. А управляет-то правительство, и как мы видим, управляет крайне неэффективно.

Да, сверхдоходы необходимо забирать, но при этом не надо забывать, что получающих их компаний всего 10-15, не более. И чтобы забирать сверхприбыль, правительство должно предложить налоговую схему. Пока ее, к сожалению, нет. А все, что сейчас предлагается правительством, лишь усиливает существующие диспропорции.

- Можете ли вы оценить последствия прохождения пакета правительственных законопроектов через Думу? Что это будет означать, например, для "Газпрома"?

- При новых налоговых ставках "Газпром" будет платить дополнительно в бюджет около $1 млн в год, но в нынешних условиях эта сумма даже для монополии просто неподъемная из-за того, что "Газпром" фактически дотирует внутренний рынок.

- А что будет с остальными газодобывающими компаниями после того, как изменится система налогообложения?

- Сейчас основной баланс добычи газа по России формируется за счет разработки двух принципиально различных по горно-геологическим и технологическим условиям групп месторождений - газовых и газоконденсатных. Эти различия отражаются и в уровнях производственных издержек на добычу, подготовку и транспортировку газа. Удельные затраты на освоение газоконденсатных месторождений в 1,8-2,0 раза превышают затраты на освоение "сухого" сеноманского (залегающего близко к поверхности. - "Известия") газа. Планируемое установление единой ставки на газ по сути является запретительной мерой для разработки газоконденсатных месторождений.

- Нефтяники утверждают, что планируемые правительством новации делают невыгодной и добычу попутного нефтяного газа. Но при разработке налоговых поправок Минфин, вероятно, должен был просчитать последствия изменения налогов для операторов этого рынка.

- Министерство финансов признает, что при установлении налоговой ставки в размере 193 рубля за тысячу кубометров газа рентабельность продаж газа на внутреннем рынке становится равной нулю. В данной ситуации положительная экономика ОАО "Газпром" обеспечивается только ценой реализации газа на экспорт. Но это тоже ненормальная ситуация.

Независимые же производители газа, не имеющие доступа к экспорту и занимающиеся освоением более сложных, глубокозалегающих и затратных газоконденсатных месторождений, будут вообще вынуждены остановить их эксплуатацию.

- Однако в Минфине утверждают, что повышение налогов будет компенсировано за счет свободной цены реализации газа на внутреннем рынке.

На практике в условиях отсутствия реального рынка газа "свободная" цена фактически превышает цену Федеральной энергетической комиссии (ФЭК) на 10-12% и не может покрыть объективно высоких затрат, связанных с освоением этих месторождений. На самом деле замена существующего сейчас 30%-ного акциза при экспорте газа в дальнее зарубежье на экспортную пошлину и налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) фактически перекладывает налоговую нагрузку с западноевропейских потребителей на население России и ее экономику.

Механизм, который предлагает Министерство финансов, ранее выдвигался Министерством экономического развития. Но он может быть воплощен только при одновременном реформировании газовой отрасли, которое затормозилось. В случае принятия предложения по введению единой налоговой ставки на "сухой" сеноманский газ и "жирный" газ газоконденсатных месторождений, имеющих принципиально различные затраты на освоение, совершенно очевидно, что начнется ускоренная отработка дешевого сеноманского газа.

Налоговый запрет на разработку газоконденсатных месторождений приведет к тому, что в ближайшей перспективе месторождения этого относительно дешевого сеноманского газа будет выработаны. В итоге Россия останется с изношенной газотранспортной системой и низкокондиционными, высокозатратными запасами газа, освоение которых потребует уже резкого увеличения цен на "голубое топливо" и столь же значительного снижения налоговой нагрузки на газовую отрасль.

- То есть еще и население за все это заплатит? Но правительство, наверное, тоже можно понять: оно снижает налоги, и ему требуется заткнуть дыру в бюджете. Почему бы это не сделать за счет газовиков? А когда дешевый газ кончится, и потребуются большие инвестиции, тогда и налоги на отрасль снизят.

- Но к тому времени газовая отрасль окажется на грани гибели. Налоговые новации Минфина остановят освоение газоконденсатных месторождений, на долю которых, согласно Энергетической стратегии, к 2020 году должно будет приходиться не менее 50% баланса газа России. Планируемые правительством фискальные новшества на самом деле приведут к двукратному сокращению газового баланса страны. А значит, вместо роста налогооблагаемой базы и занятости населения, связанной с освоением российских газоконденсатных месторождений, очевидно, предполагается увеличение поставок из СНГ.

- Но ведь в странах СНГ газ дешевле российского. Что в этом плохого?

- Конечно, импортный газ полезен России, но в строго дозированных объемах. Ведь речь идет об энергетической безопасности страны.

- Вокруг налогов в нефтянке тоже было сломано немало копий. Но, как утверждают в некоторых компаниях, реформирование налоговой системы пошло на пользу компаниям. В частности, введение единой ставки НДПИ, как говорят нефтяники, сделало налоговую систему внятной и сократило до минимума пространство для коррупции. Правда, есть и пострадавшие, о чем президент Татарстана Минтимер Шаймиев доложил не так давно Владимир Путину.

- Единая ставка налога означает универсальный подход: вне зависимости от качества месторождений компании платят одинаково. Но одинаковых месторождений нет. Различия в характеристиках месторождений - это и есть их рентные особенности, которые оказывают существенное влияние на эффективность их освоения, на инвестиционную привлекательность компаний. К сожалению, более года мы говорим о необходимости перехода на дифференцированную налоговую ставку, которая бы отвечала за качественные и количественные показатели эксплуатируемых месторождений. Итог понятен - большая часть горнодобывающих компаний, работающих на низкорентабельных месторождениях, фактически дотируются компаниями, работающими на высокорентабельных месторождениях.

- Но ни для кого не секрет, какая из нефтяных компаний была заинтересована во введении единого налога.

- Вот вам и ответ, откуда появляются компании с высокими сверхдоходами. Мы их кормим за счет непонятной налоговой системы. При этом правительство все это прекрасно знает и, я уверен, знает и простоту решения этой проблемы. Но почему-то действует наоборот.

Екатерина Кравченко

В.Путин заявил о возможности снижения эффективной ставки единого социального налога с 2005г.  »
Юридические статьи »
Читайте также