Есть такая обязанность: говорить правду губернатору можно ли верить чиновникам, проводящим конкурсы?

С нового года у главы комитета финансового контроля Смольного Дмитрия Буренина добавилось полномочий -- его комитету в рамках реформы системы госзаказа передан контроль за проведением всех городских конкурсов. О том, какую степень субъективизма устроителям конкурса можно простить, а какую -- нет, Дмитрий Буренин рассказал "Городу".

-- Как вы умудряетесь делите поляну со своими бывшими коллегами из Контрольно-счетной палаты?

-- Есть три вида контроля -- предварительный, текущий и последующий. Контрольно-счетная палата осуществляет часть предварительного и последующий контроль. Мы занимаемся текущим контролем, который КСП проводить не может, поскольку не имеет рычагов оперативного влияния на чиновников. А у нас такие полномочия есть -- комитет финансового контроля напрямую подчинен губернатору, по нашим отчетам решения принимаются сразу и жестко. Говоря простым языком, наша обязанность -- доносить до губернатора правду.

-- И кого вы проверяли в первый год своей работы?

-- В первую очередь наши проверки касались деятельности органов власти в жилищно-коммунальной сфере. По результатам проверок сделаны серьезные выводы, ряд чиновников вынуждены были расстаться со своими должностями.

-- Кто, например?

-- Одной из первых наших проверок был анализ ситуации с ЖКХ в Красногвардейском районе. Если вы помните, через некоторое время руководитель этого района ушел со своей работы. Поставлено на вид многим руководителям ГУЖА, некоторые из них также потеряли свои кресла. Сейчас зарплаты чиновников от ЖКХ достаточно велики для того, чтобы мы могли требовать от них качественной работы.

-- Но непосредственных исполнителей работ, Жилкомсервисы, которые являются коммерческими структурами, вы проверять не можете?

-- Мы постоянно мониторим их деятельность. Жилкомсервисы работают по договорам с ГУЖА, а их мы проверяем постоянно. Были случаи, когда за неисполнения условий этих договоров ряду Жилкомсервисов приостанавливалось финансирование.

-- С этого года у вас появились новые полномочия -- контролировать всю систему госзаказа.

-- Да, новым федеральным законом проведено четкое разделение функций между органом, который разрабатывает конкурсную документацию и проводит конкурс и органом, осуществляющим контроль. В первом случае это главные распорядители бюджетных средств и КЭРПИТ, вот втором случае -- наш комитет. То есть если раньше жалобы участников конкурсов рассматривали сами его организаторы, теперь для этого появился независимый орган.

-- Вы можете запретить чиновникам подписывать контракт с победителем конкурса, если считаете его несправедливым?

-- У участников конкурсов есть 10 дней, чтобы подать жалобу нам. Мы в течение 5 дней должны провести поверку и на это время можем приостановить заключение контракта. Свои выводы мы направляем организаторам конкурса, которые могут с ними согласиться или не согласиться. Но предположить, что кто-то не согласится, сложно, потому что мы, если станем оспаривать результаты конкурса, очевидно будем иметь на это веские основания. Если чиновники все же подпишут контракт, вся ответственность, вплоть до уголовной за нанесение ущерба государству, ляжет персонально на них. Но обращения в суды, я думаю, будут исключениями.

-- Откуда такой оптимизм?

-- У нас создана мощная информационная база, которая позволяет в режиме он-лайн отслеживать цены на приобретаемые городом товары и услуги. Мы можем получать информацию обо всех заключенных контрактах и сравнивать цены -- если все покупают компьютеры по одной цене, а кто-то вдруг купил в два раза дороже, это сразу видно. Одновременно к этой базе будут подключены и чиновники, которые смогут ориентироваться в уровне цен. Вопрос в другом -- часто при проведении конкурса те или иные фирмы отклоняются, поскольку их предложения не соответствуют конкурсной документации.

-- Это честно?

-- Допустим, в конкурсе участвуют три фирмы, но две из них отклонены. С третьей фирмой заказчик может заключить контракт на закупку у единственного источника, но при этом должен проинформировать нас. Наша задача -- выяснить, действительно ли отклоненные участники конкурса не соответствовали конкурсной документации. Еще один вариант -- объявлен конкурс, но ни один из участников не соответствует требованиям. Тогда, чтобы не затягивать процесс и вовремя освоить средства, распорядитель может сам выбрать единственный источник и закупить товар у него. Но мы должны подтвердить, что документация того товара, который он купил, соответствует документации требованиям несостоявшегося конкурса.

-- Вы часто обнаруживаете нарушения?

-- В большинстве случаев наши проверки показывают правоту заказчика. Например, недавно в комитете по здравоохранению проходил конкурс на поставку рентгеновского оборудования для детей. К нам обратился недовольный результатами этого конкурса участник, предложивший цену меньшую, чем победитель. Но мы установили, что жалобщик был не прав, -- конкурсная документация требовала, чтобы делающее снимки устройство двигалось от 105 до 160 см, а у обратившегося к нам поставщика минимальная высота была только 115.

