"Не всех устраивают ответственность, ритм и напряженность, которые я устанавливаю"

Прокурор Петербурга Сергей Зайцев: "Не всех устраивают ответственность, ритм и напряженность, которые я устанавливаю"

Недавно прокурором города был назначен Сергей Зайцев, ранее занимавший пост прокурора Чувашской республики. Сейчас он входит в курс дела. О первом впечатлении от Петербурга, своем видении борьбы с преступностью, а также о складывающихся взаимоотношениях с городскими политиками Сергей Зайцев рассказал корреспонденту "Известий" Алексею Смирнову.

ИЗВЕСТИЯ: Сергей Петрович, как произошло ваше назначение в Петербург?

СЕРГЕЙ ЗАЙЦЕВ: Прокуратура - это строго централизованная система, и расстановку кадров осуществляет непосредственно генеральный прокурор. Пригласили в Москву, в Генпрокуратуре состоялся разговор, мне была предложена эта должность. Мы люди в погонах, у нас долго не обсуждается - нравится или не нравится. С 22 сентября я нахожусь здесь.

ИЗВЕСТИЯ: Какие задачи поставил Генпрокурор России Владимир Устинов?

ЗАЙЦЕВ: Да, у нас состоялась такая беседа. Специфика одна - обеспечить законность. Разумеется, северная столица, крупный город, гордость всей страны... Но две главные задачи прокуратуры любого субъекта - надзор за соблюдением законности и борьба с преступностью.

ИЗВЕСТИЯ: Какие-то отличия нынешней работы от предыдущей вы уже обнаружили?

ЗАЙЦЕВ: Работа, в общем, одинакова во всех регионах страны. Только здесь ее больше, она более интенсивна и насыщенна. То, что происходило раз в месяц в Чувашии, здесь происходит раз в неделю. Работать приходится намного больше, чем в последний год мне приходилось в Чувашии. Хотя там была отлажена система управления, аппарат и районное звено знали свои обязанности, было легко все отслеживать и принимать своевременно меры. Здесь пока вхождение в новую должность не закончено.

ИЗВЕСТИЯ: Вас удовлетворяет система работы, сложившаяся в петербургской прокуратуре?

ЗАЙЦЕВ: Есть поговорка: "новая метла по-новому метет". Я, например, привык полностью владеть обстановкой, должен знать, что ежедневно происходит во вверенном регионе. В этом плане сейчас мы работу совершенствуем. Есть, конечно, нарекания, замечания, есть и недовольство, поскольку обнаружились серьезные упущения на определенных участках.

Намечено очень много внеплановых проверок в районных коллективах. На мой взгляд, что проблематично - это большие коллективы в районах. Сложно ими управлять. Есть коллективы по 60 человек. Конечно, прокурору не всегда удается проверить, чем занимается его подчиненный. Это отражается на интенсивности и эффективности работы.

У нас кое-какие меры придуманы, в частности созданы мобильные группы, которые выезжают внепланово в район. Причем никто не знает, в какой район и когда поедет эта группа во главе с прокурором города или его заместителем. Проверяются не уголовные дела, а система управления. И дается оценка, поверьте, очень принципиальная, зачастую жесткая.

ИЗВЕСТИЯ: Недавно подал в отставку один из ваших заместителей, Александр Жуков. Вообще, говорят, сотрудники жалуются на невыносимые условия и на чрезмерный контроль за их работой...

ЗАЙЦЕВ: Всем нам когда-то придется уходить. Люди устают, люди вырабатываются. В некоторых случаях их просто не устраивает место работы. Поэтому делать неправильные выводы я бы поостерегся. Действительно, заявление Жукова через меня было направлено генеральному прокурору. Скажу честно: я был удивлен его рапортом. Он прямо сказал, что вопрос решенный - есть предложения более лучшего материального порядка. Ведь юристы из нашей системы очень востребованы. Приказ состоялся, с 26 ноября он находится на заслуженном отдыхе.

Что касается ротации кадров, могу прямо сказать, что я привык работать с теми людьми, которые есть. Другое дело, что не все выдерживают мои требования, не каждого устраивает тот ритм, та напряженность, та ответственность, которые я устанавливаю. Бывает, что люди уходят. Но за время своей работы я ни одному человеку не сказал: "Уходи, ты меня не устраиваешь". Люди, как правило, сами это чувствуют, и мы расстаемся добровольно.

