Центробанк сможет все Если проект Минфина станет проектом

Минфин по-своему понял задание премьера написать более либеральный проект закона о валютном регулировании. Последний вариант документа, внесенный вчера министерством в правительство, предлагает наделить Центробанк и кабинет правом ограничивать любые капитальные операции и приостанавливать их на полгода. Предприниматели проектом недовольны, хотя и обнаружили в нем некоторые послабления по сравнению с действующим законом.

В начале октября премьер Михаил Касьянов прочитал подготовленный Минфином законопроект "О валютном регулировании и валютном контроле" и попросил доработать его "в направлении дальнейшей либерализации". Внесенный Минфином в правительство документ (его копия имеется в распоряжении "Ведомостей") наделяет Белый дом и ЦБ практически неограниченными полномочиями.

По проекту Минфина Центробанк в любой момент может потребовать от участников рынка перед совершением капитальных операций разместить в ЦБ беспроцентный депозит сроком до двух лет и объемом до 50% суммы операции (в предыдущем варианте законопроекта говорилось о 20% ). Подобное требование может возникнуть при получении и предоставлении валютного кредита (если в операции участвует нерезидент) , при покупке иностранной валюты, при операциях с ценными бумагами, включая рублевые, и в ряде других случаев. ЦБ может также потребовать от банка или компании открыть счет для проведения отдельных видов операций и установить режим счета. А правительство может ввести "валютный карантин" - потребовать от участников рынка отложить капитальные операции сроком не более чем на полгода (ранее вице-премьер Алексей Кудрин заявлял, что "карантин" будет вводиться "на один-два месяца").

Все это ЦБ и правительство смогут делать постоянно, но в их арсенале появляются и "временные меры" - например, любые количественные ограничения на капитальные операции. "Временные меры" вводятся на срок не более 180 дней, после чего их необходимо узаконить. Для этого ЦБ или Минфину нужно в течение срока действия чрезвычайных мер внести в правительство соответствующий законопроект. Причем даже по истечении этого срока ограничения будут действовать - вплоть до принятия или отклонения этого закона. На практике это будет означать, что "временные меры" в любой момент могут превратиться в безвременные, поскольку между внесением документа в правительство и рассмотрением в Госдуме может пройти несколько лет. Кроме того, ничто не мешает Центробанку ввести очередные "временные меры" ровно через день после окончания предыдущих, замечает партнер "Пепеляев, Гольцблат и партнеры" Иван Хаменушко. По словам чиновника в правительстве, просившего не указывать его имени в печати, предложение Минэкономразвития прописать условия, при которых у ЦБ возникают такие права, скорее всего, не найдет понимания у премьера, который завтра проводит совещание по поводу законопроекта. "Как, например, прописать в законе кризис в Южной Корее в 1997 г. , который был одной из причин российского кризиса 1998 г. ? " - говорит собеседник "Ведомостей".

А авторы проекта верят, что с заданием премьера справились и написали вполне либеральный документ. "Критикуя наш законопроект, предприниматели забывают, в каких условиях живут сейчас", - сказал "Ведомостям" источник в Минфине.

Некоторые положения законопроекта действительно стали более либеральными по сравнению с предыдущим вариантом. Например, под "текущими" чиновники готовы понимать операции сроком не 90 дней, а 180 дней. Кроме того, в законе прямо написано, что индивидуальные разрешения на проведение валютных операций "не допускаются" (правда, за исключением специально оговоренных случаев, среди которых открытие счетов в иностранных банках и вывоз валюты юрлицами). И, наконец, в законе говорится, что все операции, порядок проведения которых специально не установлен, проводятся без ограничений. Сейчас регуляторы рынка исходят из прямо противоположного принципа - все, что не разрешено, запрещено, говорит Иван Хаменушко. "По масштабности это нововведение сопоставимо с презумпцией невиновности налогоплательщика. Это очень сильная вещь", - говорит эксперт. Партнер санкт-петербургского офиса Ernst & Young Ольга Литвинова добавляет к этому, что сейчас процедура получения разрешения на проведение валютных операций "никому не ведома, так как не существует на бумаге". На таком фоне даже требование о депонировании 50% суммы операции кажется эксперту не таким уж страшным. "По крайней мере, это хоть в какой-то степени объективный критерий", - говорит Литвинова.

Но участники рынка считают, что некоторые нововведения серьезно усложнят их работу. Сотрудник крупной инвестиционной компании анонимно жалуется на то, что объектом валютного регулирования становятся операции с ценными бумагами, включая рублевые. А старший эксперт по финансовым вопросам и налогообложению московского офиса корпорации Mitsubishi Екатерина Емельянова считает, что принятие предложенного Минфином закона о валютном регулировании лишь ухудшит инвестиционный климат. "Ни один иностранец не будет вкладывать деньги в российское производство на таких условиях. Никто не захочет работать под угрозой введения таких ограничений", - говорит Емельянова.

Наталья Неймышева

Спор о чрезвычайке Сорвал заседание кабинета о валютном регулировании  »
Юридические статьи »
Читайте также