Вертикаль и горизонталь

Месяц назад я предостерегал: не спешите отбивать ладоши рукоплесканиями и лбы поклонами - президент может и передумать. На неделе проявились первые признаки того, что именно так и происходит: на встрече с тележурналистами, в интервью чилийцам, в пояснениях Совету Европы прозвучали (или, самое меньшее, почудились) нотки некоторого смятения. Президент еще не передумал, но, судя по всему, призадумался над тем, что же ему на самом деле подсунули. Президент - и те, кто думает вместе с ним. Дальнейшее укрепление вертикали оборачивается всегдашней горизонталью - неприметно разлегшимися в траве граблями, на которые так и тянет наступить, - со всеми стремительно вырастающими в высоту (и в пустоту) последствиями.

Сильный юридический отдел был в администрации у Ельцина, пока он его после "переизбрания" в 1996 году не разогнал. Путин перебросил своего лучшего правоведа Козака сперва в правительство, а потом на Кавказ, - и безграмотность законодательных новелл сразу же достигла критического уровня. Ситуация усугубляется тем, что машина для голосования, именуемая думским большинством, коллективного разума лишена напрочь (и инстинкта самосохранения, выходит, тоже) - и на ура встречает любую августейшую блажь. Конституционный суд, напротив, ни здравого смысла, ни, главное, совести не лишен - как минимум в лице своего председателя Зорькина, - и до него невежественно-наглым кремлевским стряпчим дело лучше не доводить. Правда, Конституционный суд и сам спешить с рассмотрением поправок, инициированных 13 сентября, не станет - здравый смысл, все-таки. А значит, и инстинкт самосохранения.

Когда президент впервые озвучил ставшие на прошлой неделе сомнительными инициативы, все решили, что столь парадоксальным путем нас хотят отвлечь от мысли о бесланской трагедии и о беспомощности спецслужб перед ее повторением. Последние утечки из Кремля свидетельствуют о другом: однозначно сырые и безнадежно антиконституционные поправки подсунули президенту, чтобы отвлечь в первую очередь его самого. Сам Козак попросился на Кавказ или его туда откомандировали, но, так или иначе, у него алиби: эту глупость - в том виде, в котором она предложена законодателям (и уже одобрена ими), - придумал не он. Хотя, не исключено, что-то в этом роде он разрабатывал и прорабатывал, но понятно, что у него это выглядело бы по-другому.

Однако и реформы по Козаку - юридически, как правило, безупречные - грешат несистемностью, оборачивающейся в наших условиях антисистемностью, - и реформа правительства яркий тому пример. Правительство сделали трехуровневым, чтобы оно а) работало; б) не брало взяток. В результате правительство как рабочий механизм полностью парализовано, а расценки - и за решения, и за сами должности, начиная со столоначальника, - возросли чуть ли не втрое.

Несистемность, оборачивающаяся антисистемностью, сквозит и в наскоро подгоняемых сейчас под "рост и размер" страны инициативах от 13 сентября. Губернаторы возвращаются в Совет Федерации? Очень хорошо! Но губернаторы-то уже назначаемые - что им делать в высшей законодательной власти? Мэров будем избирать - спасибо Совету Европы, - но это не административная вертикаль, а гарантированное двоевластие. Или, вернее, троевластие - ведь избранный (пусть и не прямым голосованием) глава законодательного собрания субъекта Федерации будет - для начала в отдельных случаях - авторитетнее губернатора-назначенца. Как несколько лет назад в Кемеровской области, где губернатором был ельцинский назначенец, а главой законодательного собрания - Аман Тулеев. Власть назначенцев в губерниях быстро сравняется с властью полномочных представителей президента в округах, то есть окажется эфемерной. И замкнута будет не на закон (законы у нас не работают - ни умные, ни глупые) и даже не на волю президента, а на рейтинг президента. Ну а что произойдет с рейтингом президента через год-другой - понятно: его будут "рисовать" представители какой-либо школы социологии.

То есть сгоряча придумали какую-то ерунду. И дружно проголосовали за нее в Думе. И обратного хода, конечно, нет. Но можно спустить дело на тормозах без потери лица - только не очень понятно как. И на лице у президента (с поправкой на профессиональное бесстрастие) написана неудовлетворенность промежуточными результатами этих поисков.

Правда, интеллектуалы, жадною толпой стоящие у трона, могут спросить у своего независимого (а значит, и незадачливого) собрата: "Если ты умный, то почему такой бедный?" И ответа на этот вопрос у него не найдется.

Равно как и у них - на все остальные.

Виктор Топоров, "Политический журнал" - специально для "ПЧП"

Права законодателей будут расширены  »
Юридические статьи »
Читайте также