Требования жесткие, система у нас полувоенная, все носим погоны, все принимали присягу, нам доплата идет за напряженность работы. Но и обстановка оперативная такова, что работать надо не от и до, а столько, сколько нужно. И качественно работать, чтобы не вызывать упреки и нарекания со стороны населения, которому мы призваны служить. Это не всегда удается.

ИЗВЕСТИЯ: Какие у вас отношения с властью?

ЗАЙЦЕВ: Политика нас не касается напрямую, хотя мы тоже люди государственные и находимся в тесном взаимодействии с органами власти. Я бы сказал, что отношения у нас складываются конструктивные. Документы прокурорского реагирования, направленные, например, в ЗакС, находят полное понимание вопроса, нет никакого неприятия либо необоснованного противодействия.

С Валентиной Ивановной мы встречаемся практически раз в неделю, обсуждаем вопросы, обмениваемся информацией. Я предлагаю те меры, которые, на наш взгляд, надо принимать для профилактики преступности. Она всегда откликается на все эти предложения, переводя их в политическую плоскость.

Власть всех уровней должна участвовать в борьбе с преступностью. И здесь мы - союзники. Сегодня этими вопросами должны заниматься не только исполнительные органы власти, но и муниципалитеты, а этого явно недостает. Сейчас разработаны программы борьбы с преступностью в каждом районе, затем они будут объединены в единую городскую программу.

ИЗВЕСТИЯ: Вы подгоняли депутатов Заксобрания, медлящих с определением численности следующего созыва городского парламента. Они уже больше года решают: сколько их будет - 50 или 100. По закону у них остался месяц на решение проблемы, после этого вы можете подать в суд, а тот - принять решение о роспуске ЗакСа. В суд подадите?

ЗАЙЦЕВ: Вопрос действительно перезрел, и мы намерены в кратчайшие сроки привести закон в соответствие с федеральным законодательством. Обращение в суд возможно в случае непринятия мер или их затягивания, что и было доведено мною до депутатов ЗакСа. Что касается решения о роспуске, то, думаю, до этого дело не дойдет.

ИЗВЕСТИЯ: Самые большие проблемы в Петербурге с какого рода преступлениями?

ЗАЙЦЕВ: Прежде всего это уличная преступность - количество грабежей и разбоев растет, а раскрываемость падает. Серьезно стоит проблема бытовой преступности. До 40 процентов всех убийств совершено на бытовой почве. Зачастую известны адреса этих неблагополучных жилищ. Там преступления повторяются настолько систематически, что давно пора принять меры упреждающего характера. Мы будем привлекать этих граждан к административной ответственности или даже возбуждать уголовные дела по угрозе убийством, по причинению побоев. И заставим работать над этой проблемой участковых, муниципальную власть, домкомы. Участковых надо вернуть на участки, чтобы они там и жили, и опорные пункты у них там были, на связи должны быть и консьержи, и дворники.

Кроме этого, есть вопросы борьбы с коррупцией, вопросы взяточничества. Сложная обстановка с наркопреступностью, есть вопросы, связанные с преступлениями против иностранцев...

ИЗВЕСТИЯ: На ваш взгляд, это нацизм или хулиганство?

ЗАЙЦЕВ: Я бы не сказал, что все эти преступления совершены скинхедами, неонацистами, - хулиганствующих молодчиков, к сожалению, на улице достаточно. Порядка 400 преступлений, где потерпевшими являются иностранцы, мы зарегистрировали в прошлом и в этом году. Есть убийства, причинение тяжкого вреда здоровью, грабежи... Некоторые преступления явно совершались на межэтнической почве. Их не так много, и драматизировать ситуацию не надо.

Сейчас мы очень серьезное внимание уделяем этому вопросу. В этом году прокуратура возбудила 17 уголовных дел, связанных с нетерпимостью к нерусским, неславянам. Сейчас расследует прокуратура города четыре таких дела, мы поднимаем события прошлого года. Есть дело "Шульц-88". Недавно у городского суда был организован несанкционированный пикет с нацистскими лозунгами. Мы тут же среагировали и возбудили уголовное дело.

