Невозвратная собственность Дворцы и их владельцы -- внутреннее дело России

Вчера в агентстве "Росбалт" прошел круглый стол "Реституция. Приглашение к диалогу". Потомки дворянских фамилий и представители общественных организаций пытались наладить конструктивный разговор с городской властью о возмещении экспроприированной когда-то собственности. Выяснилось, что такой диалог если и возможен, то в неопределенном будущем. Когда вся собственность уже, возможно, будет продана другим заинтересованным лицам.

Первый круглый стол на эту тему прошел в "Росбалте" в апреле этого года. С тех пор из уст руководителей страны и города прозвучало несколько заявлений о том, что памятники архитектуры и культуры все-таки будут продаваться. И даже появились списки, в которых фигурирует около сотни таких петербургских объектов. Организаторы и участники вчерашнего мероприятия надеялись, что чиновники Смольного внесут ясность в этот процесс или хотя бы выскажут свое мнение по поводу перспектив реституции в Северной столице.

Однако надежды не оправдались. Представлявшая КУГИ Ольга Захарова сказала лишь, что "на сегодня соответствующего закона нет, а как только появится, мы его выполним". И посоветовала бывшим законным собственникам земель и строений участвовать в аукционах на общих основаниях. При этом начальника сектора недвижимости комитета по культуре горадминистрации Галину Архипенко вполне удовлетворяет то, как сейчас содержатся Шереметевский и Строгановский дворцы, Дом Набокова и здание Елисеевского магазина. Поэтому нет никакого резона возвращать их бывшим собственникам.

Депутат Госдумы -- член фракции "Родина" Александр Чуев не прибавил наследникам оптимизма, сообщив, что подготовленный им законопроект о реституции был отозван автором, поскольку "не настало для него время". Теперь депутат "заходит с другого конца" -- подает поправку к Земельному кодексу РФ , оставляющую лазейку для собственников претендовать на возвращение экспроприированной собственности. (Впрочем, речь идет лишь о земельных участках.)

Секретарь некоммерческого партнерства "Наше наследие -- Санкт-Петербург" Константин Троицкий попытался развеять "три связанных с реституцией мифа". Первый из них -- о том, что до революции основными собственниками в России якобы были дворяне и буржуазия. Господин Троицкий утверждает, что в разных регионах страны от 20% до 40% рабочих владели недвижимостью. А в руках русских крестьян и казаков к 1916 году находилось около 172 млн десятин собственной земли. Мифы же о том, что реституция приведет к социальному взрыву и что она обойдется слишком дорого государству, господин Троицкий опроверг одной фразой: "Любая проблема, если над ней как следует не работать, приведет к взрыву".

Одно из направлений дальнейшей работы указал активист петербургского отдела Российского имперского союза-ордена Андрей Сорокин. Он напомнил, что реституция вовсе не означает непременного возврата потомкам бывших собственников имущества "натурой": можно подумать о денежной компенсации или о предоставлении равнозначного эквивалента. Можно даже выпустить для жертв экспроприации -- так сделали в Латвии и Венгрии -- специальные ценные бумаги, имеющие хождение на фондовой бирже.

Немало было сказано и о моральной стороне дела. Например, о том, что, поступив с потомками "по совести", власть повысит инвестиционную привлекательность экономики как страны, так и Петербурга. Однако, как убедились на собственном опыте гости из Московского купеческого собрания, в суде эти аргументы не проходят. Иски по реституции не принимаются, и связываться с ней не желает даже Европейский суд, считающий, что это внутренние дела России. Сторонникам реституции остается уповать на специальную комиссию по разработке концепции прав собственников, в которую могут войти парламентарии, чиновники и общественность. А до ее созыва просят объявить мораторий на распродажу потомственных особняков и имений.

Мария Олькина

ООН узаконила деловую электронную корреспонденцию  »
Юридические статьи »
Читайте также