-- Нередко заказчики подгоняют документацию под конкретного поставщика. Например, в случае с рентгеновским аппаратом заказчик может потребовать, чтобы он весил, например, не больше 100 килограммов, поскольку в поликлиники гнилой деревянный пол?

-- Может. И это лежит в сфере ответственности главного распорядителя. Но таким образом функционирует система исполнительной власти, и ничего зазорного здесь нет. Если мы исходим из того, что есть орган власти, созданный выполнять определенные полномочия, у него должна быть и определенная степень свободы в принятии решений. Мы можем просто написать "аппарат, который будет делать рентгеновские снимки" -- к нам придет фирма и предложит самый дешевый аппарат 1956 года выпуска. Что, мы должны его покупать?

-- В конце года у города очень быстро росли остатки на счетах, то есть чиновники не успевали тратить бюджетные деньги. Некоторые говорят, что это вызвано плохой работой системы проведения конкурса.

-- Те, кто это говорит, должны посмотреть на себя в зеркало. У нас были негативные явления, и губернатор давала жесткую оценку по этому поводу -- например, когда ряд школ не были отремонтированы к новому учебному году. Ничто не мешало ответственным за это чиновникам завершить работы к 1 сентября. Аналогичная ситуация с подготовкой к отопительному сезону -- везде все было хорошо и качественно, но в некоторых районах подготовка оказалась сорванной. Не секрет, что по Центральному району было представление прокуратуры, были вопросы к Василеостровскому району. Губернатор обращалась к чиновникам с просьбой повести все конкурсные процедуры за исключением сезонных работ в первом квартале, но не все ее услышали. Я думаю, на эту тему будут определенные выводы.

-- Иногда при проведении конкурсов используется балльная система, при которой победитель оценивается исходя не только из стоимости, но из целого набора характеристик, определенных заказчиком. Это оправданно?

-- Балльная система имеет большую степень субъективизма, и в ее использовании нет необходимости -- главные распорядители в конкурсной документации могут указать конкретные требования к поставщику или товару, которые будут гарантировать их приемлемость по качеству. То есть она оправданна как исключение.

-- Но тем не менее она используется -- например, в комитете по благоустройству и дорожному хозяйству.

-- Мы мониторим комитет по благоустройству и понимаем, что изначально система в этом комитете была построена по квалификационному отбору. Существовали фирмы, которые в состоянии строить дороги, и задача КБДХ была в том, чтобы быстро построить дороги и обеспечить участие всех фирм. Понятно, что если бы не было никаких квалификационных требований, то любой Иванов мог бы организовать фирму, предложить очень низкую цену, и ему не смогли бы отказать. Поэтому в таких конкурсах всегда оценивается, есть ли у участника возможность выполнять работы самостоятельно или он будет привлекать субподрядчиков.

-- А что плохого, если победитель привлечет субподрядчиков?

-- Мы часто сталкиваемся с демпингом, когда подрядчики сначала предлагают очень низкую цену, выигрывают конкурс, а потом пытаются заключить допсоглашения, увеличив сроки и стоимость работ. У нас был пример, когда победитель конкурса демпинговал и выиграл ряд заказов в Московском районе, а потом не смог их выполнить. И только очень жесткая позиция главы района заставила подрядчика, почти что себе в убыток, полностью выполнить все условия конкурса.

-- Почему все-таки субподряд -- это минус?

-- С точки зрения заказчика -- это минус, потому что система управления усложняется: мы не можем напрямую контролировать субподрядчиков, и они перед нами не отвечают.

-- Но если раздавать все заказы только крупным игрокам, вы монополизируете рынок.

-- Есть разные виды работ. Если фирма может благоустроить двор, это не значит, что она в состоянии построить КАД. Субъективный элемент в конкурсной процедуре был, и он остается. Главное -- чтобы этот элемент использовался во благо, а не во зло. Все-таки мы должны относиться к организаторам конкурсов не как к органам, которые хотят кого-то обмануть, а как к органам, которые исполняют государственную функцию.

-- Разве вы, как главный смольнинский контролер, не должны смотреть на чиновников именно с первой -- коррупционной -- точки зрения?

-- Нет. Чем больше я занимаюсь контролем, тем лучше понимаю, что его не должно быть слишком много. Нельзя требовать от чиновника, чтобы он тупо выбирал самый дешевый вариант. Потому что перед ним стоит задача не только законно, но эффективно и рационально выполнить определенную работу и освоить бюджетные деньги. Если заказчик видит, что есть одна фирма, которая просит меньше денег, но в отведенный срок явно не уложится, и вторая фирма, которая хоть и стоит дороже, но сделает все качественно и вовремя, он выберет вторую. И я с ним соглашусь. В конкурсе всегда присутствует доля субъективизма.

Антон Мухин

Дуссманну объяснили, что не в деньгах счастье чиновники Смольного разлюбили немецкую компанию  »
Юридические статьи »
Читайте также