ИЗВЕСТИЯ: Все прокуроры говорят, что надо бороться с коррупцией. Но уголовных дел, показывающих, что эта борьба ведется системно, нет.

ЗАЙЦЕВ: Да, уровень выявления этих преступлений недостаточен... Хотя выявляются сотрудники контролирующих и правоохранительных органов, берущие взятки, злоупотребляющие своими служебными полномочиями. Все это есть. Но массированного наступления на коррупцию пока не происходит. Причин здесь много. Есть и нежелание у определенных работников что-то менять, есть и неверие в положительный исход дела, есть и несогласованность действий, есть и пробелы в законодательстве... Работу в этом направлении будем наращивать.

ИЗВЕСТИЯ: Вы согласны с тем, что коррупция - это система, а не жадность отдельных исполнителей?

ЗАЙЦЕВ: Согласен, это не секрет. Но зачастую сами люди, вынужденные платить, не хотят никого разоблачать. Почему - вопрос. Часть людей эта ситуация полностью устраивает, часть - не верят ни во что, а часть не хотят себе проблем создавать. А без их помощи бывает чрезвычайно сложно выявить коррумпированного чиновника.

ИЗВЕСТИЯ: Системе можно противопоставить только другую систему - борьбы с явлением. ..

ЗАЙЦЕВ: Да, это так, но наряду с усилением правоохранительной деятельности государство должно держать руку на пульсе и создавать условия, невыгодные для развития коррупции, а не наоборот - плодить чиновников и контролеров.

ИЗВЕСТИЯ: Может быть, пригодится грузинский опыт, когда пришла новая команда гаишников, а всех старых просто уволили, а новым повысили зарплату?

ЗАЙЦЕВ: Трудно сказать. Для России, наверное, это невозможно. Масштаб страны не тот.

ИЗВЕСТИЯ: Знакомые милиционеры часто говорят, что если 10 человек из ГУВД уволить, а их зарплату дать одному, то он один будет эффективнее действовать, чем те 9, которые ходят с палками и обирают уличных торговцев.

ЗАЙЦЕВ: Вопрос серьезный. Однозначно, что нужно заинтересовать сотрудников, защитить их социально, поднять зарплату. Сегодня пока в ГУВД некомплект личного состава, и желающих там работать немного, потому что тяжело работать в условиях постоянных перегрузок, повышенной криминогенности обстановки, антитеррора, командировок в Чечню, испытывать колоссальные трудности в бытовых условиях и получать за свой труд 3,5 тысячи рублей. Отсюда, кстати, и коррупция, и использование служебного положения. Я никого не оправдываю, просто констатирую ситуацию.

ИЗВЕСТИЯ: Как вам работается в Петербурге?

ЗАЙЦЕВ: Очень интересно работать. Мне интересно узнать город и быть полезным для него. Я вижу те ниши, где можно что-то предпринять. Чтобы помочь населению, чтобы оно ощутило, что мы не зря тут сидим, чтобы люди видели и чувствовали, что можно в любое время обратиться в прокуратуру, и она защитит. Я знаю, что ко мне непросто пробиться, к сожалению. Насколько позволяет время, отведенное для приема, принимаю всех. И поднимаем даже старые, устоявшиеся уже жалобы, потому что люди остались когда-то недовольны, а сейчас пробуют - может быть, новый прокурор что-то решит. ИЗВЕСТИЯ: Вы уже перевезли семью?

ЗАЙЦЕВ: Нет, пока еще не привез, еще некуда привозить.

ИЗВЕСТИЯ: У вас нет квартиры, где вы живете?

ЗАЙЦЕВ: Живу в гостиничном комплексе, так скажем.

ИЗВЕСТИЯ: Вы уже бывали в петербургских театрах, музеях, гуляли в задумчивости по гранитным набережным?

ЗАЙЦЕВ: Нет, к сожалению. Не скажу, что нигде не был, я, конечно, ходил и в музеи, когда приезжали ко мне сынишка с супругой, на выходных культурную программу, насколько мог, я им составил. Город такой, что можно всю жизнь жить и все время что-то познавать. В целом, конечно, с досугом сейчас проблема...

Сто или пятьдесят Законодательное собрание опаздывает с определением будущей численности депутатов  »
Юридические статьи »
Читайте также